Вы здесь

Операция по пересадке свиного сердца человеку дала надежду сотням тысяч людей по всему миру


Признайтесь, согласились бы вы на пересадку вам свиного сердца? А вот Дэвид Беннет согласился: 57-летний американец стал первым в мире человеком, которому пересадили сердце генномодифицированной свиньи. Специалисты из Медицинского центра Университета Мэриленда получили от властей специальное разрешение на операцию, пояснив, что без нее их пациент не выживет. Из-за неконтролируемой аритмии он также не мог рассчитывать и на временную меру — механический имплант, который частично выполняет функцию сердца. «Для меня выбор был между смертью и этой пересадкой, — сказал 57-летний Беннет накануне операции. — Я понимаю, что дальнейшая моя судьба абсолютно неизвестна, но для меня это последний шанс».


В листе ожидания

Для хирургов операция стала результатом многолетних исследований. Они надеются, что их успех поможет спасению жизней множества людей по всему миру. В своем заявлении университет Мэриленда цитирует хирурга Бартли Гриффита, по словам которого операция призвана «приблизить разрешение кризиса с нехваткой донорских органов». Эксперты предсказывают, что уже в ближайшие лет 20-30 ксенотрансплантация войдет в ежедневную врачебную практику. И опыт Дэвида Беннетта приблизил человечество к новой эпохе межвидового донорства. Насколько быстро она наступит, зависит от того, насколько долго будет биться его новое сердце.

Между прочим, прорыв в сфере трансплантологии и пересадка сердца свиньи человеку поднимает сразу несколько важных аспектов — это и предубеждение по отношению к ксенотрансплантации, и право живых существ не быть жертвами науки на благо человечества. Для многих пересадка органов от животных к человеку выглядит абсурдно, аморально и вступает в противоречие с религиозными убеждениями. Эти и другие проблемы оказались в центре внимания участников дискуссии, организованной Республиканским центром биоэтики. Важнейшая задача, которая ставится перед биоэтикой, — способствовать выявлению различных позиций по сложнейшим моральным проблемам, которые лавинообразно влечет за собой прогресс биомедицинской науки и практики.

— Мир, конечно, не летит в бездну, но подобные научные эксперименты требуют пристального внимания и серьезного обсуждения с участием специалистов из разных отраслей, — констатирует руководитель Центра, доцент кафедры общественного здоровья и здравоохранения БелМАПО Валерия СОКОЛЬЧИК. — Ксенотрансплантация ставит фундаментальную этическую проблему: является ли человек высшей ценностью, во имя которой можно причинять страдания и быть причиной смерти других живых существ?

— Пересадка человеку сердца генетически модифицированной свиньи — это новаторская процедура, которая не просто дает надежду сотням тысяч пациентов во всем мире на продолжение жизни, но и очередная попытка сделать шаг вперед в сферах трансплантологии, иммунологии, кардиологии и других смежных сферах, которые друг без друга существовать не могут — рассуждает врач-хирург Минского научно-практического центра хирургии, трансплантологии и гематологии Евгений КОТОВ. — Если обратиться к истории, то первую трансплантацию сердца от животного человеку сделал в 1964 году Джеймс Харди. Рецепиент прожил с сердцем шимпанзе всего полтора часа. А первую удачную пересадку человеческого сердца совершил в 1967 году Кристиан Барнард. После трансплантации пациент прожил только 18 дней и умер от двусторонней пневмонии.

С тех пор трансплантология продвинулась далеко вперед. Только в Беларуси выполнено уже более 450 операций по трансплантации донорского сердца. Трансплантация сердца — это финальная стадия лечения хронической сердечной недостаточности, когда медикаментозным или хирургическим методом пациенту уже не помочь.

Для многих больных с сердечной патологией трансплантация остается единственным шансом на спасение. Очевидно, что потребность в донорских органах намного больше, чем количество совершенных пересадок. Острый дефицит донорских сердец приводит к тому, что количество реципиентов в листе ожидания на такую операцию растет. И с каждым годом проблема обостряется. Только в США, где действует развитая программа по трансплантации сердца, в листе ожидания находится более 100 тысяч пациентов, И каждый день умирают в среднем 16-17 человек, которые так и не дождались операции. А новое сердце получают за год 4 тысячи человек.

Чудеса генной биоинженерии

По словам Евгения Котова, серьезную проблему при трансплантации составляет риск острого и хронического неприятия донорского органа, даже несмотря на наличие все более современных схем иммуносупрессивной терапии. Это лечение направлено на подавление иммунитета реципиента и профилактику неприятия донорского органа. А при ксенотрансплантации проблема стоит еще острее. Над преодолением ксеноиммунологической несовместимости работают ведущие трансплантологи мира. Здесь большую роль играет феногенетика и филогенетическая близость между донором и реципиентом. И ближе всех к нам стоят высшие приматы. А вот трансплантация от свиньи является филогенетически далекой и характеризуется чрезвычайно высокими рисками сверхострого и острого неприятия донорского органа, даже несмотря на самые современные методы иммуносупрессии. Как же удалось решить данную проблему во время операции Дэвиду Беннету?

— Благодаря генной биоинженерии в сочетании с современными схемами иммуносупрессии, — объясняет Евгений Котов. — Свинья, ставшая донором, имела 10 генетических модификаций. У нее были инактивированы («исключены») четыре гена, в том числе ген, отвечающий за сверхбыструю реакцию неприятия свиного трансплантата организмом человека, а также был инактивирован ген роста кардиомиоцитов, чтобы сердце свиньи не продолжало расти в грудь реципиента после проведенной ему трансплантации. Кроме того, в геном свиньи-донора были внедрены шесть генов человека для достижения большей толерантности (похожести) с иммунной системой человека. И в дополнение к генным модификациям был использован экспериментальный иммуносупрессивный препарат для преодоления ксеноотталкивания.

«Мы думаем, что нам удалось преодолеть первые стадии неприятия органа, которых мы боялись больше всего. Это могло произойти просто на операционном столе или в первые дни после операции. Так называемое сверхострое неприятие. У пациента подобного не наблюдалось. Он продолжает чувствовать себя хорошо. Эхокардиография подтверждает, что сердце функционирует нормально», — заявил руководитель программы ксенотрансплантации медицинского центра Университета Мэриленда Мухаммад Махидин.

Выбор — в пользу человека?

Так почему все-таки выбор остановился на свиньях? В 2019 году их поголовье на планете составляло 1,5 миллиарда особей. Свиней легко выращивать, относительно дешево содержать. Многие люди принимают факт извлечения донорских органов у свиней более спокойно, поскольку последних все равно выращивают как источник питания для человека, а свинья вырастает до взрослой особи всего за шесть месяцев.

Но доцент кафедры судебной медицины БГМУ, сотрудник Республиканского Центра биоэтики Анна КЛИМОВИЧ такую позицию не разделяет: «Для меня имеет значение жизнь любого живого существа. И я стою на позициях биоцентризма. Долгое время человек противопоставлялся всем остальным существам на земле, и считалось абсолютно естественным, что только его интересы и потребности важны, а все остальные существа не имеют самостоятельной ценности. Если мы говорим об экологической парадигме, то должны жить в мире со всем окружающим миром. А если научимся ценить жизнь других существ, возможно, мы больше узнаем и о себе. Я лично к ксенотрансплантации не готова».

— Мы с вами рассуждаем о гуманности со своей позиции. А попробуйте поставить себя на место пациента, который знает, что без донорского органа ему осталось жить считанные месяцы, — предложил Евгений Котов. — Сегодня разработаны алгоритмы подсчета прогнозируемой продолжительности жизни, позволяющие очень точно просчитать, сколько осталось жить таким пациентам. И когда контактируешь с ними, возникает острое желание помочь всеми доступными на сегодняшний день способами. Конечно, при ксенотрансплантации нужно взвешивать все «за» и «против», но это все-таки важный шаг в будущее к развитию новых технологий. Нужно искать и другие способы решения проблемы. Пока что ножницы между количеством доноров и людей, ожидающих трансплантацию, растут. Больные продолжают умирать, находясь в листе ожидания. Есть виды трансплантаций, которые улучшают качество жизни пациента, например, трансплантация почки, потому что можно жить с применением каких-то заместительных технологий. Но трансплантация сердца, легкого и печени — совсем другая история. В Беларуси лист ожидания также большой, а количество доноров ограничено.

— Если мы говорим о донорах-людях, то в нашей стране действует презумпция согласия, и если ты не хочешь отдавать свои органы после смерти, можешь выразить свое желание при жизни, — говорит Анна Климович. — Животные такой возможности лишены. Так почему они должны служить продлению жизни человека? Вот в чем для меня заключается главная этическая проблема. Я не понимаю, почему из-за того, что я заболела, должно пострадать какое-то живое существо? Ведь все мы смертны.

В частности, Евгений Котов подбросил участникам биоэтической дискуссии дополнительную информацию для осмысления: «При ряде сердечных заболеваний пациентам требуется замена клапанов сердца. И есть такой вид клапанов как биологические протезы, которые делаются из свиных клапанов. Также можно вспомнить трансплантацию больным сахарным диабетом первого типа свиных клеток поджелудочной железы, продуцирующих инсулин. Интересно, как вы относитесь к такой ксенотрансплантации?»

«А не посягает ли ксенотрансплантация на идентичность личности и восприятие человеком собственного тела? Это вообще неизученная тема, невозможно предугадать, что будет испытывать человек, которому будет пересажен орган существа другого биологического вида, — рассуждает Валерия Сокольчик. — И вообще, насколько этичны по отношению к пациенту такие научные эксперименты, когда прогнозируемые результаты операции существуют только на бумаге и неизвестно, насколько можно продолжить жизнь человека таким образом?»

Здесь можно упомянуть и слова Дэвида Беннета, которому сказали, что не могут дать ему человеческое сердце и предложили использовать в качестве донорского свиной орган. Тот пошутил, спросив у врача: «Доктор, скажите, а я не буду хрюкать?»

Принципы отбора

Нужно добавить, что через несколько дней после сенсационного сообщения о трансплантации человеку сердца свиньи, общественности стали известны некоторые факты из прошлого Дэвида Беннетта, которые тот, несомненно, не желал бы делать предметом для обсуждения. Выяснилось, что вчерашний пациент был осужден в 1988 году за семь ножевых ранений, которые нанес Эдварду Шумейкеру. Тот был парализован и последующие 19 лет провел в инвалидной коляске. В 2005 году у него случился инсульт и через два года мужчина умер, не дожив до 41 года. Зато у Беннетта, вышедшего из тюрьмы, жизнь наладилась, а сегодня он вообще стал медийной «звездой». В связи с этим семья Эдварда Шумейкера задалась вопросом, почему шанс на новое сердце получил именно этот человек? С учетом проблемы дефицита донорских органов не все соглашаются с тем, что осужденным за насильственные преступления обеспечивается процедура спасения жизни, в которой остро нуждаются люди без криминального прошлого. Но большинство врачей такую позицию не разделяет, потому что ключевой принцип в медицине — лечить всех, кто болен, независимо от того, кто они.

— Я уверена, что если человек уже был наказан за свой поступок, ярлык преступника не может сопровождать его всю жизнь, — подчеркивает кандидат юридических наук Елена БАСАЛАЙ. — И даже если он еще отбывает наказание за совершенное преступление, то тоже имеет право на получение медицинской помощи. Отказ в оказании медицинских услуг не может быть составляющей наказания.

В медицинском центре Университета Мэриленда отказались сообщить, знали ли они о криминальном прошлом Беннетта. В письменном заявлении официальные лица заверили, что больница оказывает «жизнеспасательную помощь каждому пациенту, входящему в их дверь, исходя из их медицинских нужд, а не их происхождения или жизненных обстоятельств». «Этот пациент обратился к нам в крайней необходимости, — добавили официальные лица, — и решение о его праве на трансплантацию было принято исключительно на основании медицинских данных».

— В каждом центре трансплантологии действуют локальные биоэтические комитеты. Принципы отбора реципиентов, которые могут получить донорский орган, учитывают многие параметры, а не только антропометрические данные и иммунологические критерии, — подчеркивает Евгений Котов. — Все листы ожидания постоянно совершенствуются, и с точки зрения биоэтики в том числе. Принцип отбора пытаются сделать максимально эффективным и справедливым. Что касается мистера Беннетта, то не сомневаюсь, что он был полностью проинформирован обо всех возможных рисках, потому что ранее подобные операции в мире не предпринимались. Думал ли Дэвид Беннет, что принесет пользу человечеству, согласившись на эту сложнейшую операцию, мы не знаем. Полагаю, что он четко понимал, что если не возьмет эту спасительную соломинку, то больше шансов у него не будет.

— Мы все рассуждаем теоретически, с учетом нашего нынешнего статуса, — добавила Елена Басалай, — а вот если бы аналогичная проблема со здоровьем касалась нас или наших близких, то, наверное, на ксенотрансплантацию мы посмотрели бы совсем с другой точки зрения...

Надежда НИКОЛАЕВА

Фото usatoday.com

Название в газете: Сенсацыя з біяэтычнай калізіяй

Выбор редакции

Общество

Прошли ежегодные областные конкурсы

Прошли ежегодные областные конкурсы

Ответственность за свою землю.

Здоровье

Как мыть фрукты, овощи и зелень, чтобы не отравиться?

Как мыть фрукты, овощи и зелень, чтобы не отравиться?

«Обрабатывать овощи и фрукты средством для мытья посуды нельзя».

Религия

200 лет под покровительством Петра и Павла

200 лет под покровительством Петра и Павла

Гомельский кафедральный Свято-Петро-Павлосский собор — один из самых величественных православных храмов Беларуси, один из немногих памятников архитектуры зрелого классицизма, сохранившийся до наших дней.