Вы здесь

Олег Сильвестрович: «Наркотики — зло, приносящее боль людям во всем мире»


Впервые о проблеме наркомании в Беларуси заговорили в начале 1980-х годов, когда были зафиксированы факты массового злоупотребления наркотиками среди молодежи Светлогорска. Вступление ряда стран Восточной Европы в Евросоюз обернулось для нашего государства и резким увеличением внешней наркоугрозы. Благодаря своему географическому положению, развитой транспортной инфраструктуре, а также открытой границе с Россией, Беларусь все чаще используется наркодилерами как наиболее выгодный транзитный коридор для перемещения запрещенных психотропных веществ.


Однако редко когда им удается избежать ответственности. За годы службы сотрудники милиции научились не только вычислять наркопреступников, а даже прогнозировать их действия. Как это удается в условиях, когда большинство наркотиков реализовывается через интернет, а также почему на хитрости наркопреступников попадают дети, накануне 25-летия структуры рассказал начальник Главного управления по наркоконтролю и противодействию торговле людьми Министерства внутренних дел полковник милиции Олег СИЛЬВЕСТРОВИЧ.

— Олег Константинович, если сравнивать с человеком, 25 лет — это уже не ребенок, но и об определенном жизненном опыте говорить еще рано. Что сделано за время существования управления, чем гордитесь?

— В первую очередь мы гордимся своим коллективом. За любым результатом стоят люди. Они привержены своему делу, даже несмотря на специфику нашей деятельности, которая иногда и в ущерб семейным отношениям. Работа по наркоконтролю и противодействию торговле людьми, как правило, вечерняя. Люди, которые реализовывают наркотики, в основном, чтобы укрыться, стараются воспользоваться темнотой. Но и нам нужно оставаться незамеченными. Время идет — меняются методы, формы нашей деятельности. Если раньше, примерно в 90 % случаях наркотики передавались из рук в руки, то сейчас (около 80 % случаев) они распространяются путем закладок, используется при этом интернет.

— И это, безусловно, усложняет вам задачу...

—Причем кардинально. Распространители наркотиков используют зашифрованные предложения, как правило, разработанные спецслужбами. Методов и способов этих расшифровок у нас, как и у любой разведки мира, пока нет. Между тем мы тоже не стоим на месте. Руководство нас поддержало, и сейчас в каждом областном регионе созданы отделы разведки, результаты работы которых из года в год доказывают, что это решение было принято неслучайно.

— За это время, которое идет только на то, чтобы подтвердить причастность человека к распространению наркотиков, наверное, можно раскрыть не одно другое правонарушение?

— Да, в нашей деятельности своя специфика — наркотики надо доказать. В любом случае, они должны быть обнаружены при злоумышленнике. Или следует собрать все доказательства, свидетельствующие, что конкретный наркотик принадлежит тому или иному лицу. В ходе процесса может выясниться, что такие случаи не единичны, поэтому правонарушителям на определенное время удается избежать ответственности. Однако, как показывает практика, ненадолго: жажда легких денег преобладает над разумом.

— Беларусь долгое время являлась заслоном от поступления наркотических средств в соседние государства...

— Мы и сегодня четко фиксируем каналы поступления наркотических средств, проводим большой системный анализ по международным преступникам, контролируем их перемещение. В рамках выявления и установления лиц, которые эти каналы организовывают, проводим совместные мероприятия с погранкомитетом, плотно взаимодействуем с таможней. У нас есть яркие примеры предыдущих задержаний, в ходе которых была изъята самая большая партия героина за историю существования управления (около 600 килограммов). Нам удалось задержать всех организаторов международной организованной преступной группы, которая планировала доставить наркотик в Европу. В настоящее время по этому процессу проходят судебные заседания. Наркотики — зло, приносящее боль людям во всем мире, и, независимо от политических обстоятельств, мы делали и будем продолжать делать свое дело.

— Не осложняет ли взаимодействие с другими странами ситуация, которая в последнее время происходит вокруг Беларуси?

— Конечно, усложняет. Те европейские государства, с которыми мы соседствуем, ограничили с нами свое общение, закрыли границы. Естественно, это негативно сказывается на любой организации, проводящей оперативно-розыскные мероприятия. Только бандиты пользуются этим.

— Нестабильная обстановка сейчас и в Афганистане, который является родиной героина. Стоит ли нам опасаться роста поступления наркотиков с этого направления?

— Ситуацию в Афганистане мы держим на контроле. Вскоре будем встречаться с представителями государств, соседствующих с этой страной. Уже просчитываем риски, что оттуда может увеличиться поток наркотических средств. Если раньше мы опасались героина, то сейчас есть проверенная информация, что из Афганистана начали поступать и психотропные вещества. Возможно, в них организованы лаборатории, откуда будут осуществляться попытки поставить наркотики в другие страны. Беларусь — не исключение. С коллегами из ОДКБ и ШОС мы будем на эти ситуации влиять.

— Благодаря тем профилактическим мероприятиям, которые проводите, удалось ли стабилизировать обстановку на внутреннем рынке? Возможно, уменьшилось количество смертельных случаев?

— Еще в 2019 году статистика шла на убыль. Мы понимали, что это результат нашей работы: с профилактическими разговорами мы выезжаем в учебные заведения, трудовые коллективы, демонстрируем соответствующие фильмы, запустили ролики на радиостанции. Мы рассматриваем не только тех, кто находится в зоне риска, — учащихся и студентов, работаем и с родителями, чтобы они могли быстрее заметить эту проблему и повлиять. Однако есть ряд факторов, свидетельствующих о том, что наркоугроза сохраняется. Количество передозировок со смертельным исходом, к сожалению, в некоторых регионах страны увеличивается. Если взять последний пятилетний период, то не существенно. 70 % отравлений, а также передозировок со смертельным исходом происходит от употребления метадона. Как правило, жертвами наркотика становятся лица 25-30 — летнего возраста, которые ранее были судимы или состояли на учете — в основном это наркоманы со стажем, которые знают о последствиях, но все равно приобретают и употребляют наркотики.

— А некоторые, чтобы избежать ответственности, придумывают новое психотропное вещество...

— В этом плане Беларусь, в отличие от других постсоветских государств, создала систему, которая довольно эффективно функционирует. Независимо от того, есть у нас сам наркотическое средство или нет, мы имеем его название и формулу. Готовится письмо, направляется в Государственный комитет судебных экспертиз, и его представители вносят этот наркотик в перечень запрещенных веществ. Эта процедура может занимать не более трех дней. В других странах подобное решение принимается в течение от нескольких месяцев до полутора лет. Раньше, несомненно, такая проблема была и у нас. Сегодня, когда мы что-то изымаем и при проведении экспертизы не знаем, что это (правда, в последнее время я не слышал о таком), вещество автоматически будет включено в перечень запрещенных.

— Повлияла ли на темпы распространения наркотиков пандемия?

— Однозначно. Границы закрылись — сложнее стало поставлять наркотики. Они сразу выросли в цене. Интернет-магазины, занимающиеся реализацией наркотических средств, почувствовали дефицит в поставке товара и начали перекупать его друг у друга в пределах страны. Появились те, кто, несмотря на ограничения, пытался поставить наркотики из-за рубежа. Мы этих людей фиксировали и вместе с погранкомитетом задерживали. Ковид повлиял и на крупный наркотрафик: транспорт ходил реже, более пристально осуществлялся уход, поэтому организаторы опасались направлять запрещенные вещества через нашу страну. Однако через некоторое время эти попытки все равно осуществлялись. Изъятие крупной партии героина таможенным комитетом — тому свидетельство.

— Почему в погоне за легкими деньгами люди не всегда осознают ответственность, которую понесут за свои действия?

— Среди тех, кто организовывает распространение наркотиков, есть очень тонкие психологи. Пользуясь доверчивостью людей, они внушают им, что занимаются безопасным видом деятельности. В любом предложении, которое они распространяют через социальные сети, фиксируются зарплаты с большим количеством нулей. На самом деле все происходит по-другому. Прежде чем дать задание разложить наркотик, для того чтобы быть уверенным, что человек их не обманет и не воспользуется им сам, требуют что-то в залог: например, паспортные данные, которыми, если что-то пойдет не так, будут шантажировать. Организаторы не доплачивают умышленно, так как хорошо понимают, что каждый закладчик работает недолго: на него быстро выходит милиция. Закладчики в наркобизнесе — расходный материал. Причем кураторы сами могут выдать их правоохранительным органам. Для них абсолютно неважна судьба человека. Их не интересует, что у него есть семья, что он получит большой срок и не скоро выйдет на свободу. Их волнуют только деньги. Однако раньше или позже наркодилеры понесут ответственность за свои преступления.

— Только судьба человека уже будет сломана. Причем нередко это касается и совсем молодых людей...

— Бытует мнение, что к реализации наркотиков подростков подталкивает юношеский максимализм. Конечно, этого нельзя исключать. Есть даже предложение установить уголовную ответственность за сбыт наркотиков с 16 лет (сейчас с 14). Мы против, так как реализаторы этим обязательно воспользуются. В нашей практике уже есть случай, когда 13-летний подросток избежал ответственности только из-за того, что он не достиг соответствующего возраста. Когда парню исполнилось 14 лет, он переехал из своего региона в Минск, поступил учиться в среднее специальное учреждение, нашел себе двоих товарищей и организовал сбыт наркотиков. В результате был задержан и привлечен к ответственности.

— Что подталкивает подростков на нарушение законодательства?

— Каждое задержание того или иного несовершеннолетнего анализируется. Проблема в том, что родители не знают, чем занимаются их дети. Как показывает практика, мамам и папам вследствие загруженности не хватает времени на своих потомков.

— Если затронуть другую сторону деятельности управления — противодействие торговле людьми, — даже судя по ленте новостей, здесь ситуация складывается лучше...

— В этом направлении в последнее время преобладают преступления, связанные с сексуальной составляющей. Трафикеры, находящиеся в других государствах, пытаются найти живой товар в лице белорусских девушек. Как правило, происходит это обманным способом: пообещав работу той же официантки, девушек привлекают за границу, где заставляют заниматься проституцией. Стоит отметить, что те, кто на это соглашается, принимают такое решение добровольно. Лиц, осуществляющих попытки заманить за границу наших девушек, мы задерживаем и доказываем их причастность к торговле людьми. Случаи, связанные с трудовой эксплуатацией граждан, у нас практически отсутствуют.

— Зато все чаще приходится слышать о задержании милицией педофилов, включая «серийных».

— За 8 месяцев этого года выявлено 629 преступлений против половой неприкосновенности или половой свободы несовершеннолетних. Установлено 506 детей, включая 245 малолетних, ставших жертвами педофилов. Часто за такими преступлениями стоят родственники или лица, совместно проживающие с несовершеннолетними. Выявление фактов сексуальной эксплуатации детей осложняется нежеланием некоторых взрослых и самих жертв преступления рассказывать о произошедшем насилии. Они объясняют это тем, что если информация станет кому-то известной, то репутация несовершеннолетнего и семьи, где он воспитывается, будет испорчена. Это положительно воспринимается педофилами, которые продолжают совершать аналогичные преступления в отношении других детей. Ради своих целей злодеи активно пользуются современными технологиями, поэтому родителям следует обращать внимание на то, чем занимаются их дети в интернете.

Вероника КОНЮТА

Выбор редакции

Общество

Инновации в строительной науке. Как создать то, что никто до сих пор не создавал?

Инновации в строительной науке. Как создать то, что никто до сих пор не создавал?

Строительные идеи разрабатываются в лаборатории одного брестского ученого.

Спорт

Алексей Хатылев: От Пекина не стоит ждать быстрых секунд

Алексей Хатылев: От Пекина не стоит ждать быстрых секунд

Вскоре в Пекине зажжется огонь XXІV зимних Олимпийских игр.

Общество

Белоснежные мечты. Почему на Новогрудчине вытинанку называют выбиванкой

Белоснежные мечты. Почему на Новогрудчине вытинанку называют выбиванкой

Бумага стала отличной альтернативой дорогим ажурным тканям.