Вы здесь

Творожок от знакомой коровы


На днях полдничали в редакции вместе с коллегой. «А у меня сегодня творожок от знакомой коровы, угощайтесь», — улыбнулась Валентина Аркадьевна и отложила мне в тарелку половину своей собойки. Пока она посыпала лакомство изюмом, с теплотой рассказывала о людях, которые — герои нашего времени — одни на всю деревню держат рогулю. Говорила, что у того, кто попробовал домашнего творога, рука не поднимается купить магазинный.


И я ее прекрасно понимаю. Ведь тоже уже третий год покупаю молочку у местного «хозяина». Когда познакомилась с Константином, фермер так вкусно расхваливал свой клинковый сыр, что не купить его было просто невозможно. Теперь же это мое любимое творожное лакомство. Когда везу его домой, не сдерживаю себя: отламываю кусочек от хозяйского сыра, бы корку от горячего хлеба, и наслаждаюсь. Свежий, только из-под пресса, он просто тает во рту. И я полностью согласна с Константином, что клинковый сыр по праву должен стать белорусским брендом.

Магазинные сыры я тоже время от времени приобретаю. Но хозяйский с ними не сравнится. Он для меня больше чем просто сыр, так как его сделал знакомый человек, с которым меня связывает своя история. Однажды довелось наблюдать, как фермер кладет клинок с будущим сыром под пресс. У хозяина он современный, металлический. В старину же, вспоминает, устройство для отжима сыра делали из двух толстых липовых досок. Сила давления регулировалась винтами. Или просто камнем, который клали на верхнюю доску.

И количество таких людей-историй с каждым годом деревенской жизни увеличивается. В прошлом году, например, познакомились с пчеловодом из соседней деревни Плоское. Кстати, благодаря Анатолию я впервые попробовала васильковый мед. Теперь всегда в нашем доме есть сладкое угощение от знакомых пчел. Напротив Анатолия живут два брата, которые в сезон выращивают экологически чистые овощи. После того, как побыли на экскурсии в их ухоженных парниках и попробовали огурец, который действительно хороший, всем рекомендуем этих фермеров.

Ценить и поддерживать все свое мы начали не сразу. Помню, два года назад к нам на новоселье собирались приехать друзья из Витебска. Хотелось, чтобы им у нас было не только тепло и вкусно, но и интересно. Поэтому запланировали поездку в Мирский и Несвижский замки. Соседка Алеся посоветовала съездить еще и в Станьково: накануне она возила туда в зоопарк своих детишек и осталась довольна. Этот разговор случайно услышала ее бабушка. «В Станьково еще успеете. Покажите сперва свое. Нашу Малую Усу, которую во время войны на Медовый Спас сожгли немцы. Единственный дом, который уцелел, потому что стоял обособленно, — как сейчас помню слова Галины Федоровны, которую в 43-м году вместе с остальными усулянами погнали в Германию. — Свозите друзей в наш лес, покажите мемориал в память о сожженной фашистами деревне литовец...»

Действительно, часто мы думаем, что где-то там – интереснее. И при этом не замечаем необычное перед собственным носом. С этими мыслями мы с мужем и сыном сели в машину и поехали искать лесную деревню, которая была сожжена вместе с жителями (196 человек, включая 58 детей) во время карательной операции «Якоб». Место, где когда-то был литовец, поразило до глубины души: нетронутая временем природа, прозрачная тишина, могучие вековые деревья, трогательное стихотворение – посвящение Рыгора Бородулина на барельефе, скамейки-плиты возле сожженных домов, на которых некому сидеть, разговаривать, петь вечерами под гармошку...

На обратной дороге нашли лесной источник, набрали чистой холодной воды. Попали под дождь и увидели настоящего кабана. Промокшие, но наполненные возвращались домой.

Уже потом случайно узнали, что в семи километрах от нашей деревни, на Узденском кладбище, стоит один из самых необычных памятников архитектуры Беларуси — пирамида высотой около десяти метров. Построена она не так давно, как египетские, в начале ХІХ века. Это, оказывается, часовня-усыпальница старинного белорусского рода Завишей. Исследователи считают, что необычная форма появилась под влиянием тогдашней моды на египтологию. К сожалению, захоронения знаменитого рода разграблены, но сам фамильный склеп стоит и до сих пор удивляет своим величием.

Никогда не забуду, как впервые приехала на дачу к подруге. В доме, который достался ей с мужем от родителей, полным ходом шел ремонт. Вдохновленная хозяйка водила нас по комнатам, заваленным досками и строительными инструментами, и с неподдельным восторгом рассказывала, что и где будет. «Вот здесь, вдоль лестницы, со стен будут подмигивать портреты, как в горе Поттере. А со второго на первый этаж можно будет спуститься по джутовому канату. Приедешь в следующий раз — почувствуешь себя настоящей Пеппи Длинный Чулок». Аллочка настолько увлекалась своим воображаемым домом, что, как по мановению волшебной палочки, это неподдельное увлечение передалось и нам. Я и сейчас вспоминаю ту поездку с особой теплотой.

Сегодня и мы делимся со своими гостями тем, что нас вдохновляет. Едем вместе в лес собирать ягоды и грибы, сплавляемся по нашей живописной реке все на челне. И обязательно угощаем творожным сыром от знакомой коровы. У наших витебских друзей, кстати, появилась традиция. Каждый раз везут от нас хозяйский сыр, вкуснее любых конфет, в качестве тракта своим родителям. Чтобы и те, находясь за 300 километров, почувствовали вкус гостеприимной губки.

Надежда ДРИНДРОЖИК

Фото автора

Выбор редакции

Культура

Александр Радьков: О людях писать сложно

Александр Радьков: О людях писать сложно

«Каждый человек-это космос!»

Общество

До плюс 32! С воскресенья к нам идет новая волна жары

До плюс 32! С воскресенья к нам идет новая волна жары

23 июня температура воздуха была близкой к климатической норме.

Общество

В Театре юного зрителя состоялась премьера спектакля «Альпы. Сорок первый». Фоторепортаж

В Театре юного зрителя состоялась премьера спектакля «Альпы. Сорок первый». Фоторепортаж

Театр юного зрителя представил премьеру спектакля по мотивам повести Василя Быкова.