Вы здесь

Владимир Шаппо: Я всегда был нормальным эгоистом


Привлекательность искусства в том, что оно никого не оставляет равнодушным. Каждый найдет для себя что-то интересное: картины, которые «западают» в самое сердце, необычные судьбы художников... На одной выставке можно вполне ощутить безграничную силу человеческого таланта и произведений, которые он рождает. «Звязда» вместе с галереей «АртХаос» решили познакомить всех с этой силой.


Ветки генеалогического дерева

«Я занимался этим делом сознательно. Художниками не становятся случайно. Сверху кто-то дал мне эту «звездочку». Я в пять лет, а может, и раньше знал, что стану художником. У меня никогда никаких сомнений не существовало, при том, что художников в семье не было. Это абсолютная случайность, та самая «звездочка», — рассказывает художник Владимир Шаппо.

Страсть, любовь и семья — три слова, которыми можно описать его творчество. Для Владимира Дмитриевича искусство – не просто профессия, предназначение, а семейное дело. Трое его сыновей и дочь связали свою жизнь с творчеством. Семья Владимира Шаппо предопределила не только его взгляды на жизнь, характер, но и повлияла на творчество. Свой род художник называет «пассионарным». На ветках генеалогического древа много интересных людей, о которых художник с удовольствием рассказывает. Например, про прадеда-сплавщика, который когда-то осел в Полоцком районе и дал начало роду Шаппо. Или о родственнике, который стал прототипом одного из книжных героев Владимира Короткевича. «Мой прадед-сплавщик родил пять детей. Один из них дружил с Владимиром Короткевичем, которому рассказал про своего родственника, врача, объездившего полмира. Так в романе «Черный замок Ольшанский» появился герой Витовт-Шаппо-Каллаур-Лыгановский, князь Ольшанский. Я часто приезжаю к «своему» замку в Ольшанах и очень хочу, чтобы его восстановили», — рассказывает Владимир Дмитриевич.

Родители художника тоже были люди неординарные. «Мои предки, я, мои дети — все лидеры, пассионарии. Мне очень повезло с родителями, они были прекрасными людьми. Мама прошла войну, освобождала Минск, Витебск. В 17 лет приписала себе еще один год, чтобы попасть на фронт. И всю войну тянула связь по линии фронта. Она была маленькая, и немцы ее не замечали, когда она со своей катушкой ползла. Отец воевал вместе с Петром Машеровым. После войны окончил Высшую партийную школу в Москве, был очень активным коммунистом. Орден Красной Звезды ему вручал боевой товарищ Петр Машеров. Отец очень не любил художников, актеров, творческих людей. Он считал, что их нужно отправить на лесоповал. У нас по этому поводу были большие ссоры».

Кем они еще могли стать, как не художниками?

Владимир Дмитриевич утверждает, что с такими генами он должен был стать или художником, или коммунистическим лидером. Третьего не дано. «У нас порода лидеров. Каждый пассионарный человек сам чувствует свою судьбу и строит его», — объясняет он. Поэтому неудивительно, что, имея такой генетический подарок, Александр, Павел, Антон и Ксения пошли по творческому жизненному пути.

Александр Шаппо — известный скульптор, чьи работы можно видеть во многих городах Беларуси. Например, «Куб мужества и тоски» в Бобруйске, мемориал «Память» на Минском проспекте Дзержинского, памятник зодчему Иоанну в Полоцке. Павел Шаппо — художник в широком смысле слова: художник театра и кино, живописец, дизайнер интерьеров, сценарист, писатель. Антон Шаппо делает произведения искусства из людей, он директор популярного тату-салона «У лисицы», востребованный дизайнер интерьеров, неординарный живописец. Ксения Шаппо пишет стихи, делает переводы и создает скульптуры. Каждый из младших Шаппо не останавливается на одном занятии. Они все — разносторонние мастера, которые выражают свои мысли и чувства различными способами. И это тоже у них от отца. Кроме циклов картин, в портфолио Владимира Шаппо входит и множество дизайн-проектов: природно-экологический музей города Полоцка, мемориальный комплекс «Звязда», посвященный жертвам концлагеря в Боровухе, Музей 121-го авиационного ремонтного завода города Кубинка (Московская область), комплексное решение художественной среды Новополоцка и комплексное решение реконструкции города Дисны.

«Когда дети подросли, я им говорил ни в коем случае не идти в искусство, а выбирать другую профессию. То, что я стал художником, — Великая Победа. Слава богу, что я могу этим зарабатывать деньги, содержать большую семью. Но, глядя на меня, в какую еще сферу могли пойти мои дети? Я отработал два года после института, потому что так было нужно по закону. И больше не ходил на работу. Я сам управлял своим временем, мог спать сколько угодно, у меня никогда не было руководителей — я работал сам на себя. Так кем еще могли стать мои дети, если не художниками», — рассказывает Владимир Шаппо.

И хотя художник не хотел, чтобы дети связали свою жизнь с искусством, как отец он ими гордится и уважает как коллега. Мастер утверждает, что династическая преемственность, причем не только в искусстве — один из факторов активизации культурной жизни в стране. Нельзя разрушать родовые, семейные ценности, разделять родителей и детей. «Я всегда был нормальным эгоистом. Любил свою семью, свою Родину — Придвинье. Это основа Беларуси». — подчеркивает Владимир Шаппо. И картины у него типичные для «нормального эгоиста»: многие из них посвящены родному Полоцку, жене, друзьям, любимой собаке. Полотна отражают Творца, такие же яркие, громкие и неординарные, как и он сам. Родному Полоцку посвящен даже целый цикл картин. Например, картина" Полоцк", мостик, идущий от Софии, на нем художник со своей женой и любимая такса Бишка. Каждый, кто посещал город над Двиной, видел эту картину. Но только не так, как сам Владимир Шаппо.

Идет война за человеческую душу

«Я продолжаю национальные традиции нашего народа. Я точно знаю, что после общего восхищения деньгами и сексом придет Иисус Христос и покажет, что жизнь намного сложнее. Сегодня самая большая проблема — духовность людей, здесь идет самое большое сражение. И я своих детей направил туда, где идет самое большое сражение – война за человеческую душу. Достоевский говорил: «Бог борется с дьяволом, а поле битвы — душа человеческая», — отмечает мастер.

Кроме родной земли, много внимания Владимир Шаппо уделяет библейской тематике. Цикл «Художники и пророки» объединяет искусство и религию, показывает чувства, которые вызывают и пробуждают эти сферы, заставляет задуматься о том, что действительно важно. Лучшими работами в этом цикле художник называет «Распятие» и «Христос перед Пилатом». Духовное, религиозное начало часто всплывает в разговоре с художником. Хотя он сам отмечает, что не считает себя очень набожным человеком. Но в Бога верить и даже в коммунистические времена крестил своих детей.

«Искусство оправдывает человека перед Богом. А что люди сегодня делают?! Если бы не Бах, не Микеланджело, если бы не рублей или Чайковский, неизвестно, что бы с нами было. Женщины рожают очень красивых, хороших детей. Один из них может стать новым рублевым, а все остальные будут делать гадости», — рассуждает творец.

Владимир Шаппо утверждает, что художник — это больше, чем просто человек, который рисует. Он, в первую очередь, анализирует. Поэтому творцу так не нравится журналистский вопрос вроде «когда к вам приходит муза?» Она не приходит по приглашению, чтобы нарисовать картину. Искусство для Владимира Шаппо — состояние души, образ жизни: «Художник — это тот, кто думает за всех. Я анализирую все происходящее, и я должен этот анализ показать. Господь уже сделал рассвет, закат солнца, березки, реки. Господь говорит, что человеку нужно идти дальше и всю дорогу думать. Я очень люблю свои родные березки, это мои воспоминания. Березки я рисую, когда делаю этюды, чтобы сохранить свои воспоминания. А настоящая художественная работа предполагает работу мозга. Я анализирую, кто мы, откуда пришли и куда идем. Художник-аналитик, он совесть народа. Натюрморты и женщин мы тоже рисуем, но в основе всегда лежит вопрос «что это и зачем?» Каждый художник должен анализировать, что происходит с народом, страной, с ним самим и что будет дальше. Мы обладаем этими знаниями. Поэтому произведениями искусства одни восхищаются, а другие уничтожают».

Валерия СТЕЦКО

Фото Алины МАЗОВЕЦ

Выбор редакции

Общество

Такое разное молоко... Кому какое подходит?

Такое разное молоко... Кому какое подходит?

«Молоко — полноценный продукт питания, а не напиток, это важно учитывать».

Культура

Стасья Корсак: «Оставайтесь индивидуальными»

Стасья Корсак: «Оставайтесь индивидуальными»

Юная артистка, которая органично преподносит себя в разных образах и жанрах.