Вы здесь

Разговоры на кухне. Неженская профессия: миф или правда?


Все мы когда-нибудь в жизни выбирали себе дорогу. Еще Сент-Экзюпери говорил: «У каждого человека свои звезды. Одним — тем, кто путешествует, они указывают путь. Для других это просто огоньки». Сегодня наш разговор между Сергеем Куркачом и Елизаветой Тананой посвящен выбору профессии для парней и девушек. Мы попробуем на собственном примере разобраться, сможет ли Елизавета, например, стать тренером по тхэквондо, пилотом метрополитена или шахтером. Сергей Куркач сменил много профессий, хотя в детстве мечтал вязать шарфы. А смог бы стать мастером по ногтям?..


Шалаши у каждого свои

Сергей: Дорогая моя студентка БГУ, не поверю я, что будучи школьницей ты свою будущую профессию журналистикой называла. Наверное, моделью или певицей мечтала быть?

Елизавета: Были и такие мысли, конечно, но все не так однозначно. Мне всегда нравились самые разнообразные профессии, как-то даже хотела как папа быть резчиком по древесине — было интересно работать с деревом.

Сергей: Ты еще скажи, что пилу с молотком в руках держать умеешь? Может ты еще знаешь, что такое стамеска?

Елизавета: Конечно, знаю, обижаете. Мы с братьями всегда что-то мастерили, пистолеты всякие, ружья, луки — хотя мне интереснее было домики-шалаши делать. А вот вы рубанок в руках давно держали?

Сергей: Наверное, держал. Давно это было... Ты вот говоришь — шалаши. А до реальных построек дело-то небось, не дошло.

Елизавета: У-у-у, ну тут совсем уж меня недооцениваете. Шалашей в моей жизни было много, а самый последний относительно недавно даже строила, когда в классе 10-м была. И знаете, где? На высоченном дубе, в пяти метрах от земли, у меня даже фотографии остались, правда там он не совсем достроен еще. До сих пор помню, как, сидя на ветке, забивала в ту же ветку гвозди… а потом в этом шалаше на гитаре играли, даже огонь в старой кастрюле разводили и «шашлыки» жарили.

«Не девичьих» профессий не бывает?

Сергей: Говоришь, у тебя поучиться мог столяр-высотник? Не совсем девичья профессия.

Елизавета: Вообще-то, у нас по Конституции запрещено дискриминировать людей по профессии: будь то по полу, расе, национальности, религиозным или политическим взглядам. Так что это ваша «не девичья» вы из лексикона убирайте.

Сергей: Ты о дискриминации в Трудовом кодексе прочитала? Так вот в ТК содержится оговорка: «не считаются дискриминацией любые различия, исключения, преимущества и ограничения, например, обусловленные необходимостью особой заботы государства о лицах, нуждающихся в повышенной социальной и правовой защите». К таким «оговоркам» как раз таки относят в том числе и женщин. И для них есть разработанный список запрещенных профессий. В этом списке 182 профессии.

Елизавета: Знаю я про этот список. Вообще в нашей стране женщины давно хотят его отменить. Он нарушает право на свободный выбор профессии или род работы. В феврале этого года Центр по продвижению прав женщин даже проводил информационную кампанию по его отмене.

Сергей: Перед тем как в эту «феминистскую игру» заходить, ты лучше посмотрела бы, что там за профессии. Я бы не хотел, чтобы мать моих детей работала мастером по отливке, прокатке и штамповке свинцовых изделий. Или вот, например, есть такая профессия «по размолке ртутного преципитата». Здесь одно название чего только стоит. А ртуть вещь довольно опасная.

Елизавета: Мать ваших детей, как вы сказали, вообще нигде не работала. А вообще, здесь действительно дискриминация: эти профессии опасны сами по себе, независимо от того, кто на них работает — мужчины или женщины. Только вот запрещают почему-то именно женщинам.

Сергей: Ты мою жену не трогай, пожалуйста, это моя боль. Она у меня в детстве пожарным быть хотела. Но это действительно опасная профессия, я лично не пустил бы ее туда.

Елизавета: Да, пожарным в нашей стране женщине быть нельзя, что я считаю крайне несправедливым. И вообще, думаю кому-то что-то запрещать — будь то даже в отношениях супругов — это опять же дискриминация. Вроде бы женщины кроме того, как рожать детей ничего не могут и не должны, а под запрет попадают именно те профессии, которые каким-либо образом могут навредить репродуктивной способности женщины. В большинстве случаев эти же профессии тоже пагубно влияют на мужчин, но вот у них право выбора никто не отнимает.

Сергей: Какая вы, молодежь, непонятливая. Этим запрещенным списком мы, мужчины, женщин оберегаем. Тяжелый физический труд под землей мужчину закаляет, а женщину может сломать. И да, мы беспокоимся о будущих детях.

Елизавета: А что делать тем женщинам, которые детей вообще не хотят? Или бесплодным? Или тем, у которых уже есть дети, и больше рожать они сознательно не хотят? Женщин лишают этого права без разбора, не смотря на ситуацию. Хотя возможно они хотели бы стать водолазами, плотниками и иметь возможность выбрать любую профессию из этого огромного списка.

Сергей: На это могу ответить, что если такие работы не относятся к вредным и (или) опасным после аттестации рабочих мест по условиям труда, то женщина может там работать. 

Елизавета: Ну хоть какая-то поблажка.

Сергей: Я вот, например, тоже не согласен с внесением некоторых профессий в этот список: например, «по заготовке плодов, лекарственного сырья из кустов и растущих деревьев (с подъемом на высоту выше 1,3 м)» То есть у женщины голова закружится от такой высоты, а у мужчины — нет?

Сергей: Вот мы все о «мужском», о запрещенном. А вы когда-нибудь хотели работать на такой работе, какая стереотипно «женской» считается?

Сергей: Моя старшая сестра невероятно умела (да и сейчас умеет) вязать на прутках. Так мне это понравилось, как у нее хорошенько все получается, что спицы взял в руки и я. И ты знаешь, я оказался достойным учеником — длинный связал бело-черный шарф. Как сейчас помню, вязал английской резинкой. Также вслед за сестрой научился на швейной машинке шить. И это умение мне помогает даже сейчас: укоротить джинсы, наволочку сшить или простыню. Эти умения моей профессией не стали, но уже лишними точно не стали. Правду говорят: запас беды не чинит.

Самая хорошая работа — это высокооплачиваемое хобби

Сергей: Помню одно крылатое изречение Джека Херли: «У каждого юноши есть увлечение, и самое лучшее из них — увлечение искусством делать деньги». Только не всегда хобби деньги приносит. Например, моя старшенькая в детском садике как запела, так и сейчас во взрослой группе уже поет. Но вот пением только как хобби занимается. Классная рок-группа у нее, только деньги на музыке не заработаешь. Тестировщиком она работает в одной IT-компании.

Елизавета: Я тоже как-то вокалом занималась, так и в музыкальной школе училась. Только там не училась вокалу, а игрой на фортепиано занималась. Хотя никогда не хотела, чтобы это стало моей профессией, это больше как хобби было. Правда мама настаивала на том, что в случае чего могу аккомпаниатором стать в детском садике.

Сергей: А я в школьные годы (со второго по десятый класс) на секцию по дзюдо ходил, на соревнования ездил. Вроде бы тогда даже кандидатом в мастера спорта стал. Это сейчас у нас профессиональные хорошие спортсмены себе на жизнь зарабатывают, занимаясь спортом. В 80-е об этом никто и мечтать не мог. Я потом на лихие 90-е пару месяцев тренером по тхэквондо был. Говорят, сейчас модно этим видом спорта заниматься как раз девушкам. Ты тренером никогда не хотела быть?

Елизавета: Драться на кулаках меня одноклассники научили, хотя если и дралась, то только по делу, никогда это просто развлечением не было. А спорт и я на разных полюсах. И тренерам мне никогда не хотелось быть. Вот вы говорили, у вас пример был — отец председателем комитета физкультуры и спорта работал. А я деревенская — у нас вместо спорта грядки, сенокосы — как мама говорит «фитнес».

Сергей: А наша с тобой профессия далеко не для всех людей, какие слова в предложения составлять умеют. Говорят, что журналистам нужно родиться, этому никто не научит. Моя жена, например, журфак закончила, а в газете работаю я. В школе я сочинения на свободную тему интересные писал, уже тогда с учителем русского языка и литературы о жизни спорил. И мысли свои юношеские переносил на бумагу. А родители меня заставили радиотехнический институт закончить. Потом год проработал на заводе, телевизоры собирал, работал грузчиком. А все равно через хобби свое людям интересные вещи рассказывать моя профессия меня нашла. Вот уже 26-й год работаю журналистом.

А ты как в журналистику попала? Папа мебель собирает, мама — швея. На кого равнялась?

Елизавета: Ну, вообще, мама швея только по образованию. А так много лет культработникам была. Сначала работала художественным руководителем, а потом и директором сельского дома культуры. Так что точно могу сказать — в маму пошла.

Сергей: А могла быть плотником-высотником... а, не могла, в список попадаешь.

Сергей КУРКАЧ

Елизавета ТАНАНА

Фото Маргариты ПОЛЮХОВИЧ, из личного архива 

Выбор редакции

Общество

В чем пойти на выпускной бал?

В чем пойти на выпускной бал?

Посмотрим, что советуют стилисты и что реально приобрести в наших широтах, желательно не вгоняя родителей в долги.

Калейдоскоп

Восточный гороскоп на следующую неделю

Восточный гороскоп на следующую неделю

Для Тельцов эта неделя будет наполнена делами и заботами, связанными с родственниками или детьми.

Регионы

Впереди — лето! Готовы ли территории детского отдыха принять гостей?

Впереди — лето! Готовы ли территории детского отдыха принять гостей?

Учебный год завершается для 1,1 миллиона белорусских школьников, из них 107,8 тысячи заканчивают 9-е классы и 57,5 тысячи — 11-е.