Вы здесь

Врач Алексей Часнойть: комбустиология требует трепетного отношения к пациенту


За ходом лечения Ромы Когодовского, 12-летнего мальчика, который вынес из горящего дома на руках своего двухлетнего брата, несколько месяцев следила почти вся страна. Именно тогда многие белорусы узнали о существовании Республиканского ожогового центра и услышали о таких врачах, как комбустиологи. Подробнее о деятельности комбустиологической службы Беларуси, уникальности своей профессии (в стране только 50 таких специалистов) и мечте отечественных комбустиологов рассказал декан хирургического факультета Белорусской медицинской академии последипломного образования (БелМАПО), главный внештатный комбустиолог Минздрава, руководитель Республиканского ожогового центра, кандидат медицинских наук Алексей Часнойть.


— Немногие знают о такой отрасли медицины, как комбустиология. Расскажите, чем занимаются врачи-комбустиологи?

— Вы правы, как самостоятельная специальность комбустиология — наука о лечении ожогов — родилась в масштабах хирургии совсем недавно. Поводом для этого стали последствия атомных бомбардировок Хиросимы и Нагасаки в августе 1945 года.

В напряженное послевоенное время вероятность применения ядерного оружия создавала условия для бурного развития ожоговой службы во всем мире. Советский Союз не был исключением. В 1946 году было создано первое в СССР специализированное ожоговое отделение на базе Института скорой помощи под руководством профессора Иустина Джанелидзе. Так началась история нового направления в отечественной медицине. Спустя два десятилетия, в 1968 году, было открыто первое ожоговое отделение на 40 коек в Беларуси. Оно базировалось в хирургической клинике 3-й городской клинической больницы. Со временем отделение выросло в Республиканский ожоговый центр, оказывающий организационную, методическую и практическую помощь медикам различных лечебных учреждений. В 2018 году мы отпраздновали 70-летие ожоговой службы Республики Беларусь и 50-летие Республиканского ожогового центра.

— Как в Беларуси стать комбустиологом? Сколько в нашей стране специалистов, работающих в этой области медицины? В каких учреждениях здравоохранения они практикуют?

— В 2005 году впервые была введена должность врача-комбустиолога-хирурга. Он занимается лечением ожогов, ран другого происхождения, требующих пластического закрытия, и их последствий (контрактур, деформаций, патологических рубцов). До этого момента лечением этих заболеваний занимались хирурги и травматологи. Наша специальность очень узкая и немногочисленная, в Корине всего лишь 50 врачей-комбустиологов-хирургов. Все они работают в Республиканском ожоговом центре и областных ожоговых отделениях.

Чтобы работать комбустиологом, нужно закончить медицинский университет, стать хирургом, пройти переподготовку или клиническую ординатуру по специальности «комбустиология».

Однако скажу вам однозначно, что в нашей специальности случайных специалистов нет. Люди либо влюбляются в свою работу и остаются в ней на всю жизнь, либо сбегают в скором времени. Наверное, как никакая другая хирургическая специальность, комбустиология требует максимально человечного, трепетного отношения к пациенту, к каждому сантиметру его кожи. Такая деятельность налагает тяжелую физическую и моральную нагрузку на каждого медицинского работника, участвующего в лечении опаленного человека.

— Сколько тяжелых пациентов поступают в год с ожогами в больнице? Какого характера травмы встречаются чаще всего?

— Ежегодно с ожогами в медучреждения обращается около 30 000 человек. Около 6000 пациентов из них проходят стационарное лечение в ожоговых отделениях. Примерно 400 пациентов в связи с тяжестью полученной травмы поступают в реанимационные отделения. Без малого треть из них — дети. У взрослых наиболее часто встречаются ожоги огнем и горячими жидкостями, у детей (особенно до пяти лет) — ожоги горячими жидкостями.

Основной причиной большинства ожогов является неосторожность, глупость или нарушение элементарных правил безопасности. Особенно это касается маленьких детей.

— Вы входили в группу врачей, которая лечила тяжело пострадавших подростков Рому Когодовского и Вадима Пальченко. За работу некоторые медики получили государственные награды, вы, в частности, орден Франциска Скорины. Расскажите, почему эти истории лечения стали примерами особого профессионализма отечественных комбустиологов?

— Каждый случай тяжелой ожоговой травмы требует от нас как от профессионалов своего дела полной отдачи. А когда речь идет о лечении ребенка, степень ответственности возрастает в разы. В своей практике ежегодно мы сталкиваемся с 3–4 случаями тяжелой ожоговой травмы у детей. Конечно, случай Романа для нас был уникален не только с медицинской точки зрения, но и с моральной, эмоциональной стороны. Редкий случай, когда человек, тем более ребенок, ценой своего здоровья спасает ближнего. Таких же решительных действий ждала вся страна от нас. Конечно, мы каждый день прилагаем все усилия по спасению жизней и здоровья пациентов независимо от степени внимания к нашей службе. Но в этом случае мы понимали, что на кону стоит «лицо» не только нашей специальности, но и медицины в целом. В лечении и Романа, и Вадима мы сработали «на ура» — профессионально, слаженно как единое целое. Высокие награды из рук главы государства стали знаком признания профессионализма не только коллективу Республиканского ожогового центра, но и каждого медицинского работника, принявшего участие в лечении. Это событие, бесспорно, знаковое для нашей службы.

— Комбустиология — достаточно молодая отрасль медицины. Но, наверное, некоторые страны имеют передовой опыт в этой сфере. Как вы можете оценить уровень профессионализма наших комбустиологов по сравнению со специалистами других стран?

— Скажу вам честно, мне как главному комбустиологу Минздрава и руководителю Республиканского ожогового центра не стыдно ни за уровень развития нашей ожоговой службы, ни за профессионализм своих коллег, ни за оснащение наших ожоговых отделений. Побывав на ведущих конгрессах стран Европы и СНГ, мы понимаем: наши знания и умения не хуже, а в некоторых моментах даже лучше. Конечно, как любые специалисты мы сталкиваемся с вопросами устаревания оборудования и технологий, но благодаря поддержке Минздрава эти вопросы решаются своевременно. Сейчас ведомство проводит закупку наиболее современного оборудования для обеспечения Республиканского ожогового центра. С этой целью приобретаются современные дерматомы на аккумуляторах (аппараты для сбора неповрежденной кожи пациента для последующей трансплантации), аппараты вакуумной терапии ран, уникальный СО2-лазер для лечения послеоперационных рубцов и деформаций, УЗИ — аппарат экспертного класса, хирургический инструментарий для выполнения реконструктивно-пластических операций и расходные материалы для уникального гидрохирургического и ультразвукового скальпеля, анализатор газов крови и наиболее необходимое оборудование для отделения реанимации.

За последние годы специалистами Центра внедрены в практику высокотехнологичные методы комплексного лечения пациентов с ожогами кожного покрова и их последствиями с применением современных принципов активной хирургической тактики, технологий вакуумного и ультразвукового лечения ожоговых ран. Врачами-комбустиологами-хирургами освоены все виды высокотехнологичных реконструктивно-пластических операций у пациентов с послеожоговыми контрактурами, деформациями и патологическими рубцами.

— Какие перспективы у комбустиологической службы Беларуси?

— Что касается перспектив, то хотелось бы отметить, что весь коллектив ожоговой службы не стоит на месте, мы постоянно учимся, совершенствуемся, посещаем ведущие научно-практические конференции и конгрессы по нашему направлению, а потом внедряем новые знания и технологии в клиническую практику. У нас есть одна большая мечта, к которой идем. Мировой опыт работы ожоговых центров свидетельствует, что целесообразно размещать ожоговые отделения в отдельном корпусе многопрофильного стационара. Сегодня ведутся работы по проектированию Отдельного корпуса Республиканского ожогового центра, который будет соответствовать всем современным мировым стандартам для таких учреждений. Это позволит рационально разместить службы Центра, более экономно расходовать материальные ресурсы, более эффективно координировать работу медицинского и технического персонала, что в конечном итоге повысит качество и результативность оказания медицинской помощи. Очень надеемся, что скоро наша мечта сбудется.

— Дайте нашим читателям профессиональные советы: что делать при получении ожога?

— Наверное, каждый человек хотя бы раз в жизни сталкивался с ожогами: выливал на себя чай или кофе, прикасался к горячему утюгу или кастрюле. Казалось бы, ничего страшного, и за неделю-другую все заживало. Однако так бывает не всегда. Иногда ожоги не болят и не вызывают особого дискомфорта. Причиной отсутствия боли может являться гибель нервных окончаний, расположенных в коже. Это говорит нам о глубоком поражении, которое требует в большинстве случаев хирургического лечения.

Мы, как ни странно, всегда радуемся, если ожоговые раны болезненные. Это говорит о поверхностном повреждении кожи, которая в случае правильного лечения заживет самостоятельно. Оценить площадь и глубину ожоговых ран, назначить правильное лечение может только специалист с опытом в данной специальности. Поэтому основная рекомендация от всего нашего коллектива-своевременное обращение за медицинской помощью. Ведь иногда небольшие по площади и глубине ожоговые раны, особенно у детей и пожилых, могут привести к развитию ожогового шока, инфекционных осложнений и даже летальному исходу. Берегите себя, а в случае получения ожоговой травмы доверьте свое здоровье профессионалам.


Хотелось бы, пользуясь случаем, обратиться к молодым родителям, ведь малыши — основные пациенты нашего детского ожогового отделения. Родители, не пейте горячий чай с ребенком на руках, не оставляйте чайник, чашку на краю стола или близких конфорках кухонных плит — это «легкая добыча» каждого любознательного малыша. Достаточно чашки горячего кофе или чая, разлитых по неосторожности на ребенка, чтобы малыш получил ожоги до 50% от общей поверхности тела. Берегите себя и своих маленьких деток.

Мария ДАДАЛКО

Выбор редакции

Политика

Посол Беларуси в КНР: С 1992-го товарооборот с Китаем вырос более чем в 130 раз

Посол Беларуси в КНР: С 1992-го товарооборот с Китаем вырос более чем в 130 раз

Впереди юбилей белорусско-китайских отношений — 30 лет.

Общество

Что кроме церквей и замков посмотреть на Гродненщине?

Что кроме церквей и замков посмотреть на Гродненщине?

Музей, валунов, белки, водяной мельницы и не только.