Вы здесь

Окрестности универсама «Рига» и площади Бангалор — белорусский Монмартр… почему бы и нет?


Минск накопил много историй, оброс легендами, связал со своими двориками судьбы известных людей, спрятал в разных уголках всевозможные сюрпризы. И сегодня столичные экскурсоводы пытаются вытащить все это на поверхность и показать путешественникам нашу столицу с новой стороны. Даже те места, которые еще сотню лет назад были окраиной города, сегодня уже могут стать интересными пунктами притяжения для туристов, как, например, окрестности универсама «Рига» и площади Бангалор.


Сюда не приезжают экскурсионные автобусы, вообще этот район остается без внимания гостей и жителей столицы, и даже горожане могут не знать всех его секретов. Но этот уголок Минска, который журналисты окрестили «белорусским Монмартром», достоин того, чтобы по нему погулять часок-другой с историком, музейщиком и экскурсоводом Павлом Королевым.

Болотно-лесное прошлое

Если пройтись по улице Некрасова, можно попасть к местам, где раньше находилась болотная станция и ученые вели исследования. Здесь было Комаровское болото, ставшее одним из самых первых осушенных в Российской империи в научных целях. Исследователи наблюдали за тем, что можно делать с отвоеванной у трясины землей, какие культуры выращивать.

Неподалеку — на Комаровском выгоне — в 1911 году прошли первые в Минске показательные полеты, на которых выступал авиатор Сергей Уточкин. На самом деле попытка сделать авиашоу была и на год раньше, но тогда она оказалась неудачной, аэроплан неопытного пилота помчался на людей. Именно поэтому в 1911 году к опасному месту скопления людей выехал автомобиль скорой помощи. И это был первый выезд кареты медиков. Кстати, в Минске санитарная машина начала курсировать раньше, чем в Москве, Петербурге, Киеве и Дрездене.

На Бангалор раньше вела улица Богдана Хмельницкого, которая была одной из самых широких в послевоенные времена, рядом с ней располагался частный сектор. Улица Сурганова (точнее, тот ее кусок, который начинается от Якуба Коласа и ведет к знаменитому универсаму) создавалась в 70-х годах прошлого века. «Ригу» же построили в 1980-м к Олимпиаде, ведь в Минске проходили отдельные соревнования.

Сегодня трудно представить, что этот застроенный «панельками» уголок еще в послевоенные годы был окраиной Минска, а чуть более сотни лет назад вообще вся его земля была под Комаровским лесом, в который (по описаниям Сергея Песецкого, известного автора «Записок контрабандиста») днем даже «фраеры» не любили заходить, а представители охранных органов заглядывали только вооруженными группами. От того огромного леса на сегодня остались только куски, да и те приобрели цивилизованный городской вид — парк Челюскинцев и Севастопольский сквер.

«Раскинутый на горах и кручах Минск почти со всех трактов или въездов обнаруживает великолепный вид, но особенно открытый и живописный вид от въезда Борисовского, начиная от Комаровки. Перед вами разворачивается панорама нескольких гор, холмов и крутых обрывов, усеянных искусственными и натуральными газонами, большими садами, оранжереями, чудесными клумбами», — описывал те места знаменитый странник, этнограф Павел Шпилевский. При этом он отмечал, что окрестности славятся густым сосновым лесом, швейцарскими домиками и маслобойнями.

Немудрено, что такой уголок в начале прошлого века облюбовали дачники. Это были времена настоящего дачного бума, которому поспособствовали медики, что для лечения туберкулеза прописывали свежий воздух. Сначала самыми дачными были такие места, как Ждановичи, Ратомка, Заславль, но когда собственники домиков сильно накрутили цены, появились и новые предложения — в Курасовщине, Серебрянке и на Комаровке. 120 лет назад даже существовал кодекс дачника. Правила поведения были прописаны отдельной книжечкой. В то время на дачах не стояли в «трениках» над грядами с лопатами. Красиво одетые дамы и застегнутые на все пуговицы кавалеры сидели в беседках или неторопливо гуляли. Кодекс предписывал всегда слушаться хозяйку. В то время считалось неприличным делать сюрпризы для хозяев дач. Даже если хозяева сами предложили у них погостить, с первого их призыва на дачу не ехали. Порядочные люди ждали второго-третьего приглашения. Именно на одной из Комаровских дач Якуб Колас встретился с издателем «Нашай нівы» Власовым, который пригласил писателя в газету.

Самая короткая улица

По другую сторону Северной улицы (ныне Якуба Коласа) начинался Пушкинский поселок, от которого сегодня сохранилось всего пять ветхих домов. Эта окраина довоенного Минска в годы Великой Отечественной войны пережила страшную трагедию — здесь в лагере военнопленных страшной смертью от голода, холода, болезней и тяжелой работы гибли тысячи людей. Сегодня о тех ужасающих событиях напоминает памятник на перекрестке улиц Якуба Коласа и Калинина. Сохранилось и несколько немецких дотов, которые фашисты хотели использовать в 1944 году, когда Советская армия пойдет освобождать Минск.

С десяток лет назад было и еще одно памятное место — за магазином «Музыка», где раньше размещалась организация, которая выплачивала компенсации тем, кто был вывезен на принудительные работы в Германию. Там стоял старый вагончик — в таких вывозили жертв. И хотя вагончика не осталось, здесь еще можно увидеть стену, на которой изображен пейзаж одного из немецких городов, в который также попадали невольники и где есть несколько советских захоронений.

Комаровка в годы войны прославилась своим сопротивлением. Немецкие газеты писали, что там шли облавы на подпольщиков. На одном из современных домов по улице Восточной висит табличка, сообщающая, что на этом месте в годы войны находилась конспиративная квартира подпольщиков — отца и сына Омельянюков, погибших весной 1942 года. Владимир Омельянюк был редактором подпольной газеты «Звязда».

Не осталось названий, которые за военным временем носили здешние улицы. Одна из них была названа в честь Фабиана Шантыра, мужа Зоськи Верас — одного из первых революционеров, который был расстрелян в 1920-х годах. Еще одна из улиц чествовала имя лингвиста Иосифа Лесика. А также были улицы, посвященные Алесю Гаруну и Винценту Дунину-Марцинкевичу.

Зато сохранилась самая короткая улица Минска — Библиотечная, на ней разместилось всего одно здание, и это не библиотека.

Обитель творцов

Этот район стал настоящим художественным центром. Здесь находятся дома и мастерские художников, неподалеку — Академия искусств, много интересных мероприятий проводит Центр современных искусств. Одну из улиц (Некрасова) в конце прошлого века художники прозвали «дорогой жизни». Дело в том, что здесь находился художественный комбинат, куда в советское время творцы несли свои работы. Именно комбинат организовывал выставки, «раскручивал» и продавал картины. А художники уже шли сюда за своими гонорарами. Иногда они отдыхали в парке, который находится рядом с универсамом «Рига». Между прочим, это место иногда в шутку звали сквером Эмиля Зайцева — художника, который мог целый день проспать здесь на лавочке.

По улице Сурганова, 42 и 44 расположились дома, построенные в 1970-х годах, куда заселялись художники и ученые. Когда отмечалось 60-летие революции (при Машерове), это был шикарный подарок творцам. До сих пор мастерские, расположенные в «доме художников», считаются одними из лучших в столице — здесь большие окна и высокие, под четыре метра, потолки, и даже лестничные проемы делались так, чтобы можно было перемещать большие картины. Немудрено, что в начале 2000-х к этой площади появились свои интересы у предприимчивых лиц. Даже были планы, как перестроить такие помещения под офисы или крутые квартиры, где благодаря перегородке можно добавить второй этаж.

Вывески подскажут имена лиц, что здесь жили. Так, вы можете увидеть доску в честь Анатолия Аникейчика, который является автором памятника Янке Купале в столичном парке. Рядом — вывески Александру Кищенко и Павлу Масленникову. В этом районе были мастерские Леонида Щемелева, Владимира Толстика, Андрея Заспицкого…

А теперь упомянем, что неподалеку находится дом-усадьба Савицкого, мастерская Бембеля и Союз художников. Сразу приходит мысль, что, если бы здесь поставить несколько памятников белорусским художникам или инсталляциям, связанным с их творчеством, мог бы получиться район, по которому можно водить туристов и рассказывать о культуре нашей страны. Тем более, что места связаны и с музыкой. Так, на улице Богдана Хмельницкого ресторан «Созвездие» в 1970-х годах был показательной площадкой, которая свидетельствовала, что в БССР есть свой рок. Первый на территории бывшего Советского Союза биг-бит фестиваль прошел в Минске, в здании радиотехнического института, в 1968 году. Молодежь, чтобы попасть на него, штурмовала учебный корпус — пробиралась через крышу, окна, туалеты.

И как не вспомнить про Владимира Мулявина и знаменитых «Песняров» — стоит только пройти на улицу беды, где жил музыкант…

Елена ДЕДЮЛЯ

Выбор редакции

Политика

В ответе за историческую память

В ответе за историческую память

«Мы только сейчас начинаем осознавать и подходить к оценке реальных масштабов гибели наших людей от рук фашистов и их пособников в годы войны».

Общество

В зоне риска. Как пожилым людям уберечься от СOVІD-19

В зоне риска. Как пожилым людям уберечься от СOVІD-19

Наилучшим способом профилактики является прививка от COVІD-19.

Политика

Кризис на границе. Вся оперативная информация на четверг

Кризис на границе. Вся оперативная информация на четверг

Оперативная информация с белорусско-польской границы.