Вы здесь

Величайший дар. Всем мамам без исключения посвящается


Орден Матери — государственная награда, она вручается гражданкам Беларуси, имеющим от пяти детей и более. Но бывают женщины, которых награждает, наверное, сама жизнь. Героиня материала узнала о своей «награде» как раз на День матери, но считает, что она просто хранитель этого великого дара.


Наталья с Екатериной.

Решение

Осознание произошедшего к Наташе пришло не сразу. Она молодая 26-летняя девушка, которая закончила журфак и была полна сил и планов. Сменила несколько работодателей и в конце концов поняла, что ее жизнь какая-то фальшивая. Ей казалось, что она хорошо писала о событиях и героях, просто все это умело фиксировала. Самой же девушке хотелось быть нужной, совершать важное и необходимое, быть участницей жизни, а не наблюдательницей. Поэтому Наталья решила воплотить свою детскую мечту и взять на воспитание сирот из детского дома. И не успела... Теперь вот лежит, не двигаясь, с микроинсультом на больничной койке.

Наташа заплакала: так и не сделала ничего НАСТОЯЩЕГО в своей жизни...

— Теперь уже понимаю: та ситуация заставила меня отсеять из своей жизни неважное и добавила решимости, — говорит Наталья. — С помощью мужа через полгода я уже восстановилась. Было ясно, что из-за перенесенных мной множества болезней детей своих у меня не будет. Из-за этого не горевала — Мне хотелось жить и быть полезной. Мечтала создать детский дом семейного типа. Муж, в отличие от меня, сталкивался с детьми, которые потеряли родителей, и понимал, что помочь им непросто. Он объяснял про внутренние ресурсы, финансовые, рассказывал о сложностях, которые возникают с этими детьми, но меня ничего не пугало. Помню, как он спросил: «Почему все-таки мы». Я тогда уверенно заявила, что если бы миллионы погибших в Великую Отечественную так рассуждали, то где мы бы сейчас жили? Вот после этого он и согласился.

Сначала Наталья обратилась в органы опеки своего района, чтобы ей помогли найти детей. Но показалось, что там с ней не очень хорошо поговорили, и она стала искать детей в других районах. Быстро попала на объявление одного из приютов для детей. Оказалось, там запланировали ремонт и всех детей отдали в приемные семьи или родным. Только двоих подростков, брата и сестру 13–14 лет, никто не захотел брать, и те уже несколько месяцев были вынуждены жить в больнице. Наталья была поражена. Она пришла домой и рассказала мужу об этих детях.

— Не зря мне не захотелось сотрудничать с органами опеки нашего района, — говорит Наталья. — Они неплохие, просто встреча с теми детьми — это была судьба. Я верю, что приемным родителям попадаются те малыши, от которых душа взрослых будет развиваться, а детям — те взрослые, которые необходимы им. Не знаю, что в тот вечер услышал мой муж сквозь мои рыдания, но почувствовал, что вот эти подростки станут нашими первенцами.

Миша и Марина 

Наталья оформилась приемной матерью и поехала за детьми. Их отдали в очень старой одежде.

— Я чувствовала, как Мишке неловко и стыдно передо мной из-за того, что на нем была майка с крохотными дырками и стрелками, — вспоминает женщина. — Это был 2006 год, и система выплат пособия на детишек была еще несовершенна. Денег в нашей семье больших не было никогда, но я не могла выдержать неловкость подростка. Мы решили по дороге приобрести детям одежду. Мишка мой расцвел на глазах. Я очень радовалась, и мне казалось, что все у нас получится.

Подростки были очень преданы своим родным родителям. Малыши, пока их не забрали в приют, в течение нескольких лет скрывали от учителей проблемы дома. Они часто голодали, штопали свою одежду, делали «домашку» под уличным фонарем. Старались, чтобы ни один взрослый не догадался, что их родители выпивают. Дети не хотели в приют. Несмотря на их непростые испытания в детстве, Наталья видела, как подростки скучают без родителей. Она не стала запрещать им время от времени ездить к ним. Скоро Наталью ждало разочарование.

— Мне казалось, что у нас выстроились хорошие доверительные отношения. Конечно, не без проблем, в принципе, как со всеми подростками, — вспоминает женщина. — Но для меня стало настоящим ударом, когда меня нашли соседи родных родителей мишки и Марины. Оказалось, дети в течение нескольких месяцев воруют еду и привозят все своим родителям. А те ходят по району и хвастаются тем, что они обеспечены всем необходимым благодаря их сообразительным подросткам, остается только найти на «бутылку».

Для неопытной Натальи это казалось настоящей изменой. Но она быстро взяла себя в руки. Понимала, что крики и наказание только усилят проблемы и отдалят их друг от друга. Женщина посадила подростков напротив и пояснила, что они своей «помощью» убивают родных любимых родителей. И действительно, зачем взрослым идти искать работу, меняться, что-то делать, если все это принесут их дети, а выпить возле магазина всегда найдется с кем. Дети хотели домой, но сами отдаляли то время своими «услугами».

Миша в семье Натальи прожил два года, Марина — около четырех. Девочка почти в 18 лет решила вернуться к родной матери, которая старалась и бросила пить. Тяжело дался Наталье тот суд, на котором Марине разрешили вернуться к родным. Таким образом, девочка потеряла все льготы, которые ей были необходимы для поступления, а ее мать перестала быть обязанной. Но вскоре мать Марины снова запила, а девочка забеременела. В восемнадцать Марина родила первенца.

— Вся эта ситуация давалась мне очень непросто, — говорит Наталья дрожащим голосом. — Какое-то время я думала, что-то недодала им. Но, несмотря на все испытания, нам удалось сберечь отношения и с Мишей, и с Мариной. Я стала спокойнее, когда убедилась, что Марина справляется с ребенком. Мы с мужем задумались над тем, чтобы взять еще детей на воспитание.

Илья, Саша и Аннушка

Илье было четыре с половиной года, когда Наташа с мужем приехала за ним в детский дом. Мальчик совсем не разговаривал, только мычал, но с интонацией. Иными словами, было сразу понятно, что он хорошо знает матерные слова.

У Ильи было очень странное поведение. Наталья никак не могла понять, где у него пробел в восприятии мира. Когда понимаешь, где пробел, то заполняешь его, а тут было все непонятно. Наталья начала работать с базовой потребностью ребенка — едой. Дело в том, что в Илье вся система драгоценностей помещалась в краюшке хлеба. В детском доме выдавали хлеб кусочками, и краюшек было очень мало, поэтому детки думали, что это очень большая ценность. Наталья покупала хлеб, нарезала по 12 горбушек для Ильи, выкладывала перед ним горочкой. Но это не помогало, он очень волновался, что рано или поздно продукты закончатся. Наталья с мужем решили купить дом в деревне. Мальчик увидел огромное количество тыкв, бочками засоленные огурцы, стал понемногу успокаиваться и быстро перестал прятать продукты.

В пять лет мальчик начал говорить. Тогда он Наташе и рассказал, что, когда она зашла в группу вся такая некрасивая с мороза, он вдруг понял: именно эти люди купят ему велосипед. Так в принципе и случилось. Примерно в это время в семью к Наталье попали две сестрички — шестилетняя Александра и четырехлетняя Аня. У Александры до этого возраста был опыт взрослой жизни. Она сама выживала и ухаживала за троими детьми, включая одного младенца. И когда детей забрали из семьи, то Александра воспринимала ситуацию так, будто бы это у нее лично забрали малышей. Девочке нужен был курс психотерапии. Ее сестренка Аня — бесстрашное создание: именно она некогда до прихода в семью Натальи вышла из окна квартиры. Осталась жива, но это был не последний несчастный случай с ней. Приемная мать признается, что когда встречала травматолога на улице, то тот благодарил ее, что не в его кабинете. Она с детьми часто к нему наведывалась, и не только с Анной.

Рисунок Александры — дочери Натальи.

— То, что я пережила с этими тремя — просто не вмещается в голове, даже у меня, — признается Наталья. — Дети были очень серьезно травмированы судьбой. Все те вещи, что происходили у нас дома, страшно упоминать вслух: попытки суицида, жестокое насилие по отношению к другим, снос всего возможного в доме… Боялась, что у меня не получится им помочь, боялась, что их отберут и это еще больше травмирует малышей, которых, как оказалось, уже возвращали в заведение… Понимала, что это их последний шанс, и никогда не допускала мысли, чтобы вернуть мою «банду» в убежище. Спустя годы жесткой адаптации в нашей семье мы предложили девочкам их удочерить, а Илью усыновить. Мне казалось, что это должно помочь им успокоиться и поверить, что я, несмотря ни на что, никогда и никому их не отдам. Этот шаг не решил проблемы детей, но добавил им уверенности в том, что теперь у них есть настоящая семья…

День матери 

14 октября 42-летнюю Наталью вызвали в очередной раз на совет профилактики в школе, в которую, кстати, она устроилась работать, чтобы детям легче было адаптироваться. Нет, мать сложных детей не собирались поздравлять. Ее увещевали за поведение сына. Женщина стойко выдержала выговор, но, когда вышла из кабинета директора, вдруг расплакалась. Вот тебе и подарок на День матери, думала Наталья. Она плакала чрезвычайно долго, почти рыдала и никак не могла успокоиться. Она отпустила детей с кружковых занятий, которые должна была провести, а сама сдвигала стулья вместе, легла на них и уснула. Спала минут двадцать и потом вдруг почувствовала прилив сил. Такого раньше не было! Обычно Наталья долго придумывала, как объяснить и донести детям важные вещи, тревожилась и потом еще долго не могла восстановиться от стресса. А тут слезы и сон… Наташа засомневалась: разве с ее здоровьем это возможно? Не могла забеременеть много лет, с чего бы это сейчас? Но все же приобрела тест на беременность. Он оказался положительный. А дальше все как во сне. Она приходит к врачу, который уверяет ее, что уже прошла треть беременности. Сами же врачи, увидев список заболеваний женщины, положили ее в больницу почти до самих родов. А потом рождение дочери Екатерины — чудесного подарка от Бога на День матери.

— Думаю, это подарок больше для моего мужа, — рассуждает Наталья. — Я так счастлива, что могу отблагодарить за то, что он помог воплотить мне мои мечты. Я очень счастливый человек и мать. Мишка вырос трудолюбивым мужчиной и недавно нам объявил о том, что нашел себе невесту. Марина — прекраснейшая мать двоих деток, она очень хорошо за ними ухаживает и воспитывает. Александра и Илья летом поступили в колледжи и теперь получают профессии. Каждый из них уникален, они любители приключений, а теперь еще и главные мои помощники. Анна пока школьница и очень талантливая, добрая девочка. Всегда верила и буду верить в своих детей. Да, мне иногда бывает очень тяжело с ними, но я научилась это воспринимать как рабочий процесс. Стараюсь не забывать, что мы, люди, носители большого чудесного подарка — жизни. А родители — не просто носители чуда, а еще и хранители. Дети мои постепенно осознают ценность жизни и семьи. Это происходит даже не всегда через меня, но мать — тот фундамент, с которого дети начинают строительство своих будущих чудесных жизней.

Имена по просьбе героев изменены.

Наталья ТАЛИВИНСКАЯ

Название в газете: Найвялікшы дар

Выбор редакции

Политика

Кризис на границе. Вся оперативная информация на четверг

Кризис на границе. Вся оперативная информация на четверг

Оперативная информация с белорусско-польской границы.

Общество

Ольга Чемоданова: «Если случилась беда — идите туда, если можете помогать — помогайте»

Ольга Чемоданова: «Если случилась беда — идите туда, если можете помогать — помогайте»

Еще недавно Ольга Чемоданова считалась лицом белорусской милиции.

Общество

«Красная линия» для двух женщин. Могут ли свекрови и невестки жить дружно?

«Красная линия» для двух женщин. Могут ли свекрови и невестки жить дружно?

Отношения со своей матерью и свекровью — это две совершенно разные истории.

Политика

Кризис на границе. Вся оперативная информация на среду

Кризис на границе. Вся оперативная информация на среду

Оперативная информация с белорусско-польской границы.