Вы здесь

Председатель Костюковичского райисполкома об управлении, семье и вере


Александра Михеенко шутит, что имя определило ее судьбу. Чисто мужские черты — упорство, твердость характера, принципиальность и раньше давали себя чувствовать, но за женским обаянием, открытостью и искренностью плохо было видно. Когда ее, заместителя председателя Климовичского райисполкома, назначили председателем Чериковского райисполкома, появилась возможность использовать свой потенциал полностью. При этом не в ущерб женской харизме. А недавно она возглавила еще один довольно сложный в экономическом плане район — Костюковичский. Кстати, он стал вторым, который она возглавила, и третьим, где она занимает ответственную должность в органах местной власти, из семи включенных в государственную программу развития юго-восточного региона. Это именно те, как говорится, «депрессивные» районы, перед руководством которых стоит задача достичь уровня успешных. Корреспондент «Звязды» поинтересовалась, насколько это под силу сильной слабой женщине.


На зажинках в Чериковском районе.

— Не обидно, что другие по карьерной лестнице движутся в сторону Минска, а вы — наоборот? Красавица, умница, активистка — с такими данными, наверное, можно было бы намного лучше устроиться в жизни. А здесь, по сути, приходится заниматься мужским делом…

— Ничего страшного, главное — собрать команду. Меня поддержали, и это очень важно. А дома, как говорится, и стены помогают. Я же родом из Костюкович, здесь начинала работать. Сегодня район в аутсайдерах по сельскому хозяйству. Очень плохо, такого никогда не было. Но если выполнить все то, что наметили, потихоньку справимся. Тем более что у меня поддержка серьезная — муж приехал вместе со мной сюда работать.

Он, кстати, тоже здешний. Мы вообще в ответственные моменты жизни друг друга не бросаем. Когда его назначили первым заместителем председателя в Климовичский район, я поехала за ним. Потом муж нашел там другую работу, а я осталась в финансовом отделе райисполкома, затем стала заместителем председателя по экономике. Дом построили, осели в Климовичах. И тут внезапно мне предложили работу в Черикове. Муж поддержал, поехали вместе. Теперь вот переехали в Костюковичи.

Работать на родине вдвойне сложнее, так как перед своими людьми чувствуешь большую ответственность. Хочется сделать лучше, чем можешь.

— Как собираетесь поднимать сельское хозяйство?

— Сейчас согласовываем на должность начальника профильного управления нового человека. Он здесь давно работает, опытный, хорошо знает район, думаю, у него получится. Люди настроены работать, и это радует. Я за дисциплину. Несмотря на мой, казалось бы, мягкий женский характер, я далеко не мягкая, люблю порядок во всем. Однозначно. Хозяин должен быть в районе один — направление, которое мне дал Президент при назначении. Тем не менее, к каждому нужен подход, просто так кнутом гнать не будешь. И время не то, и люди не те. И гнать особенно кого-то. Сейчас в сельском хозяйстве мало осталось кадров, которые я помню. Радует, что сегодня возвращаются специалисты, готовые помочь, подсказать.

— Поделитесь своим управленческим опытом: как стремитесь организовать работу?

— В коллективе все должно быть, как и в семье. Каждому нужно чувствовать свое личное пространство и свое «я». И знать, где это пространство заканчивается. Для человека важно работать с радостью, удовольствием. Никто еще страхом наказания не создал рабочую атмосферу. Люди сами должны понимать, что в их интересах работать честно. Пока я присматриваюсь, жду, как кто себя проявит. Руководствуюсь женской интуицией. Считаю, что женщины более требовательны к работе. Они выстраивают систему как дома, чтобы все было на своих местах, разложено по полочкам, чтобы каждый знал свою роль. Это как когда готовишь блюдо: все раскладываешь на столе и используешь каждый ингредиент в свое время. Где-то приходится мягче быть, в какой-то момент «включать» мать — особенно когда работаешь с молодыми специалистами, хочется помочь, руки подложить. Не требовать, а направить. Если меня не понимают, я предупреждаю: мужики, сейчас режим матери выключу — почувствуете, что может быть иначе, если не исправите ситуацию. И все понимают, что я говорю это серьезно. Каждый имеет возможность проявить себя, показать, что может. Не давлю ни в коем случае. Если есть результаты, соглашусь, что эти подходы более эффективны. Никогда не говорю, что должно быть только по-моему. Это неправильно. Один человек не может во всех сферах быть осведомлен. Есть узкие специалисты, которые должны подсказать, куда пойдем и как. И я к ним прислушиваюсь. Главное — не отбить у молодежи желания работать. Дисциплина должна быть, но сначала нужно дать молодому специалисту возможность себя проявить, доказать, что его мнение ценное.

— И много молодежи приходит?

— Приходить. И много толковой. И с ними надо работать. Мне в свое время посчастливилось с учителем. Когда пришла на работу, заместителем по экономике была Тамара Ивановна Сидоренко, она меня учила работать. Это была первая моя серьезная школа. Я не боялась спрашивать, меня не зажимали, не говорили, что дуреха, потому что спрашиваю. Мол, академию закончила и не знаешь. И я молодежи говорю: не бойтесь учиться. Мне 50 лет и я до сих пор учусь. У технологов, у специалистов — учусь всю жизнь. За плечами Белорусская сельхозакадемия в Горках, Академия управления при Президенте, но это все базис, фундамент, на котором выстраиваешь свой стиль работы. Всему остальному приходится учиться у практиков.

— Костюковичский район третий по счету из юго-восточного региона, где вы работаете. Многие критиковали программу, говорил, что она не очень действенная. Можете высказать свое мнение?

— Это было нужно как воздух. Определенные моменты должны вызреть, чтобы их приняли и в экономике, и в обществе. Без этой программы мы бы развалились. Почти все эти районы сильно пострадали от Чернобыля. Здесь произошел серьезный отток кадров, были выведены из оборота самые лучшие земли. Трагедия сильно ударила по нам. Упала, как страшный комок, который только нарастал. И если бы не эта программа, Мы сейчас сидели бы возле разбитого корыта. Одна только поддержка сельскохозяйственной техникой чего стоит. Мы бы никогда не сделали самостоятельно такое переоснащение. Нам остается только эффективно работать.

— Были надежды, что придут иностранные инвесторы. К сожалению, их немного.

— Инвесторов не так и мало, как кажется. Под Костюковичами находится гелиостанция, в которую вложен немецкий капитал. Район неплохо работает с «ГЭФовскими» проектами. С другой стороны, и своим нужно давать возможность развиваться. На фоне пандемийного кризиса кто из той же Германии будет нам отдавать свои деньги? Конечно, они будут свою страну поддерживать, там тоже на фоне коронавируса экономика обвалилась.

— Работа руководителя сложная, должна быть какая-то разрядка. Как вы спасаетесь от негативных эмоций? Как восстанавливаетесь?

— В церковь хожу. В Черикове подружилась с отцом Николаем, настоятелем храма в честь Рождества Пресвятой Богородицы. Когда в Костюковичи переехала, посетила наш центральный храм. Потребность в духовной поддержке у меня возникла несколько лет назад, когда у родных начались проблемы со здоровьем. Поехала в Жировичский монастырь, была надежда, что мне помогут именно там. А когда вышла из церкви, почувствовала невероятное облегчение, будто кто-то дал мне силы. Церковь — то место, где я отдыхаю душой и становлюсь сильной. Обычно мы бежим к священнику, когда плохо, когда ищем помощь. А если все хорошо, о Боге и не вспоминаем.

— Насколько сильна опора для вас семья?

— Первый мой помощник, конечно же, муж. Мне его советы очень сейчас помогают. Он много лет работал в сельском хозяйстве. Акцентирует внимание на определенных моментах. Мы с ним хоть и уроженцы одного района, но познакомились в Горках во время поступления в Белорусскую сельхозакадемию. Я очень люблю мужа и благодарна судьбе, что он рядом, что терпит иногда невыносимый мой характер. Хотя я тоже терплю, если он не в духе. Раньше, когда пересекались по работе, очень часто были конфликты, даже дома ссорились. Муж считал, что он все делает правильно, а я ошибаюсь. Сейчас мы дома вообще о работе не говорим. У нас много других, более приятных тем — дети, внучка. Сын пока неженат, а вот дочь замужем, нашей внучке Варваре годик. Уже сейчас вижу, что у нее будет мой характер. Такая же целеустремленная, упрямая, отстаивает свои интересы.

— Вы, считай, всю жизнь на руководящих должностях. Времени на воспитание детей хватало?

— Если честно, внимания уделяла маловато, все время была на работе. Муж тоже с головой в сельском хозяйстве, где ни выходных, ни проходных. Поэтому воспитание лежало в основном на плечах наших родителей. И дети очень любят своих дедушек и бабушек. Мы жили в своем доме, поддерживать порядок была забота детей — кому-то цыплят покормить, кому-то грядки прополоть. Мы с ними никогда не сюсюкались, но на ласковые словечки не скупились — доченька, солнышко, зайка, сынулечка. Как-то была на учебе для руководящих кадров и сын позвонил. Вокруг все представительство сидит, а я в трубку: «мой зайка», «мое солнышко». Когда положила трубку, у меня спросили, сколько «солнышку» лет. 29 — отвечаю. И мать моя тоже ласково к нам обращается. Для нее я всегда ребенок.

На празднике «Бразгун» в Чериковском районе.

— В жизни бывают переломные моменты, когда приходится полностью переосмыслить свое место в ней. Было ли что-то подобное у вас?

— Когда четыре года назад умер мой отец, пришло осмысление конечности человеческой жизни. Это было очень трудно пережить. Папа никогда не жаловался на здоровье, а тут начал задыхаться. К реанимации вместе с ним шла, держала за руку. Меня успокаивали: не волнуйтесь, все будет хорошо, а через два часа позвонили и сказали, что отца больше нет. Кажется, столько можешь всего в жизни сделать, но в этом случае все теряет смысл. После такого потрясения начинаешь по-другому ценить жизнь, спешишь, чтобы успеть сделать то, что задумано. Сейчас я очень держусь за мать. Она — мой островок безопасности. Хотя ей уже 81 год.

— Какие книги вы бы посоветовали почитать каждому человеку?

— «Старик и море» Хемингуэя. Я читала это произведение в молодости и совсем недавно. Это два разных восприятия. Такие философские мысли приходят, когда ты становишься более взрослым. В молодости нет глубокого осмысления. Вообще, очень люблю Хемингуэя. А еще Булгакова — «Мастер и Маргарита». Полезно также читать сказки. В детстве я это делала с восторгом. У меня до сих пор много книг с русскими народными сказками. Папа любил декламировать Лермонтова, я в детстве все запоминала и потом повторяла целые поэмы. Когда гости приходили, папа ставил меня на стул и я четко читала «Мцыри».

— Насколько близок вам дух авантюризма?

— Очень близкий (смеется). Ну хотя бы взять то, что сорвалось с насиженного места и поехало в Чериков работать, да еще мужа за собой потянула. На самом деле, председатель облисполкома доверил мне ответственный пост, и я не смогла отказаться. Леонид Константинович Заяц — очень открытый, честный и светлой души человек. С такими легко работается, они вдохновляют своим примером. Таких людей страшно подвести даже в мыслях.

Нелли ЗИГУЛЯ

г. Костюковичи 

Фото из архива Александры МИХЕЕНКО

Название в газете: «У калектыве ўсё павінна быць, як і ў сям'і»...

Выбор редакции

Политика

Кризис на границе. Вся оперативная информация на четверг

Кризис на границе. Вся оперативная информация на четверг

Оперативная информация с белорусско-польской границы.

Общество

Ольга Чемоданова: «Если случилась беда — идите туда, если можете помогать — помогайте»

Ольга Чемоданова: «Если случилась беда — идите туда, если можете помогать — помогайте»

Еще недавно Ольга Чемоданова считалась лицом белорусской милиции.

Общество

«Красная линия» для двух женщин. Могут ли свекрови и невестки жить дружно?

«Красная линия» для двух женщин. Могут ли свекрови и невестки жить дружно?

Отношения со своей матерью и свекровью — это две совершенно разные истории.

Политика

Кризис на границе. Вся оперативная информация на среду

Кризис на границе. Вся оперативная информация на среду

Оперативная информация с белорусско-польской границы.