Вы здесь

Санкт-Петербургский наставник Янки Купалы Лев Клейнборт родился в Беларуси, на Минщине


Лев Клейнборт — личность, которую будут помнить ровно столько, сколько будет жить память о народном песняре Беларуси Янке Купале. Русский писатель, критик, публицист, журналист... Родился Лев Максимович Клейнборт на Минщине, в белорусском местечке Копыль в 1875 году. Исследователи белорусской литературы часто указывают на то, что «его творчество было своеобразным мостком, соединяющим еврейскую, белорусскую, русскую культуры».


Но, пожалуй, самое главное в его судьбе — это сопричастность с Купалой... Из воспоминаний Л. Клейнборта (1875 — 1950), которые он завершил в конце своей жизни (а опубликованы они были только в 2021 году — правда, сразу на двух языках: в оригинале, на русском, и на белорусском): «Я был знаком, литературно близок с Янкой Купалой в течение ряда лет. Жизнь, переполненная событиями — империалистическая бойня, революция, гражданская война, военный коммунизм, — то сводила, то разводила нас. Я жил в Петербурге, Купалу бросало из Петербурга в Вильно, из Вильно в Орел, из Орла в Москву, из Москвы в Минск. Но, когда нас случай сводил, мы встречались будто вчера расстались друг с другом.

Живо стоит в памяти у меня первая же встреча с ним в 1910 г. Он только что приехал в Петербург, жил у Б. И. Эпимах-Шипилло, белорусского деятеля того времени, и его привел ко мне Тишка Гартный, работавший в ту пору на одном из крупных заводов старого Петербурга...» Тишка Гартный — земляк Клейнборта, копылянин. Прозаик, поэт, в 1912 — 1913 гг. опубликовал в газете «Правда» ряд стихотворений, очерк о кожевниках.

«— Янка Купала, — представил мне его Гартный.

Он смотрел исподлобья, ничего не говоря. Он был уже автором «Жалейки», подготовлял к печати свой втоой сборник «Гусляр». До кого стихи эти доходили, знали, что этому минчанину, вышедшему из белорусского крестьянства, дан дар, поднимавший его над той средой, с которой он связал свое имя, свой общественно-житейский обиход, что поэт это был подлинный, настоящий. И я лично любил и уважал его с тех пор, как Гартный принес мне его «Жалейку», выпущенную Эпимах-Шипилло«.

Суровый с виду, мрачноватый, неподступный на первый взгляд, Купала близко сошелся с Клейнбортом. Те семь лет, которые разделяли их по возрасту, образование, житейский опыт Льва Максимовича, его чуткое отношение к настоящей литературе, высокий художественный вкус, желание разобраться в существе авторских взглядов на жизнь — все это, наверное, и притягивало белорусского самородка к старшему товарищу. Читаем те впервые впечатления, надолго оставшиеся в памяти Клейнборта: «... от него не ускользала та снисходительность, которую проявлял подчас интеллигент к самоучке, да еще белоруссу.

Янка Купала. Вильно. 1909 г.

Это внимание, но внимание с высокого дерева.

  • Что вы нашли в этих стишонках? — недоумевал П. Е. Щеголев, которому я давал эту «Жалейку».
  • Поэт, самоучка, белорусс.
  • Какая тут поэзия? Тургеневский Пигасов говорит, что сделаться таким поэтом не трудно: «Стоит только взять лист бумаги и написать наверху: «Дума», потом начать так: «Гой ты, доля, моя доля. А там, под горою, под зеленой, грае, грае, воропае — гоп, гоп! Или что-нибудь в этом роде». И дело — в шляпе. (Цитата из романа И. С. Тургенева неточная. — А. К.)

А писатель был квалифицированный...»

Да, Щеголев Павел Елисеевич (1877 — 1931) — литератор известный, историк литературы, один из крупнейших пушкинистов начала XX века, драматург. В 1899 — 1913 гг. вышли его книги «Первый декабрист Владимир Раевский. Из истории общественного движения первой четверти XIX века», «А. С. Грибоедов и декабристы», «Из разысканий в области биографии и текста Пушкина», «Пушкин. Очерки», «Пушкин. Очерки»... Щеголев был крупнейшим библиофилом своего времени. Его библиотека насчитывала более 20 000 томов...

Из воспоминаний Л. Клейнборта: » — Что же, — говорил Купала, когда ему передавали что-нибудь такое. — На меня, темного Янку, иначе и смотреть нельзя.

Однако он тонко понимал эту тонкость, которая лежала между ним и тем миром, в который ему, казалось, так естественно вступить.

— Что за пропасть отделяет меня от «образованных», — говорил он. — Сколько раз пытался перебросить мостик — не выходит. Чему, чему только можно научиться у них? Ведь это люди такого опыта, таких знаний. Но я чувствую себя с ними не в своей тарелке. Вот вы не принимаете меня за самоучку, «самородка». У вас нет этого снисхождения...»

Купала приносил Клейнборту стихотворения, ждал его оценок. Петербург был для него «Петербургом белорусов». Тех, кто группировался вокруг «Пецярбургскай Суполки — Загляне сонце и у нашэ ваконца». Днем занимался на Черняевских курсах. Вечера проводил дома, за литературной работой. И — за рюмкой вина, разумеется. «Эпимах-Шипилло заменяет ему отца. Но чувствует он себя «на чужбине» тоскливо» (Л. Клейнборт).

Воспоминания санкт-петербургского журналиста, литературоведа, историка литературы — это предельно правдивое окно в далекую память о годах, проведенных Я. Купалой в Санкт-Петербурге. Лев Максимович, используя переписку с поэтом в разные годы, обращаясь к письмам Якуба Коласа, а также к эпистолярным посланиям Купалы Эпимах-Шипилле, детально восстанавливает этот период в жизни и творчестве белорусского поэта. К «купаловской теме» Клейнборт подходил и в другой своей книге, которая вышла при его жизни — «Молодая Белоруссия: очерк современной белорусской литературы, 1905 — 1928» (Минск, 1928). Но из-за этого труда исследователь был обвинен в «буржуазном национализме», его лишили возможности публиковать последующие работы.

«Встречи. Янка Купала», рукопись которых долгое время хранилась в Государственном литературном музее Янки Купалы в Минске, по заказу и при финансовой поддержке Министерства информации Республики Беларусь увидели свет отдельной книгой в Издательском доме «Звязда» в 2021 году. Своеобразный подарок к 145-летию со дня рождения Льва Клейнборта (напомним: родился литературовед 15(27) октября 1875 года; 145-летие — в 2020-м году) и 140-летию Янки Купалы, которое в Беларуси будут отмечать в июле 2022 года.

С большой вступительной статьей к «Встречам...» «Предисловие» выступает кандидат исторических наук Инна Соркина. Сами «Встречи...» предваряет еще и статья «Вы поэт, Янка, белорусский поэт» директора Белорусского государственного архива-музея литературы и искусства Анны Запартыко. Кстати, Инна Соркина обращает внимание на то, что «Л. Клейнборт внимательно относился к творчеству молодежи. Ему в свое время направил рукопись своей первой книги поэзии «Радуница» Сергей Есенин...» Вот как этот историко-литературный эпизод «звучит» во «Встречах...»: «Товарищ моей юности Александр Порфирьевич Еремич — директор Елисеевской больницы в Лесном — сказал мне, что у него имеется на руках свободная наличность, которую он предназначает для издания какого-нибудь поэта из народа. У меня же лежали на столе в это время «Радуница» Есенина, присланная мне им в рукописи, и стихи Янки Купалы, с чем и пошел к Еремичу на встречу. Белорус по происхождению, он предпочел Купалу... Так и появилась «Шляхам жыцця» ».

Винокурный завод в Яхимовщине, где в 1906—1907 гг. работал чернорабочим Янка Купала.

Лев Клейнборт, которого в минувшем году отдельным мероприятием вспомнили в Копыльском районном краеведческом музее в Копыле во время Дня белорусской письменности, прожил непростую жизнь. Но в любых обстоятельствах старался писать, восстанавливать события и явления, свидетелем которых зачастую был лишь только он один. «Цикл мемуарных очерков Клейнборта «Встречи» отразил широкий спектр имен: Владимир Короленко, Сергей Есенин, Давид Айзман, Михаил Туган-Барановский, Николай Михайловский, Максим Горький, Василий Розанов и др. Эти воспоминания и рассказы были написаны в период с 1938 по 1946 год, это значит в трудные для автора и страны времена: арест самого Клейнборта, блокада Ленинграда, где он проживал, эвакуация. Его сочинения — уникальное зеркало того времени, хоть это зеркало в определенной степени можно считать кривым. Возможно, именно это и привело к тому, что Клейнборт был забыт и вел достойное жалости существование. В 1936 году старый марксист, живший в острой нужде, с трудом добивается пенсии — с помощью отзывов о его былых заслугах известных литераторов». (Инна Соркина).

Листая страницы «звяздовского» издания труда Льва Клейнборта, понимаешь, как прочно переплетены белорусская и русская культуры, белорусская и русская литературы.

Алесь КАРЛЮКЕВИЧ

Выбор редакции

Общество

Жилет, пиджак, галстук... что наденут в новом учебном году белорусские школьники

Жилет, пиджак, галстук... что наденут в новом учебном году белорусские школьники

​В этом году для школьников создано около 800 тысяч различных изделий.

Калейдоскоп

Избавиться от лишнего. На каких диетах реально похудеть и при этом оздоровиться?

Избавиться от лишнего. На каких диетах реально похудеть и при этом оздоровиться?

Поговорим о способах привести вес в норму, теряя в среднем по 0,5-2 кг в неделю.