Вы здесь

О сожженных оккупантами и их пособниками Волчьих Норах, что на Слонимщине, долгий период ничего не было известно


Судьбу Хатыни в годы Великой Отечественной войны повторили многие населенные пункты. Некоторым деревням посчастливилось чуть больше — после освобождения они в прямом смысле восстали из пепла. Правда, нередко дома заселялись новыми хозяевами — летопись сожженных деревень начала писаться заново…​


Люди часто становились свидетелями, как догорали их дома, но ничего сделать не могли.

Историки, ученые, краеведы, а также неравнодушные к своему прошлому люди в свое время позаботились, чтобы сохранить память о населенных пунктах, уничтоженных полностью или частично оккупантами и их пособниками. Информация о сожженных деревнях содержится в книгах «Память», вышедших по каждому району. Наиболее основательно поработали исследователи Национального архива Беларуси — результатом их многолетних усилий стала база данных «Белорусские деревни, сожженные в годы Великой Отечественной войны».

Однако ни один из специалистов по теме Второй мировой сегодня до сих пор не назовет конкретную цифру уничтоженных населенных пунктов, а также не скажет, сколько из них было восстановлено и не восстановлено после войны. Ученые констатируют: всего во время оккупации было сожжено свыше 9300 деревень, а не 9200, как было принято считать долгое время. И «сестер» у Хатыни гораздо больше.

Остался только пепел...

Одной из деревень, которая навсегда исчезла с географической карты Беларуси, являются Волчьи Норы. В населенном пункте, расположенном до войны в Слонимском районе, что на Гродненщине, насчитывалось около 190 домов. О том, что в сентябре 1942 года деревню уничтожили оккупанты, а также зверски расправились с ее жителями, долгое время ничего не было известно. Не сказано о трагедии Волчьих Нор ни в Книге «Память», ни в других источниках. Навсегда исчезла деревня и из людской памяти…

Историческую несправедливость восстановили сотрудники Национального архива Беларуси, которые документально подтверждают факт уничтожения деревни и ее населения. Преступления против мирных жителей Волчьих Нор осуществляли солдаты 1-й бригады «СС». С 3 по 16 сентября 1942 года оккупанты, а также их пособники издевались над населением, грабили, забирали на принудительные работы в Германию. А вскоре вообще сожгли деревню.

Это случилось 17 сентября 1942 года. По свидетельству местной жительницы Павловской, которой посчастливилось не оказаться в том жутком костре, в огне погибло 465 человек. Расстрелянных же никто не считал. Гитлеровцы загоняли в дома по 30-40 человек: стариков, женщин, детей. Дома вспыхивали один за другим. Люди умирали мученической смертью. Два дня оккупанты расправлялись с мирными жителями. От деревни, кроме пепла, ничего не осталось...

Павловская была связной партизанского отряда имени Щорса. Перед самым приходом фашистов в деревню она как раз пошла в лес — понесла партизанам сообщение о предыдущем приходе оккупантов. «Когда немцы окружили деревню, сразу начали выгонять людей из домов, — рассказывала партизанская связная. — Номера этой части не знаю, но при первой блокировке их (оккупантов. — уточн. авт.) было около 40 тысяч с лишним. Все солдаты имели нашивки „СС“. Окружив деревню Волчьи Норы, сразу же немецкие солдаты начали ходить по домам, собирать людей, не взирая на возраст, выгонять на улицу и расстреливать, жечь дома. Те, кто пытался убежать в лес, задерживались и расстреливались. Однако прежде немцы прошлись по домикам и подворьям, где забрали все продукты и скотину, которую погнали на станцию Доманово, находившуюся в тогдашней Барановичской области».

Остальных расстреляли в лесу за деревней. Нашли тех, кто прятался. Постигли вражеские пули и людей, которых погнали на станцию Ивацевичи ради отправки в Германию. Семью партизана Василия Снитко — жену, семерых детей, а также других родственников (всего 17 человек!) — заставили взять некоторое имущество и отправили в деревню Любищицы. На местном кладбище всех их и расстреляли. На станции Ивацевичи нашли повешенными двоих мужчин, которые были связными в партизанском отряде. Это были результаты одного из этапов карательной операции нацистов «Болотная лихорадка», которая затронула несколько областей.

Не жалели ни стариков, ни детей

В семье Павловских, кроме партизанской связной, выжили ее четыре брата — только потому, что также были народными мстителями и находились в лесу. В Волчьих Норах оставались их мать, сестра, несовершеннолетний брат, жена брата-партизана с трехлетним сыном. Перед приходом немцев они ушли в лес, однако их быстро нашел враг: семью, в том числе маленького мальчика, расстреляли из пулемета на лесной просеке. Родные разыскали их только через полтора месяца после трагедии, опознали по одежде.

Чудом выжила еще одна жительница Волчьих Нор П. С. Казак. Когда фашисты пришли в деревню, женщина с грудным ребенком успела спрятаться в лесу. Сидели в холодной яме, пока немцы не покинули деревню. А потом и возвращаться было некуда — не уцелело ни одного дома. Временно жили в деревне Коссово. Женщина часто вспоминала своих соседей из волчьих Нор — семью Вачновских. В пламени сгорели муж, жена, а также четверо их детей: всем было менее 9 лет.

Военные преступления гитлеровцев против мирного населения Беларуси.

Местные жители рассказывали, что в Волчьих Норах часто появлялись народные мстители. Здесь находился штаб партизанского отряда имени Щорса. Скорее всего, об этом сообщил гитлеровцам кто-то из своих. Предателей среди местных жителей хватало. Лично стрелял в своих односельчан, а также заживо жег их в домах Федор Бакур. В полиции служил еще один из его братьев. Помощниками у оккупантов были и староста деревни Иван Федорчук, а также его брат Алексей. На их руках — кровь своих же односельчан.

«Черное» дело эсэсовцев

Известно, что во время блокировки Коссовского леса немцы вступили в бой с партизанами. Потери были с обеих сторон. Взятых в плен партизан гитлеровцы расстреливали и вешали. Жестоко расправлялись с местными жителями они и после. В сентябре 1942 года на Слонимщине гитлеровцами были полностью сожжены деревни Акунино, Плешки, Боровики. В каждом из населенных пунктов погибло не менее трехсот человек. «Черное» дело делали все те же эсэсовские части.

В Национальном архиве сохранились протоколы допроса военнопленного 8-го полка 1-й бригады «СС» Курта Шарлаха, участвовавшего в антипартизанской операции в Ивенецком районе в августе — сентябре 1942 года. По его словам, 8-м и 10-м палками «СС» 1-й «СС» бригады в Ивенецком районе были сожжены 6–7 населенных пунктов: Новый Двор, Козлики, Полдорожье и др. Следствие установило, что во время первого допроса немецкий солдат умышленно скрыл в своих показаниях факты совершенных преступлений.

«Нашими батальонами прочесывался лес к западу и северо-западу от города Ивенец, начиная от деревни Камень, в течение 5–6 дней, — рассказывал Курт Шарлах. — В последний день проведенной операции нашему полку был отдан приказ о выселении населения из 6–7 деревень: Новый Двор, Козлики, Полдорожье, Стаськово, других названий не помню, а также примерно из 30 хуторов, которые находились в районе вышеупомянутых деревень. Все, что оставалось в хозяйстве граждан, после эвакуации было приказано сжечь. У населения села было изъято примерно по 2–3 свиньи, также отбирались другие сельскохозяйственные продукты. О зверствах, которые чинились над советскими гражданами в процессе эвакуации из деревень, как и о сожжении советских граждан заживо и их семей, расстрелах, мне ничего не известно».

По словам эсэсовца, в то время, как над мирными жителями совершалась расправа, он со своим взводом находился на дороге, идущей от деревни Камень к деревне Новый Двор. Перед ними стояла задача — задерживать всех советских граждан, которые будут переходить дорогу из одного участка леса в другой. Задержанных в итоге не было.

«После этого в последний день мне был дан приказ со своим взводом выселить население из трех хуторов и сдать их полностью очищенными команде, которая их должна сжечь», — констатировал во время допроса гитлеровец. — Мной были выселены три семьи в составе 20 человек, которые были направлены в деревню Камень. Мы отобрали у жителей хуторов две свиньи и несколько кур. После эвакуации граждан из хуторов населенные пункты были переданы команде из четырех человек, которая сразу же все постройки сожгла. Как горели дома, из которых мы выселяли людей, я видел лично».

«Только наблюдал, как все горело...»

Следствием, которое было проведено после войны, установлено: в этих деревнях, которые упоминал гитлеровец, также было сожжено население. Только в Полдорожье фашистские палачи уничтожили не менее 70 человек, включая детей. Что мог сказать один из убийц мирных жителей? «Мне об этом было неизвестно. Я лично со взводом сжигание советских граждан и их семей не выполнял». Стерты с географической карты населенные пункты, оборванные жизни сотен людей — аргумент, который сложно оспорить. Невозможно!

Однако Курт Шарлах до последнего пытался избежать ответственности. Вот что он говорил следователю: «После выселения мной жильцов из трех хуторов, при сжигании построек их я лично присутствовал. Кроме того, был сожжен хлеб, который находиться в капах еще не обмолоченный. Я со взводом в сжигании людей участия не принимал, а только наблюдал, как все горело. В этой операции командованием было приказано, что во время обысков населенных пунктов в тех домах, в которых будет обнаружено оружие и боеприпасы, их жителей расстреливать, что и выполнялось составом полка, а населенные пункты вообще все сжигать. Населению, которому было разрешено эвакуироваться, разрешалось частично забрать с собой скотину, хлеб и другие сельскохозяйственные продукты питания, все остальное у населения отбиралось».

Согласно показаниям немца, его рота участвовала в эвакуации людей из деревни Новый Двор, население которой было частично сожжено. «Точных данных сказать не могу, так как в это время по приказу командира роты капитана Гофмана совершал выселение соседнего хутора, названия которого не знаю, — всячески оспаривал свою причастность к расправе над мирными жителями эсэсовец. — На хуторе мной была выселена одна семья в составе 5–6 человек, а затем сожжены все постройки. Кроме того, моим взводом было сожжено еще сено, находившееся в скирде. Выселили население в деревню Камень».

По словам Курта Шарлаха, в Волчьих Норах, полностью сожженных фашистами, было уничтожено 30 человек. По свидетельству же местных жителей, жертв было гораздо больше — только в огне погибло 465 человек. И это история всего одной белорусской деревни…

Вероника КОНЮТА,

Вячеслав СЕЛЕМЕНЕВ, кандидат исторических наук.

Название в газете: Вёска, якая знікла з людской памяці

Выбор редакции

Политика

Кризис на границе. Вся оперативная информация на четверг

Кризис на границе. Вся оперативная информация на четверг

Оперативная информация с белорусско-польской границы.

Общество

Ольга Чемоданова: «Если случилась беда — идите туда, если можете помогать — помогайте»

Ольга Чемоданова: «Если случилась беда — идите туда, если можете помогать — помогайте»

Еще недавно Ольга Чемоданова считалась лицом белорусской милиции.

Общество

«Красная линия» для двух женщин. Могут ли свекрови и невестки жить дружно?

«Красная линия» для двух женщин. Могут ли свекрови и невестки жить дружно?

Отношения со своей матерью и свекровью — это две совершенно разные истории.

Политика

Кризис на границе. Вся оперативная информация на среду

Кризис на границе. Вся оперативная информация на среду

Оперативная информация с белорусско-польской границы.