Вы здесь

Художник Михаил Левкович: Каждую картину я «прохожу» душой


Привлекательность искусства в том, что оно никого не оставляет равнодушным. Каждый найдет для себя что-то интересное: картины, которые западают в самое сердце, необычные судьбы художников… На одной выставке можно вполне ощутить безграничную силу человеческого таланта и произведений, которые он рождает. «Звязда» вместе с галереей «АртХаос» решили познакомить всех с этой силой.


Жизненная и творческая судьба (если, конечно, эти понятия можно разделять) Михаила Левковича похож на сценарий фильма, в котором главный герой, преодолевая все препятствия, слушая сердце, идет к своей цели. Известный художник-акварелист, преподаватель реалистической живописи, сегодня маслом пишет абстракции. Однако обо всем по порядку.

Лыжи, завод, армия

Родился Михаил Левкович в деревне Язно Миорского района. С детства мечтал быть художником, родители творческие способности сына поддерживали. «Я долго упрашивал папу купить мне лыжи. Пока однажды к нему не пришел друг. И отец сказал: если хорошо нарисую дядю Фокстрота (интересная кличка), то купит лыжи. А у него такая внешность выразительная была, ну я и нарисовал. Отец слово сдержал. Так я заработал свой первый гонорар», — вспоминает Михаил Васильевич.

Несмотря на весь творческий потенциал, участие в кружках фотографии и рисования, литературно-театральном, после восьмого класса парень решает за компанию с другом поступать в нефтяной техникум. «Мне все учителя в один голос говорили „Миша, не твое“. Ну куда там, мы же максималисты, как и каждое молодое поколение. Поэтому сегодня я спокойно отношусь к молодежи, которая не принимает совета. Каждый должен сам упасть на землю, чтобы почувствовать, что она твердая. Поступаю в техникум, нас ведут на техническую территорию, а люди там все в нефти, в мазуте, чумазые. Через месяц понял, что это не мое, забрал документы и вернулся в школу. Директор встречал как блудного сына», — рассказывает Михаил Левкович.

Мечта стать художником оказалась сильнее всего. Но на то время поступить на художественно-графический факультет Витебского университета было очень непросто. Одного природного таланта оказалось недостаточно — нужна была соответствующая подготовка. Написанное на тройку сочинение во время вступительных испытаний помешало стать студентом и помогло стать солдатом. Как рассказывает Михаил Васильевич, именно в армии выпал шанс раскрыть творческие способности: «В армии меня назначили художником в Дом офицеров. А моим командиром был капитан Чуян, выпускник Рязанского художественного училища. Я служил в очень живописных Карпатах, а капитан каждые выходные водил нас на этюды. И в армии я впервые увидел классный набор ленинградских акварельных красок и кистей. Их я и сегодня храню. Капитан говорил, что «Левкович с лету схватывает». Когда сам стал преподавателем, понял, как хорошо, когда человек готов всасывать информацию». Из армии он привез справку об окончании двухлетнего курса в студии изобразительного искусства, где овладел различными декоративно-прикладными навыками. Но вступительные экзамены в университет к этому времени уже закончились, и пришлось устроиться художником-оформителем на Новополоцкий завод «Полимир». Однако мысль об образовании не оставляла: «Руководство решило отправить меня на курсы повышения квалификации художников-оформителей и впоследствии сделать заместителем начальника производства по эстетике. Но судьба распоряжается иначе, я хорошо сдаю экзамены в Витебске. Даже сочинение на отлично написал, в армии переписал множество докладов, постановлений пленумов ЦК КПСС и визуально запомнил, где какие знаки препинания ставить, как слова правильно пишутся. Так я стал студентом художественно-графического факультета. Учиться мне было легко и интересно. Особенно хорошо давалась акварельная живопись. За один сеанс занятий, а это четыре часа, по четыре этюда делал».

Во время распределения руководство университета не захотело отпускать способного выпускника. Так вчерашний студент стал преподавателем кафедры изобразительного искусства. «Для меня это было как гром среди ясного неба. Практический опыт у меня отсутствовал. А факультет богемный, студенты особенные. Мне очень посчастливилось со старшими коллегами. Моими учителями были известные художники Витебской школы — Олег Орлов, Леонид Антимонов, Иван Столяров, Альберт Некрасов, Александр Гаврушко. Школа была очень сильна. На кафедре от меня требовали взяться за кандидатскую диссертацию. И однажды на заседании я поднялся и сказал, что переписывание чужих мыслей не считаю наукой, поэтому диссертацию напишу лет в 60, когда наберусь опыта и почувствую потребность им поделиться. Был молодой, зеленый, но твердо решил, что буду развиваться в профессиональном направлении», — рассказывает Михаил Васильевич.

Между физикой и лирикой

Творческая карьера у Михаила Левковича началась именно с акварели. Мастерской тогда не было, а работать в квартире с акварельными красками удобнее, чем с маслом. Карьера развивалась, и в 1995 году Михаила Левковича избирают председателем отделения «Витебская акварель». И закрутилось: республиканские и международные выставки, проекты, встречи с коллегами. Но совмещать художественную и менеджерскую работу оказалось непросто: «Мои друзья, близкие говорили мне, что я самодостаточный художник и мне нужно заниматься искусством, творчеством. А я всегда был за коллектив, инициировал новые проекты. Но совмещать это было очень трудно. И в 2011 году я ушел с поста председателя общины, стал больше времени уделять работе». Художник рассказывает, что отличался от коллег тем, что акварельные этюды писал маслом, а потом перерабатывал их акварелью. И это давало свои плоды, смена материала обогащала работу. Масло позволяет балансировать цветом, оттенками. Акварель дополняет технические возможности.

В 2015 году художник принимает решение закончить преподавательскую деятельность, несмотря на слезы студентов и сопротивление руководства. Преподавание требовало множества сил и энергии, необходимых в творчестве. Михаил Васильевич признается, что, уйдя из преподавательской деятельности, почувствовал, что такое воля: «Сейчас я очень стремительно работаю. Я не знаю, сколько времени мне отвел создатель, поэтому каждый день стараюсь провести с пользой». А уход был знаковый. Вместе со студентами художник организовал необычную выставку. Каждый выбрал для себя музыкальное произведение и попытался представить его на холсте.

Являясь преподавателем реалистического искусства, Михаил Левкович стремился собственным творческим примером демонстрировать студентам, что это такое. Приводил их в свою мастерскую, чтобы показать, к кому они пришли учиться. Абстрактные произведения писались «в стол». Тем более что в советское время это направление не очень уважали или просто не понимали. С 1990-х годов Михаил Левкович использует в своих картинах абстрактные элементы, но не выставляет их на первый план. Позволял он и студентам отходить от формальной программы или, говоря языком искусства, творить.

Идти вперед, не глядя назад

Как абстракционист Михаил Левкович заявил о себе выставкой «Второе дыхание», которая прошла в Витебске в 2017 году. Ее художник называет проверкой сил: «Я понял, что нужно идти вперед, не поворачивая головы назад. Только так можно открыть что-то новое, в первую очередь, в себе самом. И вот это интуитивное ощущение, что я застрял в одном жанре, привело меня в абстракцию».

Свое направление в абстракции Михаил Васильевич называет лирическим абстракционизмом. «Когда меня наполняют какие-то эмоции, переживания, я прокручиваю композицию, детали будущей картины. В мастерской лежит стопка листов, это мой блокнот, архив. Там можно найти любой далекий год прошлого века. Я намеренно не убираю, жена предлагала, но я не даю. Этот беспорядок — мой порядок, там мои чувства, эмоции. Абстракция — это чувства, которые составляют мир художника. И он через символы, различные виды абстракции доносит до зрителя определенное настроение», — объясняет творец. Но Михаил Васильевич предупреждает, что зритель должен быть к этому подготовленным, понимать искусство и уважать его правила.

Михаил Левкович подчеркивает, что за последние лет 20 отношение к абстрактной живописи изменились в лучшую сторону. Все больше таких картин представлено на различных выставках. И поэтому, по его словам, возрастает и ответственность Творца. «Каждый художник несет ответственность перед собой, создателем, зрителями. И у каждого должны быть границы эстетического, духовного. Внутри меня они есть. Не берусь себя хвалить, но каждую картину я «прохожу» душой», — рассказывает Михаил Левкович.

Мыслями — в картине 

Пожалуй, нет более субъективной и личной для восприятия вещи, чем абстрактное искусство. Однако картины Михаила Левковича, каких бы цветов и оттенков ни были, очень теплые, буквально излучают тепло. «На выставке во Франкфурте-на-Майне я представлял связку картин, посвященных моим предкам. И люди по несколько раз приходили посмотреть на портрет бабушки Натальи, говорили, что она излучает тепло. Видно, потому что сделано с глубокой любовью и почетом. В том же городе выставлял портрет деревенского скрипача, мужчины в простой рубашке. И когда мне сказали, какую сумму предложили за этот портрет, у меня ноги подкосились», — рассказывает Михаил Васильевич.

Такую особенность своих произведений художник связывает со своим настроением и отношением к делу: «Я очень основательно подхожу к работе. Все обдумываю, готовлюсь. За границей у меня однажды спросили, сколько времени я работал над картиной. А я спросил, сколько времени олимпийский чемпион идет к победе — всю жизнь и, возможно, пять минут. Когда я стою около мольберта, для меня время не существует. Физически я здесь, в мастерской, а мысленно — там, в картине. Возможно, это накладывается одно на одно, и таким образом удается достучаться до зрителя». Михаил Васильевич признается, что не знает, кто или что руководит рукой художника во время работы. Планируется одно, а на полотне возникает совсем другое. И, возможно, в этом и привлекательность искусства как для зрителя, так и для творца: «Я уже убедился, что нарисованное на злобу дня никому не нужное и через время будет забыто. Каждая эпоха, каждое поколение имело своих художников, писателей, творцов. И некоторые остались гениальными. А некоторые — нет. Я не знаю, какую оценку даст создатель моего творчества. Как-то дочь спросила, Чего я достиг в жизни. Я стал художником, мои работы представлены по всему миру, а это след, каким бы он ни был».

Валерия СТЕЦКО

Фото Алины МАЗОВЕЦ

Выбор редакции

Политика

В ответе за историческую память

В ответе за историческую память

«Мы только сейчас начинаем осознавать и подходить к оценке реальных масштабов гибели наших людей от рук фашистов и их пособников в годы войны».

Общество

В зоне риска. Как пожилым людям уберечься от СOVІD-19

В зоне риска. Как пожилым людям уберечься от СOVІD-19

Наилучшим способом профилактики является прививка от COVІD-19.

Политика

Кризис на границе. Вся оперативная информация на четверг

Кризис на границе. Вся оперативная информация на четверг

Оперативная информация с белорусско-польской границы.