Вы здесь

Андрей Савиных: Качество избранных стратегий не проверяется в идеальных ситуациях


Белорусская повестка никому не дает расслабиться, время не позволяет. Активное обсуждение изменений и дополнений в Конституцию, скорый референдум, укрепление государственных и национальных ценностей и ориентиров, сохранение исторической правды, глобальные политические и экономические трансформации — этот период в жизни Беларуси в будущем не потеряется в учебниках истории. Но сегодня каждому белорусу стоит разобраться во всем, что происходит вокруг (оставаться безучастными уже невозможно) и понять, как жить в таких непростых, но вместе с тем интересных условиях. Об этом мы рассуждали с председателем Постоянной комиссии по международным делам Палаты представителей Андреем Савиных.


— Андрей Владимирович, на ваш взгляд, какие уроки следует вынести с прошлого 2021 года?

— Как неудивительно, 2021 год для Беларуси был достаточно неплохим, несмотря на все трудности. За счет собственных ресурсов нам удалось обеспечить внутренний рост. Наша экономика структурно меняется. Мы находим точки опоры и в своих традиционных отраслях промышленности, и поэтому чувствуем себя уверенно. Экономическая политика нашей страны подтвердила свою правильность. Наша экономика направлена на удовлетворение главных потребностей людей. И это значит, что кризис по нам ударит меньше, чем по странам с другой экономической политикой. Но это не отменяет необходимости развиваться дальше. В последние годы мы двигались слишком медленно, теперь придется ускоряться.

Тем не менее кризисные явления в глобальной экономике в чем-то даже помогают нам сохранять устойчивость. У нас открытая экономика: 60 процентов того, что производим, мы должны продавать. Сегодня более 50 процентов экспорта идет в Россию и в страны СНГ. Это наши традиционные рынки. И, что бы ни случилось, мы не можем их потерять. Они близки нам, там привыкли к нашей продукции. И даже если мы потеряем поставки в страны дальнего зарубежья из-за кризиса или закрытия этих рынков, основной объем экспорта сохраним. Качество избранных стратегий не проверяется в идеальных ситуациях. Она проявляется именно в кризисных условиях. И кризис, вызванный пандемией, другими негативными проявлениями, показывает, что мы выбрали правильную стратегию. Она поможет нам пройти трудные времена и создать условия для будущего развития.

— Делать прогнозы — дело неблагодарное, но... По вашему мнению, чего стоит ожидать от 2022 года, учитывая все, что происходит в Беларуси и вокруг нее?

— С моей точки зрения, мы увидим ухудшение глобальной ситуации. Увеличится количество локальных конфликтов. Это означает, что и дальше будут использоваться такие меры, как санкционное давление как главный инструмент в борьбе за зоны экономического влияния. Каждый серьезный экономический блок будет закрывать свое торговое пространство для поставок конкурентов в интересах своих стран-производителей. И мы должны делать то же самое. Неоднократно сказано, что санкции заставляют менять структуру своей промышленности. Разворачивается серьезная программа по импортозамещению. Например, важные детали для машиностроения мы будем не покупать, а производить у себя. Таким образом, в ближайшие годы мы увидим активные процессы кластеризации: вокруг одного крупного предприятия будут собираться десятки мелких производителей различных деталей. Это хорошая основа для повышения производства в целом. И — что важно — эта кластеризация будет проходить с опорой на внутренние резервы.

В таких условиях особое значение приобретает взаимодействие в рамках Союза Беларуси и России. Планы по гармонизации нашего законодательства в рамках Союзного государства открывают большие возможности доступа на российский рынок. И за счет этого мы имеем дополнительные резервы в традиционных, сильных белорусских секторах производства: удобрений, сельскохозяйственного машиностроения, станкостроения, производство продуктов питания, ІT-секторе. Я думаю, в 2022 году генеральной линией станет создание регионального рынка, его защита и укрепление позиций Беларуси в жизненно важных секторах.

— Во многих интервью вы говорите, что мир находится на этапе серьезной политической и экономической трансформации. На ваш взгляд, чем вызваны эти изменения?

— Приведу историческую аналогию. В 1913 году, накануне Первой мировой войны, мир столкнулся с такой же проблемой. Глобальная экономическая ситуация подошла к пределу своего развития. Все рынки были заняты, развиваться дальше просто некуда было. Проблема перепроизводства в ХХ веке решалась через две мировые войны. Это было страшным потрясением, погибли миллионы людей. Сегодня решение проблем через войну невозможно. Прежде всего, из-за ядерного оружия. Долгое время считалось, что помогут финансовые инструменты и искусственное повышение потребительского спроса. Было создано множество финансовых инструментов с расчетом, что рост будет продолжаться не один год. Но такой расчет не оправдался. Вопрос еще и в том, что Запад решал подобные проблемы за счет эмиссии твердых валют. Сегодня мы видим парадоксальную ситуацию: эмиссия не дает такого эффекта, который был раньше: три напечатанных доллара дают полдоллара экономического роста, и тот через полгода съедается инфляцией. Эмиссия лишних денег уже не является драйвером экономического роста. Но эта бесконечная эмиссия твердых валют привела к изменению природы денег, они потеряли свои главные функции. Сегодня деньги в лучшем случае являются средством обмена, торговли. Остальные функции сбережений, накоплений, инвестирования не выполняются. По сути, деньги, хранящиеся в банках, имеют убыточную рентабельность. Это говорит о том, что мы подошли к пределу существования экономической системы, ее нужно трансформировать. Но трансформация системы означает, что все сформированные финансовые и экономические «пузыри» лопнут.

Возьмем, например, транснациональные корпорации, скажем, Apple. На процентов 50 стоимость компании состоит из финансовых потоков, которые через нее проходят, и нематериальных активов, например, известности торговой марки. Под огромные суммы взяты большие кредиты. И как только под давлением кризиса значение нематериальных активов существенно понизится, а финансовые потоки упадут хотя бы на 30 процентов, транснациональные корпорации не смогут выплатить проценты по своим кредитам. После наступит банкротство компаний, пострадают банки, давшие кредиты. Запустится логическая цепочка больших финансовых потерь. Понятно, что такого сценария никто не хочет. Все правительства работают, чтобы смягчить или предотвратить подобный сценарий. Но полностью это отклонить невозможно. Нужно выходить из ситуации через передел рынков, локальные конфликты, которые также будут направлены на уничтожение лишних финансовых и экономических «пузырей». От этого никуда не деться, глобальная экономика будет вынуждена искать решение.

— И как Беларуси к этому адаптироваться?

— Здесь рецепты очень простые. Больше всего потеряют богатые, продвинутые в финансовом плане страны. Это не мы. Меньше потеряют экономики, основанные на реальном секторе, производящие необходимые для жизнедеятельности товары. Это мы. Нам нужно создавать устойчивую экономику, потреблять то, что мы производим. А то, что экспортируем, продавать не по всему миру, а в страны своего региона, с которыми всегда будет общий рынок. Или у страны, с которыми налажена хорошая транспортная связь и нет политических проблем: Китай, Индия, Пакистан, Иран, Турция, страны Ближнего Востока. Они не будут от нас закрываться. И Беларусь не настолько большая страна, чтобы составлять угрозу их экономическому благополучию. И тех стран достаточно, чтобы обеспечить Беларуси устойчивые возможности пройти через этот кризис. Он когда-нибудь закончится...

— Важный пункт проекта изменений и дополнений Конституции — закрепление статуса Всебелорусского народного собрания как органа народовластия. Вы говорили, что таким образом можно создать институт, который будет эффективно разрешать конфликты между различными социальными группами. Андрей Владимирович, объясните, пожалуйста, каким образом вы это представляете?

— Каждый человек хочет иметь работу, хорошую зарплату, учиться, узнавать что-то новое. Но большое значение имеет и определенное ядро нематериальных ценностей. Если у общества сформировалось ядро ценностей, нужно создать механизмы, которые будут помогать их придерживаться. Это система образования, воспитания, трудоустройства, различные государственные программы. В жизни современного общества главную роль играют социальные группы, объединенные одной профессией, интересами. Как показывает практика, конфликты между различными социальными группами неизбежны во время социально-экономического развития. И их трудно решать в рамках обычной системы управления. Так, этим занимается президент, он проводит совещания с представителями разных сфер, разных регионов и ветвей власти. Это попытка найти баланс в той или иной сфере. Но достаточно ли этого? Способность решать конфликты можно закрепить в работе Всебелорусского народного собрания. Мы должны сделать его общественным институтом для помощи в разрешении социальных конфликтов.

Нам нужен институт, в котором можно было бы честно обсудить, что, например, кредитные ставки выгодны банкам, но тормозят развитие крупных предприятий и нужно искать компромисс. Или, например, заявить, что нужно переместить акцент с потребления и определенные деньги направить на развитие инновационных проектов, чтобы создать больше рабочих мест для молодых специалистов или даже открыть новые отрасли. В Беларуси есть пример создания новых отраслей — Парк высоких технологий. Когда его создавали, было серьезное сопротивление традиционных структур. Но через 15 лет видно, что это правильное решение, которое, кстати принимал президент. Сегодня мы имеем новую отрасль, которая генерирует серьезные финансовые ресурсы и создает дополнительные возможности для цифровизации. Но где обсуждать подобные идеи и решения на постоянной основе? Можно это делать на уровне политических партий, общественных объединений, местных властей, диалоговых площадок. Но кто-то должен рассмотреть все предложения, сделать выводы, найти баланс и выработать оптимальное для всех решение, учитывая интересы всех сторон.

Это моя идея, и я буду ее активно продвигать. Всебелорусское народное собрание должно стать таким форумом, где будут обсуждать социальные вопросы, искать компромисс между различными социальными группами и разрешать конфликты между ними. Поскольку нам нужны активизация и динамичная повестка дня, необходимо избавляться от скрытых конфликтов. Я надеюсь, что УНС возьмет на себя эту функцию, кроме уже прописанных в проекте изменений Конституции. Такие функции, как принятие решений по стратегическим вопросам, обсуждение социально-экономической программы развития белорусского общества — уже описан процесс принятия решений. Но ведь важен и процесс подготовки к их принятию. Работа над этим может сделать УНС уникальным институтом, который даст нам очень хороший результат.

Понятно, что это непростая задача и придется потрудиться. Чтобы достичь консенсуса, нужно привлечь к такой работе талантливых, серьезных людей.

В современной философии их называют «людьми долгой воли». Они не гонятся за быстрыми результатами, а готовы долго работать ради реализации стратегических планов и достигать компромисса.

— И за какой срок можно будет это сделать?

— Когда будет принята Конституция, в проекте указано, что на все изменения законодательства и создание правил деятельности новых социальных институтов выделяется два года. А дальнейший процесс развития — бесконечен. Эффективная работа этого механизма сделает нашу политическую систему более гибкой и способной противостоять внешним вызовам.

— В проекте изменений Конституции сохраняется принцип социального государства. Но вводится и важный принцип социальной ответственности. Разве одно без другого не существует?

— Я тоже думал, что это неотъемлемые, диалектические понятия. Но я был удивлен, когда увидел другую точку зрения. Я увидел случаи, когда люди перестают замечать собственные обязанности, а больше думают, что для них должны сделать. Мол, если вы социальное государство, вы должны обеспечить меня работой с хорошим заработком, жильем, медицинской помощью. Но это искажение смысла и сущности социального государства. Такое социальное государство обречено на неудачу, оно не будет работать. Государство живет за счет ответственности граждан. В Беларуси созданы условия для получения образования, профессии, сохранения здоровья с бесплатной медициной, государство помогает людям в трудной жизненной ситуации, в старости каждый получает пенсию. Но тем, кто желает большего достатка, лучшей жизни, нужно рассчитывать на собственные силы. Америку в ХІХ веке великой сделала одна ценность, которая стала ценностью всех американцев. Она звучит следующим образом: «Если у тебя трудности, если ты провалился — прежде всего это твоя вина. Значит, ты недостаточно активно работал ради достижения цели и ты должен переосмыслить и удвоить свои усилия. Не надо винить остальных, надо подумать, что ты сам можешь сделать». Это очень важно, и сюда стоит добавить социальную ответственность. Хотя здесь я хочу отметить, что ответственность, собранность, предприимчивость также должны стимулироваться.

— Андрей Владимирович, говоря об изменениях в Конституцию, многие эксперты говорят о необходимости закрепить «приоритет национального права перед международным». Но все знают, что основной Закон страны — Конституция. Объясните, пожалуйста, что подразумевается под таким предложением.

— В восьмой статье Конституции сказано, что Республика Беларусь признает приоритет общепризнанных принципов международного права и обеспечивает соответствие им законодательства. Мы согласились с принципами международного права, которые зафиксированы в Уставе Организации Объединенных Наций. Речь идет о суверенитете наций, о невмешательстве во внутренние дела суверенных государств, об отказе использования силы в разрешении международных споров. Это основа для нормального мирного развития и проведения мирной внешней политики. Эти общеупотребительные принципы – краеугольный камень нашего национального законодательства. Во всем остальном национальное законодательство имеет приоритет в нашей стране. Мы признаем фундаментальные принципы международного права и там, где видим пользу для себя, присоединяемся, становимся участниками международных конвенций и соглашений. Они ратифицируются и дополняют нашу систему законодательства.

В 1990-е годы считалось, что международные договоры должны преобладать над национальным законодательством. Тогда на какое-то время все поверили, что скоро мы будем жить в едином мире с международными законами, которые везде будут одинаково действовать независимо от международных юрисдикций. Мы считали, что этот мир будет основан на справедливых и универсальных принципах. К сожалению, начиная с 2009 года, мы убедились, что такой мир никто даже не пытался строить. Запад, получив в 1991 году карт-бланш на строительство глобальной системы, в первую очередь занялся созданием иерархической системы, основанной на неравенстве. Ядро западного мира вытягивало дополнительные возможности из стран-периферий (в том числе и нас), чтобы обеспечить себе более высокий уровень жизни. Это несправедливо. И сегодня большинство стран хочет изменить такую структуру мира.

— Большой резонанс вызвало предложение убрать из Конституции норму о стремлении Беларуси к нейтралитету, но добавить фразу о том, что Беларусь исключает военную агрессию со своей территории. С точки зрения международной политики, дипломатии, насколько это актуальное и нужное решение?

— Это было сделано абсолютно оправданно. Понятие нейтрального статуса Беларуси возникло в Конституции в 1990-е годы. Тогда активно обсуждалось создание системы безопасности Европы. Была очень популярной идея создать зону нейтральных стран между крупным военным образованием НАТО и великой военной державой Россией. Предполагалось, что нейтральные страны будут создавать определенную дистанцию и тем самым закреплять безопасность Европы. Если бы этот коридор существовал, в него вошли бы Финляндия, страны Прибалтики, Польша, Украина, Беларусь, Венгрия, Словакия, Румыния и Болгария как минимум. И мы поддерживали эту идею. Более того, даже пытались делать шаги, которые привели бы к ее реализации. Возможно, это было и наивно, но с точки зрения укрепления безопасности выглядело правильно. И мы даже записали это в свои представления о нейтралитете. Сегодня выяснилось, что поспешили. Все страны отказались от этой идеи. Время изменилось, и большинство названных стран стали членами НАТО. Кроме того, в XXI веке, когда регионализация становится глобальной тенденцией, когда невозможна глобальная война, но растет число локальных конфликтов, государство может выжить только в блоках с другими странами. Не только экономических, но и военных. Мы являемся членом такого блока — Организации Договора о коллективной безопасности. И плюс у нас Союзное государство с Россией. По большому счету, мы можем чувствовать себя абсолютно спокойно под своим мирным небом, благодаря совместной оборонной политике Союза Беларуси и России. Таким образом, исключая понятие нейтралитета, мы согласовываем положение в Конституции с реальным положением. Но подчеркиваем, что Беларусь никогда не будет проводить агрессивную внешнюю политику.

— Комментируя решение объявить 2022-й Годом исторической памяти, вы подчеркнули, что с испытаниями справляются лучше всего те нации, которые хорошо помнят свой исторический опыт. На ваш взгляд, можно ли сохранение исторической памяти и уважение к ней считать национальной идеей нашей страны?

— Это можно считать одним из компонентов национальной идеи. В ХХІ веке конкуренции между странами разворачиваются в сфере экономики или идеологии. Всем известно, что солдат побеждает не винтовкой, а своим духом. В развитии нации прослеживается такой же принцип. Дух нации, моральный подъем общества имеет принципиальное значение для благополучия и рывка вперед. Знание своей истории, ощущение того, что нашим народам пройден большой многовековой путь, дает уверенность идти дальше и развиваться. Это большая сила и одновременно обязанность, ответственность перед предыдущими поколениями. Искажая историю, можно легко убить этот дух, вызвать у народа чувство стыда за свое прошлое, неуверенность. Почему мы говорим об информационной или психологической войне. Она как раз и заключается в том, чтобы лишить противника воли к развитию и самосовершенствованию, отнять у него этот дух. И знание истории играет роль вакцины от такого оружия. Поэтому мы должны защищать свою историю и самодостаточность исторического пути белорусской политической нации.

— Андрей Владимирович, вы проводите немало встреч в разных городах страны. На ваш личный взгляд, какие настроения у людей вызывает трансформация, через которую сегодня проходит страна.

— Нашим людям для того, чтобы чувствовать себя самодостаточными, нужна какая-то возвышенная идея в жизни. Я вижу, что белорусы не гонятся за чрезвычайно большим материальным достатком. Им важнее видеть смысл в своей жизни, в своей деятельности, видеть перспективы не только для себя, но и для своих детей. Особенно то ощущается в регионах, где жизнь не столь стремительна и прагматична, как в столице. Сегодня все идеологии, построенные только на обеспечении материального потребления, терпят крах. Люди начинают больше ценить традиционные человеческие ценности, дружбу, взаимную поддержку. Я очень рад, что белорусы это понимают и все больше обращают внимание на такие принципы.

— Как оказалось, жить в переломные моменты истории интересно, но сложно. А как лично вам быть не просто свидетелем, а непосредственно участвовать в переломных исторических событиях?

— Я начинал свою трудовую деятельность в 1985 году, в период перестройки. Затем наступили 1990-е, период развала Советского Союза. Это были очень тяжелые годы. Многие люди, потеряв ориентиры, не справились. Мне тоже было непросто привыкнуть к новому порядку. Но мне это удалось. Иногда у меня возникает ощущение, что благодаря всем турбулентным тенденциям я возвращаюсь в свою молодость. Благодаря таким ассоциациям, от того, что повторяется мой жизненный цикл, мне легче. Мне удалось выработать определенный философский подход к жизни на основе знакомства с тем, как живут другие страны. Я много ездил по миру и видел многие сообщества изнутри. Это придает определенный оптимизм. Я думаю, у нас много внутренних ресурсов, которые помогут преодолеть все трудности.

У китайцев есть знаменитая пословица, которая воспринимается как проклятие, — «чтобы ты жил в переломное время». Но мы не выбираем время, в которое живем. Мы просто оказываемся в определенной исторической ситуации. И от нас требуется проявить максимум положительных качеств и возможностей, чтобы обеспечить позитивный сценарий жизни для себя, своих родных, своего народа и страны.

Валерия СТЕЦКО

Выбор редакции

Общество

В памяти народной. В Барановичах открыли мемориал Героям Беларуси Андрею Ничипорчику и Никите Куконенко

В памяти народной. В Барановичах открыли мемориал Героям Беларуси Андрею Ничипорчику и Никите Куконенко

Год назад почти все белорусы переживали гибель летчиков, погибших в Барановичах

Культура

Театральная интрига. Что будут обсуждать на съезде деятели театра — в разговоре с председателем БСТД Алексеем Дударевым

Театральная интрига. Что будут обсуждать на съезде деятели театра — в разговоре с председателем БСТД Алексеем Дударевым

Сила искусства – это как сила жизни: о ней можно вообще не думать, но если ее однажды почувствовал, то будешь заботиться, чтобы не потерять. 

Общество

Гаджет для фельдшера. Как работают ФАП и амбулатория в самом отдаленном сельсовете Пружанского района

Гаджет для фельдшера. Как работают ФАП и амбулатория в самом отдаленном сельсовете Пружанского района

Сообщила Людмила Алексеевна, которая заведует фельдшерско-акушерским пунктом и является фельдшером, акушеркой, медсестрой в одном лице.