Вы здесь

Трагедия и боль деревни Гаи


Гаи — деревня на северной оконечности Могилева. Оттуда даже можно увидеть крышу железнодорожного вокзала. До войны это был небольшой поселок, сейчас на месте старых домов строят коттеджи могилевчане. Здесь очень красиво. Живописные холмы и рвы, рядом лес, речушка и добродушная для сердца тишина. В жарком 1941-м все было по-другому. Здесь рубежи города защищал легендарный милицейский батальон под командованием капитана Константина Владимирова, в который входили и совсем еще зеленые курсанты. Почти все они полегли на этой высоте. Сегодня она обозначена большим мемориальным комплексом, потомки берегут память о защитниках. Но у нас не так много памятных мест, где похоронены мирные жители. Их смерть иногда была не менее ужасной и мучительной. В деревне Гаи еще живут свидетели тех нечеловеческих акций устрашения и убийства крестьян. От их рассказов мурашки по спине. Им уже далеко за восемьдесят, и они спешат засвидетельствовать перед потомками, как это страшно, когда в дом стучится не виртуальная, а реальная война.


Могилу Ядвиги Бордиловской поставили на учет как воинское захоронение.

Били примерами и гнали по улице

Из книги «Память» Могилевского района 1996 года издания:

...Уничтожение населения, населенных пунктов вместе с жителями или частью их, тактика «выжженной земли» — все это было характерным во время гитлеровской оккупации на Могилевщине. Только в Могилевском районе такая судьба постигла 27 населенных пунктов, из которых 6 были стерты с поверхности Земли полностью до последнего дома. Гитлеровцами было убито 2499 мирных жителей, из них более 700 сожжено живыми...

Желтый дом Софьи Вераксы стоит на холме, на нем — звезда ветерана. Муж ее, Иван Иосифович, также уроженец деревни, юношей бежал в партизаны, воевал на фронте, был тяжело ранен. Его боевой путь отмечен наградами. Браком они поженились уже в мирное время. Когда началась война, Софье было всего 13 лет. Она вспоминает, как вместе с односельчанами пряталась в блиндаже, который они сделали на несколько семей из бревен прямо во рву. Немцы так «бомбили горку, где засели милиционеры», что, казалось, быстро сотрут ее вместе с деревней вдребезги. Воздух звенел от свинцового дождя. А потом все утихло, и на деревенской улице появился первый немец. Он шел как хозяин, с баклагой в руке. Люди сначала подумали, что это бомба, боялись пошевелиться. Но он никого не тронул. Так началась оккупация. Сначала все было достаточно мирно, потом пошли облавы.

Софья Ивановна хорошо помнит тот летний день 1942 года. Немцы прочесывали дома в поисках оружия. Деревня неподалеку от леса, кто-то донес, что жители передают патроны и ружья партизанам. Этого добра после боев в округе было много. А жители его собирали.

Собеседница считает, что только чудо спас ее семью. В их доме также побывали фашисты, но не догадались открыть чемодан, стоявший под кроватью. Там лежал тол.

— Все в поселке готовились к тому, что наши вернутся, у всех были оружие и патроны, — говорит она. — По ночам приходили партизаны, немцы обходили деревню днем. Мы постоянно жили в страхе.

А вот Ядвиге Бордиловской не посчастливилось. Немцы нашли у нее много оружия и пулемет. Женщину схватили, начали спрашивать, сыпали песок в рот. А потом погнали по улице и все время били прикладами по голове, плечам, ногам.

Свидетель преступлений в годы немецкой оккупации Бронислав ДАШКЕВИЧ с женой Раисой ЗНОСОК.

— Это было очень ужасно, — вспоминает Софья Ивановна. — Немцы заставили, чтобы мы стояли вдоль улицы и смотрели на это. Женщина едва переставляла ноги, падала истощенная, ее поднимали и гнали прикладами снова. Потом из ближайшего березняка раздались выстрелы.

Ядвигу Бордиловскую в поселке считали настоящей шляхтянкой: бойкая, солидная, деловая. Муж воевал на фронте, а она жила с двумя детьми и матерью. Потом к ним присоединился ее брат, который во время боев получил увечье. Еще до облавы он сбежал из дома, дети тоже отсутствовали. Старую мать немцы не тронули, зато на ее глазах издевались над дочерью.

Ядвигу Бордиловскую там, в березняке, и похоронили. Это могила есть и сейчас. В прошлом году ее поставили на учет как воинское захоронение. Скромная ограда, Березка с раздвоенным стволом вместо креста, искусственные цветы и вывеска с ее фамилией и датами жизни — 1902-1942. самостоятельно мы это место точно не нашли бы. Спасибо Раисе сносок, жене еще одного свидетеля тех времен — Бронислава Дашкевича. Она нам его и показала.

Снаряды прятал в сарае

Из книги «Память»:

«Нацистское командование призвало солдат и офицеров проявлять необходимую жестокость к населению. 13 мая 1941 года фельдмаршал Кейтель подписал директиву «О военной подсудности в районе «Барбаросса» и об отдельных полномочиях войск». В ней говорилось, что Вооруженные силы Германии освобождаются от всякой ответственности за любые преступления на оккупированной территории».

Бронислав Дашкевич на год старше Софьи Веракса. Бывший учитель, много интересного знает из истории своей деревни. И, что очень приятно, наш подписчик. С газетой дружит шестой десяток лет, она и сейчас у него на столе. Во время войны тоже собирал оружие для партизан. Даже придумал целый план, чтобы делать это незаметно для других. Цапель на длинный провод и потихоньку тянул за собой. Прятал в сарае под крышей. Во время одной из облав тоже чуть не стал жертвой. Немец уже смотрел в сторону этого сарая, но не стал пачкать свои сапоги в коровьем навозе.

— Расстрелять тогда могли за мелочь, — вспоминает он. — Нашли оружие — значит, партизан. А я много оружия передал партизанам через Храменково, он был наш связной с партизанским отрядом. Оружие брал на месте бывших боев, лазил по окопам. Даже прятал бойцов, потому что они лежали там, где погибли. Несколько лет назад помогал поисковикам искать защитников.

Софья была партизанской связной

К сожалению, где похоронена связная партизанского отряда Софья Андреева и ее мать Марфа, неизвестно. Об этих женщинах много чего рассказала Ольга Евсеева, которой на время войны было всего 9 лет. Еще во время оборонительных боев дом, где она жила, а также дома Бордиловской и Окало-Кулак, стоявшие рядом, сгорели от снаряда, который попал в них. Люди переселились в другие здания.

Жители деревни ГАИ говорят, что их ждала судьба жителей Хатыни. И только благодаря советским агентам, которые инкогнито работали у немцев, беду удалось увести. И Софья Веракса, и Ольга Евсеева с благодарностью вспоминали агентов с фамилиями Батура и Храменков, говорили, что они пользовались у немцев авторитетом и это позволило избежать беды. К сожалению, единичные жертвы случались.

— Софью немцы схватили во время одной из облав, — рассказывает Ольга Григорьевна. — Она собирала для партизан оружие, а когда узнала, что немцы в деревне, сложила патроны в ведро и понесла их в реку Дубровенку. Немцы обратили на это внимание и схватили ее. Ее трех сестер и племянников успели предупредить, они сбежали из дома. А вот мать была старуха уже и осталась. Немцы обыскали дом, нашли другое оружие и ящик тола за печкой. Старую женщину схватили и тоже забрали у гестапо. Больше их живыми никто не видел.

Ольга Евсеева рассказывает, что Софья очень активно сотрудничала с партизанами. Ее не спасло даже то, что она была беременна.

Софья ВЕРАКСА вспоминает трагические события войны.

На таких примерах воспитывается патриотизм

Спасибо Николаю Толстых, члену общественного объединения «Белорусское добровольное общество охраны памятников истории и культуры», который пожертвовал своим временем и на личном авто организовал поездку в деревню ГАИ. Признается, что для него такие встречи очень важны.

— Ни один современный историк не может так правдиво и непредвзято рассказать о конкретных событиях Великой Отечественной войны, как очевидцы, — говорит он. — К сожалению, с каждым годом их становится все меньше. Поэтому очень важно, пока есть еще возможность, как можно больше собрать, сохранить и увековечить для потомков те факты, которые они могут донести.

Научный сотрудник музея истории Могилева член областной комиссии по геноциду Петр Хованский убежден, что встречи детей с такими вот людьми, свидетелями военного лихолетья, как ничто другое воспитывает любовь и уважение к Родине. Он лично организовывает поездки для школьников, которые задействованы в поисковом движении.

— Наш долг — не забыть имена убитых мирных граждан, — говорит он. — Деревня Гаи до сих пор хранит память о Ядвиге Бордиловской, а также матери и дочери Марфу и Софье Андреевых. Похороны Бордиловской мы поставили на учет, а вот вопрос по последним открытый. Очень хотелось бы и их увековечить. Это трагедия и боль деревни Гаи. Женщины поддерживали связь с партизанами, помогали им, были связными. Память о них не должна быть потеряна. Хотелось бы, чтобы их фамилии попали на мемориальную плиту.

Нелли ЗИГУЛЯ, фото автора

Деревня Гаи, Могилевский район

Выбор редакции

Калейдоскоп

5 важных вещей, которым родители обязаны научить своих детей

5 важных вещей, которым родители обязаны научить своих детей

Быть родителями — большая ответственность. Каждый из нас хочет воспитать ребенка уверенным, добрым и искренним. И самое главное — счастливым.

Общество

Что общего у космоса со сковородой? ​В семье Якубовских из Жодино с физикой дружат все

Что общего у космоса со сковородой? ​В семье Якубовских из Жодино с физикой дружат все

Как семейная пара учителей физики делает сложное простым.

Калейдоскоп

Гороскоп на следующую неделю

Гороскоп на следующую неделю

ОВЕН. Во вторник события будут развиваться благоприятно для вас, неожиданно могут возникнуть новые перспективы для карьеры.