Вы здесь

Когда сбываются мечты


Жизнь прекрасна хотя бы потому, что даже самые несбыточные, казалось бы, мечты берут и потрясающе-неожиданно сбываются. Например, еще со школьного детства я мечтала побывать в двух очень далеких городах Советской Родины. На уроках географии я их всегда путала, и казалось, что только если я попаду в Салехард и Самарканд по-настоящему, сразу станет понятно, который из них находится на уровне Полярного круга, а который — возле пустыни Кызылкум ... Детство закончилось, великая Родина распалась на отдельные страны, и мечта уже даже не рассматривалась как нечто реальное. Но вдруг — будто кто-то в небе щелкнул пальцами и сказал: «Ну и пусть» — она сбылась в полной мере менее чем за три года. Поначалу в моей жизни случился полуостров Ямал — с настоящей зимой, оленями, тундрой и пересечением Полярного круга как раз в Салехарде. А этой осенью я, немного сомневаясь в реальности происходящего, попала в летнее тепло и в настоящую восточную сказку — ночной Самарканд. Именно так это можно назвать, потому что все настолько красиво, что почти нереально…


Мы приехали в Узбекистан на XIII Ташкентский международный кинофестиваль «Жемчужина Шелкового пути», который возродился после почти двадцатипятилетнего забвения. Было много шоу, мастер-классов, пресс-мероприятий с участием белорусов, был запущен совместный интересный проект — о нем я подробно расскажу в завтрашнем номере. Но вокруг была сама страна — другая, ярко-пестрая на взгляд, сладко-медовая на вкус, шелковисто-теплая на ощупь, ритмично шумная на слух, остро-пряная на запах ... И это было необычно, непохожее, где-то даже ошеломительно, как уже упомянутый ночной Самарканд.

Узбекские кинематографисты подарили нам чудесный ночной город, пригласив своего рода незапланированную экскурсию. На следующий день экскурсия должна была быть официальной, но это было днём, когда по знаковым историческим места города ходят толпы туристов (пандемия, конечно, внесла свои коррективы, но сейчас страна открыта: предъявляешь ПЦР-тест — и добро пожаловать). А ночью и мавзолей Тамерлана, и Регистан (площадь) с древними медресе и мечетями, украшенными майоликой и мозаикой из золота и всех оттенков голубогого и синего, действительно казались декорациями для какой-то богатой восточной сказки, в которой мы были главными героями. 

Однако эту красоту невозможно описать словами. Как не описать необычную атмосферу старого рынка в Ташкенте — шумную, ароматную, красочную. Где платок из натурального шелка можно купить за десять долларов, а если поторговаться — а нужно торговаться обязательно — то еще дешевле. Где мальчик в шлепанцах на босу ногу катит со своим отцом тележку с горячими лавашами, и вы можете остановить их и купить сытную желтоватую лепешку, и, ломая руками, тут же его съесть. А мальчик покатить тележку дальше, и вы удивитесь себе, что нет и мысли, что, мол, бедный ребенок, вместо того, чтобы отдыхать на выходных, работает (а в том же Минске так подумал бы обязательно, и даже возмутился, а тут нет, потому что тут так принято, и мальчик выглядит совершенно счастливым: он помогает отцу) ... Где просто на улице в больших казанах готовят плов, а вы за совсем небольшие деньги можете купить глубокую тарелку этого лакомства. Где целые горы специй, и смешивают их на месте — и для плова, и для мяса, и опять надо торговаться, и дело не в деньгах, а во взаимоуважении …

Но главное впечатление, конечно, это люди. Улыбчивые, приветливые, с необычными для славянского уха именами, искренние и эмоциональные. Режиссер Мухаммад Али, который со слезами на глазах говорит о страданиях белорусов во время нацистской оккупации (он будет снимать у нас фильм об узбекском партизане, недавно вернулся из Минска), который с энтузиазмом объясняет Коран и с гордостью рассказывает об истории и традициях своей родной страны. Продюсер Атамбек, ошеломивший словами: «Когда я разговариваю по телефону с министром, а по другой линии звонит мама, я отключаю министра и разговариваю с ней». Хозяйка местной агроусадьбы Назия — она научила нас готовить рыбу в казане и с обиженной гордостью рассказала, как купила сыну планшет в Москве, а москвичи удивленно вытаращили глаза: а у вас действительно есть Интернет? Сотрудники компании «Узбектелеком», при содействии которой прошли Дни белорусского кино в столице и регионах. Они были с нами без преувеличения днем и ночью, и именно благодаря их поддержке и интересу мы смогли так много увидеть и узнать …

В общем, люди по-доброму удивили. Своим уважением к традициям и стремлением к прогрессу, верой в Новый Узбекистан (так звучит сегодня национальная идея) и желание работать ради этой идеи. Они совсем не похожи на тех комических персонажей-гастарбайтеров, с которыми у многих из нас ассоциируются жители Средней Азии. То, что кажется немного неуместным в той же Москве — яркие наряды, искренняя вежливость, певучая речь, — на их земле, где они родились, где веками жили их предки, выглядит чрезвычайно органично и естественно. И вы видите людей с таким чувством собственного достоинства, что у всех их — даже у того босоногого мальчика с лавашем — хочется этому поучиться. Наконец становится понятным то, о чем нам, особенно с прошлого года, говорят даже с самых высоких трибун: счастливым, востребованным, успешным, ХОЗЯИНОМ своей судьбы можно быть только на своей Родине.

Возможно, ради этого понимания, которое теперь — навсегда, и было задумано Кем-то там осущестление почти забытой детской мечты.

Елена ЛЕВКОВИЧ

Выбор редакции

Политика

В ответе за историческую память

В ответе за историческую память

«Мы только сейчас начинаем осознавать и подходить к оценке реальных масштабов гибели наших людей от рук фашистов и их пособников в годы войны».

Общество

В зоне риска. Как пожилым людям уберечься от СOVІD-19

В зоне риска. Как пожилым людям уберечься от СOVІD-19

Наилучшим способом профилактики является прививка от COVІD-19.

Политика

Кризис на границе. Вся оперативная информация на четверг

Кризис на границе. Вся оперативная информация на четверг

Оперативная информация с белорусско-польской границы.