Вы здесь

Геннадий Авласенко: Дети думают по-другому, не так, как взрослые…


В Беларуси в последние годы активно развивается детское книгоиздание. Появился целый отряд интересных прозаиков, поэтов, адресующих свои произведения самым юным. Издаются и книги для подростков… Можно назвать имена многих ярких литераторов… Добрых полтора-два десятка лет я наблюдаю за творчеством белорусского детского писателя Геннадия АВЛАСЕНКО. Иногда просто с интересом разговариваю с ним, откликаюсь в разных газетах и социальных медиа на его книги, адресованные маленьким читателям. Иногда спорю, пытаюсь узнать у этого скромного и совсем не громкого человека, простого, тихого труженика литературы, что он думает о современной школе, о воспитании детей… Вот и сейчас задал ему несколько вопросов, зная, что разговор у нас получится… 


— Геннадий, начнём, пожалуй, разговор наш с самого простого и ясного вопроса — с того, тяжело ли быть детским писателем?

— Писателем вообще быть не просто (настоящим писателем, а не графоманом, который всегда пишет легко и быстро, и почти никогда не исправляет того, что написал). Что же касается детского писателя...
Кто-то сказал (не помню, кто именно), что писать для детей — это значит, писать как для взрослых, но ещё лучше. 

— Об этом и Маршак говорил, и еще, наверное, много кто... 

— И, как бы ни был затёрт весьма популярный некогда лозунг «Всё лучшее детям!», относительно детской литературы лозунг этот остаётся правилом номер один для каждого детского писателя. Настоящего детского писателя, я имею в виду...

А ещё каждому детскому писателю нельзя забывать, для какого именно возраста пишет он своё произведение. Ибо то, что покажется интересным ученикам младших классов, учеников классов средних (тем более, старших) оставит вполне равнодушным. Говорю это как учитель с многолетним стажем. И наоборот, не стоит сочинять излишне серьёзные и глубокомысленные произведения для малышей. Писатель-фантаст Воннегут однажды сказал, что шарлатаном является каждый, кто не способен объяснить шестилетнему ребёнку, чем он занимается.

К детским писателям эта замечательная фраза относится в первую очередь.

— Когда-то вы открыли себя как детский писатель Ветерком из Вентилятора... Была дилогия или трилогия? Не пробовали переиздать эту серию? Может быть, продолжить повествования о Ветерке из Вентилятора?

— Всё правильно, именно маленький Ветерок из Вентилятора был моим самым первым произведением для детей. Всего в «Издательском доме «Звязда» вышло четыре книги о Ветерке из Вентилятора: «Удивительные приключения маленького Ветерка из Вентилятора», «Новые приключения маленького Ветерка из Вентилятора», «Ветерок и госпожа Зима» и «Ветерок и Крысиный король». В них маленький Ветерок где только не побывал. И в Африку летал, чтобы позвать Тропический ветер и с его помощью прогнать из наших мест госпожу Зиму, которая посредине лета внезапно тут объявилась. И в книгу сказок попадал, чтобы там опечатки и всяческие другие нарушения исправить. К примеру, убрать лишних Змей Горынычев, потому что одному Ивану-царевичу со всеми ими не справиться. Или, скажем, вернуть поменявшихся местами волков из сказок «Красная шапочка» и «Три поросёнка» в их законные сказки...

Насчёт переиздания...

Знаете, это моя заветная мечта. Потому, что все четыре книги о Ветерке в своё время быстро разошлись, и, конечно же, очень хочется, чтобы как можно больше юных читателей вновь повстречались с моим Ветерком. И не только белорусских юных читателей, но, возможно, и российских... А если повезет — и читателей не только всего Союзного государства, но и других стран...

Другими словами, неплохо было бы переиздать повествования Ветерка, но пока, увы, не знаю даже, как к этому подступиться.

А насчёт продолжения...

Тоже есть у меня такие мысли. Ведь маленький Ветерок постепенно растёт, вот и в последней книге «Ветерок и Крысиный король», он уже вполне самостоятельный, и даже успел подружиться с двумя котами-соперниками и одной очень грустной собачкой, которую бросила хозяйка. Именно эти коты и собачка вступают в смертельную схватку со зловещим трёхголовым Крысиным королём и, конечно же, с помощью Ветерка, одерживают над чудовищем безоговорочную победу. Но после оказывается, что, так называемый, Крысиный король действовал по указке некоего могущественного и таинственного чёрного волшебника, и тот пока остался непобеждённым и даже неуловимым, потому что на этом и заканчивается сказочная повесть.

Так что продолжение тут, прямо-таки, напрашивается...


— Вы учитель по образованию, долго работали в школе... Сюжеты ваших произведений приходят из школьного, педагогического опыта? Или в ваших произведениях много фантазийного?

— По образованию я биолог, в школе преподавал, в основном, биологию и химию. И, конечно же, общение со школьниками во многом повлияло на написание многих моих детских произведениях, в первую очередь, произведений для подростков. Как, к примеру, мой цикл весёлых рассказов и повестей о мальчике по кличке Вася Лентяйкин. Он у меня и в Страну сказок попадает, и в Страну вредных привычек, и даже в Царство грибов. Все эти повести печатались в своё время в журнале «Рюкзачок». А несколько лет назад в издательстве «Беларусь» вышла книга, в которую вошли все эти повести плюс множество небольших весёлых рассказиков о приключениях Васи и его друзей. Правда, книга эта вышла на белорусском языке и потому называется «Прыгоды Васі Лайдачкіна».

Знания биологии мне также помогают в написании детских произведений. К примеру, многие мои детские сказки именно о животных или растениях, а ещё у меня немало научно-популярных произведений для юных читателей. В этих произведениях я, либо интервью у разных животных беру, либо, к примеру, рассказываю школьникам о происхождении тех или иных культурных растений. Разумеется, в доступной для детей форме.

А насчёт фантазийного, так ведь богатая фантазия автора — это главный и даже единственный ключ к последующему успеху его произведения. Без неё никак!

— Кто из писателей старшего поколения, пишущих для детей, являются для вас наставниками?

— Знаете, в детстве моими любимыми книгами были приключения Незнайки Носова (но только первая книга!) и «Баранкин, будь человеком» Медведева. Я считаю, что именно так нужно писать для детей.

А из белорусских детских писателей, конечно же. Янка Мавр. Впрочем, он писал, скорее, для подростков, но ведь подростки — это тоже дети, хоть и частенько считающие себя вполне взрослыми и самостоятельными. Именно поэтому труднее всего детскому писателю писать для подростков. Маленький ребёнок — это открытая книга и взрослому нетрудно её «прочитать». А значит, и написать так, чтобы маленькому человечку было понятно и интересно, тоже довольно простая и легко выполнимая задача для любого опытного и, главное, талантливого детского писателя.

А вот подростки — это особый мир, куда взрослым так непросто достучаться. И ещё труднее написать литературное произведение для подростков так, чтобы они его не просто поняли, но и приняли, как говорится, «в свою компанию».

— Много ли сегодня читаете из детской литературы? Из русской? Из белорусской? Кого бы отметили как лидеров в художественном диалоге с юными читателями? И удается ли вообще следить за развитием современной детской литературы России?

— Часто ли читаю я сейчас книги детских писателей?

К сожалению, значительно реже, чем в то далёкое время, когда мои дети маленькими были. Тогда я с ними чего только не прочитал из детской литературы: и белорусской, и русской, и зарубежной...

Может, потому и принялся чуть позднее собственные произведения для детей сочинять?..

Правда, тогда детям куда меньше прочих искушений было. Каналов в телевизоре было всего несколько, каждый мультфильм — почти событие. А сейчас мультфильмов этих превеликое множество, и с каждым годом всё новые и новые появляются. Штампованные и почти друг от друга неотличимые. Как автомобили некогда на конвейере Генри Форда...

Но нынешним детям это, к сожалению, нравится, и попробуй, оторви их сейчас от мультика просто ради того, чтобы за книгу усадить! По собственной внучке знаю, как непросто это...

Да ещё и следует отметить, что понятие «детская литература» довольно общее и неоднозначное. С малышами всё ясно, но вот как быть с подростками? Литературу для них тоже считать детской?

Александр Сергеевич Пушкин писал свои сказки вовсе не для детей. И «Конёк-Горбунок» Ершова тоже первоначально предназначался для взрослой читательской аудитории. Так и «Остров сокровищ», как и «Три мушкетёра», как и «Приключения Гулливера»...

А сейчас их читают именно подростки. Да и я сам впервые познакомился с этими книгами уже в подростковом возрасте.

— Кого бы хотелось отметить, как лидеров в современной детской литературе?

Даже не знаю, что ответить. Детских писателей, и в Беларуси, и, тем более, в России, сейчас так много, и все они такие разные, что трудно выделить кого-то одного в качестве лидера. Тем более, что если за развитием современной детской литературы в Республике Беларусь я всё-таки слежу, и слежу внимательно, то оценивать состояние нынешней детской литературы России (а она, к тому же, ещё и многонациональная) я просто не берусь. Точнее, не возьму на себя смелость это делать....

— Как вы оцениваете сегодняшнее состояние читательского внимания к детской литературе? Все осталось прежним, как и тридцать-сорок лет, как во времена вашего детства, так и сейчас — сельские библиотеки, детские библиотеки, библиотеки в школах?

— Жизнь меняется стремительно в последнее время. Я хорошо помню мир без компьютеров, интернета, мобильной связи...

Помню и время, когда бумажная книга была почти единственным источником знаний и ничто, казалось бы, не предвещала тогда каких-либо глобальных изменений в этом направлении.

Но они пришли, и это непреложный факт.
Не то, чтобы я как-то особо сильно переживал по этому поводу (ибо прогресс не остановить), но некое чувство сожаления (вернее, ностальгии) всё же присутствует.

Выживет ли бумажная книга в этом изменённом мире, и сколько ей в таком случае осталось жить?

Хочется быть оптимистом и верить, что бумажная книга останется жить долго, многие десятилетия и даже столетия. Особенно детская книга с большими буквами и красочными иллюстрациями, которую маленькому человечку даже в руках держать приятно, тем более листать и рассматривать... тут уж никакая электронная книга с ней не сравниться.

Да и просто бумажная книга, даже без рисунков и иллюстраций...

Почему-то приходит на ум сравнение с театром. Сколько уже предрекали ему полное исчезновение. И когда кинематограф появился, и когда телевидение весь мир заполонило. А театр по-прежнему жив, возможно, стал он более элитарным, более интеллигентным, что ли. Надеюсь, так и с бумажной книгой будет. В том числе, и с детской бумажной книгой.

— Есть ли, на Ваш взгляд, в Беларуси литературная критика, внимательная к детской литературе?

— Литературная критика в Беларуси естественно существует, в том числе и критика, внимательная к детской литературе. Но всегда хочется, чтобы её как можно больше было, и чтоб она как можно более объективно оценивала произведения писателей, тем более, произведения тех, кто пишет именно для детской аудитории. Иными словами, чтобы критические отзывы, с одной стороны, не приглаживались всячески в угоду тому или иному именитому и весьма авторитетному автору, а с другой, не были излишне придирчивы по мелочам или из-за личной неприязни к произведениям менее известных или просто начинающих ещё писателей.

И уж, тем более, не замалчивали с каким-то трудно объяснимым упорством эти произведения, что порой, к сожалению, тоже случается.

— Какого книжного героя, как вы лично считаете, не хватает сегодняшним детям?

— В советской литературе всегда воспевались подвиги, в том числе и детские. Подвиги и самопожертвование во имя великой цели, имя которой — коммунизм. И книжные герои того времени всегда были готовы к подвигу, и совершали этот подвиг без страха и сомнения, зная, что жертвуют собой не просто так, а для максимального приближения светлого будущего.

И вот оно наступило, будущее! Насколько оказалось оно светлым, это уже другой вопрос...

А что насчёт подвигов в настоящее время?

Кто-то из великих сказал, что «любой подвиг — это расплата за чьи-то ошибки, и в нормальном обществе подвигов вообще быть не должно».

Но так ли это?

Подвиг подвигу рознь. Одно дело, когда героическими усилиями люди пытаются исправить чьё-то несомненное головотяпство, и совсем другое, когда человек, едва умеющий плавать, не раздумывая, бросается в воду, для спасения ребёнка. И даже не своего, а чужого...

Или когда простой белорусский школьник Роман Когодовский без колебания вбегает в охваченную пламенем избу и на руках выносит из огня своего двухлетнего брата, сильно обгорев при этом.

Вот это действительно подвиг, и именно таких книжных героев не хватает нынешним детям. Вернее, подросткам.

Неистовый Виссарион — великий российский критик Белинский — писал в свое время: " Целью детских книжек должно быть не столько занятие детей каким-нибудь делом, не столько предохранение их от дурных привычек и дурного направления, сколько развитие данных им от природы элементов человеческого духа, — развитие чувства любви, и чувства бесконечного. Прямое и непосредственное действие таких книжек должно быть обращено на чувства детей, а не на их рассудок. Чувство предшествует знанию... Детские книжки должны показать им, что мир и жизнь прекрасны, т. к. они суть... Кто не почувствовал истины, тот и не понял и не узнал ее... Преимущественное развитие чувства дает им полноту, гармонию и поэзию жизни. Они должны знакомить их с таинством страдания, показывая его, как другую сторону одной и той же любви, как блаженство своего рода... как необходимое состояние духа..." Как с высоты времени относиться детскому писателю к такой задаче?

— Знаете, у меня двоякое отношение к «неистовому Виссариону». С одной стороны, он и на самом деле выдающийся российский критик и публицист, поднявший своими критическими статьями, рецензиями и отзывами российскую критическую мысль на небывалую досель высоту.

С другой же стороны...

Читаешь критические отзывы Белинского о том или ином произведении его современников-писателей, и возникает невольное ощущение, что в первую очередь великий критик выискивает в этих произведениях не талант автора, а его гражданскую позицию. Так, вознеся почти до небес первый (и не самый удачный, на мой взгляд) роман Достоевского «Бедные люди», Белинский в дальнейшем почти уничтожил в своих письмах и критических отзывах последующие произведения будущего классика, не российской даже, всемирной литературы. Растёр, так сказать, его в порошок, так и не распознав до самой своей смерти всей громадности трагического таланта Достоевского.

Наверное, потому это, что, обладая несомненным критическим образом мышления, Белинский, на мой субъективный взгляд, почти лишён был дара мышления литературного, художественного. Другими словами, обыкновенного литературного таланта. И может не зря говорят (иногда в шутку), что все критики, это неудавшиеся писатели?

Но это так, к слову...

Что же касается обозначенной выше цитаты Белинского о детской литературе, то с этой его довольно громоздкой декларацией трудно не согласиться. Всё верно там, всё правильно, но...

Читаешь её и чувствуешь, что не писатель (тем более, не детский писатель) написал её, а критик до мозга костей. И я представил вдруг, как тот или иной современный детский писатель, отпечатав предварительно на принтере эту несколько высокопарную и высокомерно поучающую цитату, прикрепляет её перед собой на стенке, и, поминутно с нею сверяясь, пробует выдать на гора высокохудожественное детское произведение.

Могу сразу предположить, что ничегошеньки у него не выйдет. Писатель пишет, как пишется, как сердце ему подсказывает, и часто даже сам не знает, что же такое получится в конечном итоге. Ну, а потом, закончив, можно будет и сверить только что написанное с вышеупомянутой цитатой. На предмет, так сказать, соответствия.

А можно и не сверять...

Кстати, моя самая любимая детская книжка, это «Приключения Незнайки и его друзей». Там всё подходит под определение Белинского о детских книжках, но я не думаю, что Николай Носов в своей работе над книжкой хоть как-то использовал эту глубокомысленную и, безусловно, правильную цитату знаменитого критика.

— Вы верите в то, что дети способны понимать больше взрослых, способны переживать гораздо больше, чем мы этого от них ожидаем?

— Возможно, дети не понимают больше взрослых, но они понимают всё как-то по-другому, по-своему. И переживают тоже по-другому, намного глубже и даже трагичнее, нежели мы, взрослые, можем себе это представить.

Многое из того, что у взрослого вызовет лишь снисходительную улыбку, для маленького человечка является настоящей трагедией. И может обернуться трагедией уже для его родителей...

Как-то попалась мне на глаза небольшая заметка (не помню даже в каком именно периодическом издании) о мальчике, который, оставшись один дома, случайно разбил большущий и очень дорогущий аквариум, а родители у него были людьми строгими и весьма принципиальными в подобных вопросах. И дитя это, не выдержав тягостного ожидания и в предчувствии грядущих для себе нехороших последствий за произошедшее, просто решило покончить с собой. Из-за разбитого аквариума...

Хотели ли этого родители? Разумеется, нет! И охотно оплатили бы стоимость сотни аквариумов, лишь бы предотвратить трагедию, что, увы, невозможно, ибо она, трагедия эта, уже случилась.

Но вот на вопрос, почувствовали ли эти родители свою несомненную вину за произошедшее, я бы затруднился ответить однозначно.

Почему-то нам, взрослым, частенько кажется, что детство — самая счастливая и безоблачная пора жизни. А разве это всегда так выходит?

Вспомните, для примера, замечательный фильм «Чучело» с Юрием Никулиным и Кристиной Орбакайте в главных ролях. Можно ли назвать эту девочку счастливой, можно ли говорить о её безоблачном детстве?

Детский мир часто бывает жестоким, по-своему, по-детски, но всё-таки жестоким. И нам, взрослым, никак нельзя об этом забывать.

Беседовал Алесь КАРЛЮКЕВИЧ

Выбор редакции

Общество

В памяти народной. В Барановичах открыли мемориал Героям Беларуси Андрею Ничипорчику и Никите Куконенко

В памяти народной. В Барановичах открыли мемориал Героям Беларуси Андрею Ничипорчику и Никите Куконенко

Год назад почти все белорусы переживали гибель летчиков, погибших в Барановичах

Культура

Театральная интрига. Что будут обсуждать на съезде деятели театра — в разговоре с председателем БСТД Алексеем Дударевым

Театральная интрига. Что будут обсуждать на съезде деятели театра — в разговоре с председателем БСТД Алексеем Дударевым

Сила искусства – это как сила жизни: о ней можно вообще не думать, но если ее однажды почувствовал, то будешь заботиться, чтобы не потерять. 

Общество

Гаджет для фельдшера. Как работают ФАП и амбулатория в самом отдаленном сельсовете Пружанского района

Гаджет для фельдшера. Как работают ФАП и амбулатория в самом отдаленном сельсовете Пружанского района

Сообщила Людмила Алексеевна, которая заведует фельдшерско-акушерским пунктом и является фельдшером, акушеркой, медсестрой в одном лице.