Вы здесь

Летучие отряды и доктор-боян Станислав Очаповский


Упоминания об Очаповском — хирурге, окулисте, первом среди советских ученых награжденном орденом Трудового Красного Знамени — бесполезно искать в белорусских энциклопедиях. Больше повезло однофамильцу — ученому-агробиологу, экономисту, деятелю просвещения: уроженец деревни Потейки нынешнего Копылького района стоял у истоков аграрной науки в Беларуси и Литве. А звали его Михаилом Николаевичем. Этого же звали Станиславом Владимировичем. Родился по старому стилю то ли 1 февраля, то ли 9-го 1878 года, в деревне Йодчицы (современный Клецкий район). Официальной считается другая дата.


В семье отставного поручика Очаповского был девятым ребенком. Во время Крымской войны 1853-1856 годов Владимир Очаповский участвовал в 349-дневной обороне Севастополя. Вскоре после рождения Стася его выбрали секретарем съезда мировых судей. С семьей переехал в Слуцк, центр повета, к которому тогда относилась и Клеччина.

В младенчестве Стась любил читать. Когда подрос, заинтересовался иностранными языками: английским, немецким, французским овладел быстро... Когда учился в Слуцкой гимназии, практиковался в переводах. Закончил ее с золотой медалью. Родители решили, чтобы поступал в Петербургскую Военно-медицинскую академию. Семья особо не раскошествовала, а в академии все медалисты учились за казенный счет.

Скоро будущая профессия начала нравиться. Пригодилось и его чудесное знание иностранных языков. К трем освоенным ранее присоединились латынь и древнегреческий. По просьбе преподавателей переводил материалы из зарубежных журналов. После и за книги взялся. Заказчики щедро рассчитывались. Делал это не в ущерб учебе.

Преподаватели постоянно ставили его в пример. А он еще слушал и курс словесных наук на философском факультете университета. Единственный из 132 выпускников в 1901 году окончил академию с золотой медалью и званием «врач с отличием». Для совершенствования знаний оставили при академической клинике. Через два года стал «гонорис кауза» медицины и российской словесности. Иначе говоря — почетным доктором. Такое звание присуждается без защиты диссертаций за наиболее значимые достижения в области науки и культуры.

Становлению Очаповского-медика поспособствовал выдающийся окулист, один из основателей российской офтальмологии, лейб-окулист императорской семьи Владимир Беллярминов. Сначала Стась был его учеником, а после и помощником. Постепенно сам овладевал секретами лечения глаз. На радость учителю быстро приобретал мастерство. Полезным стало бы прохождение практики в лучших европейских клиниках. Благодаря авторитету Владимира Георгиевича вопрос можно было легко уладить. Но Очаповский давно решил, что поедет туда, где присутствие окулиста особенно необходимо. Да и знал уже, что направят на Кавказ.

Проследить, как этот регион постепенно прописывался в его душе, несложно. Остались почти четыре десятка общих тетрадей дневниковых записей. Первая из них сделана в апреле 1892 года. И так до 9 апреля 1945 года включительно... 53 года неугомонной исповеди перед самим собой и временем.

Сначала работал в Тифлисе (сейчас — Тбилиси), потом в Батуми. После возглавил главную лечебницу Красного Креста в Пятигорске. А в декабре 1909 года уже в Екатеринодаре (сегодняшний Краснодар). Приехал по приглашению Кубанского казачьего войска и возглавил очное отделение военной больницы. Одновременно преподавал в местной фельдшерской школе, затем стал заведующим глазных болезней медицинского факультета университета.

Кубанская область являлась лидером по болезни глаз. Особенно ужасное положение наблюдалось с трахомой. Больше нигде в России не было столько больных. На 1-м съезде врачей Кубани, состоявшемся в середине апреля 1911 года, призвал открывать пункты по лечению глаз, чаще практиковать бесплатное лечение, которого были лишены низшие сословия казаков. Оплатить же лечение могли далеко не все. Сам вечером принимал малоимущих бесплатно у себя на квартире.

Особенно сложное положение наблюдалось в Адыгее, Осетии, Балкарии, Дагестане, Ингушетии... В десятках, сотнях аулов врачи никогда не бывали. Много где не было и самоучек. Для спасения катастрофического положения предложил создать так называемые «летучие глазные отряды», идею которых подсказал Владимир Беллярминов. 42 коллектива медиков из врачей, медицинских сестер, санитарок, начиная с 1921 года, ежегодно июнь-июль проводили в горах. Попадали и туда, куда раньше никто из чужих ни разу не пожаловал.

«Кавказские» заметки, сделанные им во время этих поездок или расширенные по возвращении из них, охватывают период в пять лет. Они составили содержание объемной книги — 444 страницы —С. Очаповский «Ты опять поедешь в Карачай...», которую фонд «Эльбрусоид» в 2009 году издал в серии «Карачаево-балкарская историческая серия». Подзаголовок сам говорит за себя: «Дневники и воспоминания 1921-1926 гг.».

Карачаево — предгорье Северного Кавказа. В 1922 году была создана Карачаево-Черкесская автономная область (ныне республика в составе Российской Федерации). Неповторимые пейзажи... 3 июня 1921 года Станислав Владимирович признавался: «Хочется поработать среди природы. Пожить с людьми и природой общей жизнью, возвращая зрение слепым и давая пищу своим органам чувств. Не поехать ли в Карачай? Там не ступала нога окулиста».

Осталось много свидетельств, как Очаповский своим скальпелем творил чудеса. Наиболее красноречивое свидетельство его мастерству как хирурга-окулиста произошло в конце лета 1921 года. Информацию об этом газета «Горская жизнь» в номере от 8 сентября неслучайно назвала «Редкий случай исцеления»:

«В ауле Къарт-Джурт живёт семья Джазаева, у которого все дети — трое детей: 10, 7 и 2 лет родились и всё время оставались слепыми (семейная катаракта). Отец-бедняк обратился к профессору С. В. Очаповскому, который со своим глазным отрядом работал в Карачае. Находя этот случай крайне редким, профессор всё же согласился произвести операцию над всеми тремя мальчиками. Операция была произведена, родители с волнением ожидали её результатов. И что же? В результате операции и дальнейшего ухода, к удивлению всех соседей и окружающих, к бесконечной радости родных и близких, все трое стали зрячими и сейчас хорошо видят».

Нередко работа напоминала конвейер. Вдохновляло, что люди, имевшие слабое зрение или вообще слепые, смогут любоваться красотами — привычными для жителей этих мест, однако такими неожиданными, странными для приезжих:

«Мы останавливались, начинали работать в потоке нахлынувших на нас больных, порой забывая об отдыхе, об обеде в жаркой страде трудового дня. Но всегда Кавказ вёл с нами немолчный разговор языком горских народов, шумом и плеском своих горных рек и очаровывал наши взоры картинами своих долин и ущелий. Хребтов и вершин. А когда уменьшался приток больных и в работе наступало затишье, мы сводили с горами близкое знакомство, — с Кавказом и его обитателями».

Лечил Очаповский и высокопоставленных лиц. Для обслуживания партийной элиты за ним в Краснодаре был закреплен персональный самолет санитарной авиации: вылетал в Сочи, Кисловодск и Ялту, где они обычно отдыхали. Однако чаще обслуживал в кисловодской лечебнице «Пикет», созданной по его инициативе.

Там оперировал и будущего Маршала Советского Союза Василия Блюхера. Василий Константинович жаловался на нестерпимую головную боль. Главный хирург Красной армии Николай Бурденко увидел причину в опухолях мозга. Однако впоследствии выяснилось, что воспалился зрительный нерв. Положение Блюхера ухудшалось. От неминуемой смерти спас Очаповский...

Плодотворной была и научная деятельность Станислава Владимировича. Еще работая в Пятигорске, впервые выступил в журналах «Вестник офтальмологии» и «Русский врач». Всего написал 112 статей, посвященных глазным заболеваниям народов Северного Кавказа. Особенно много внимания уделял лечению трахомы. Статьи, имевшие монографическую наполненность, с удовольствием печатали научные и научно-популярные издания по медицине. Писал материалы и для 1-го издания «Большой медицинской энциклопедии». Стал основателем нового направления в окулистике — краеведческой офтальмологии. Дилетанту может показаться, что это совмещение несовместимого. Однако на болезнь глаз влияют биологически-географические, климатические, а также бытовые, социально-экономические факторы. У жителей Кубани и Кавказа они отличны от других регионов.

Это был человек большой эрудиции. Подобных ему людей сегодня называют энциклопедистами. Увлекался поэзией, знал многие произведения наизусть. Собравшись с друзьями-любителями поэзии, с удовольствием декламировал Джорджа Байрона, Пьера Беранже, Генриха Гейне, Иоганна Гете, Уильяма Шекспира, Фридриха Шиллера — не только стихи, но и отрывки из великих произведений. В этом списке особое место занимали имена Михаила Лермонтова, Алексея Кольцова, Семена Надсона, Ивана Никитина, Александра Пушкина, Федора Тютчева.

В дневниковых записях, сделанных в 1921 году, есть и такое свидетельство: «Велик Кавказ. Многочисленны его долины и ущелья, бесконечны его горные цепи и нет числа уединенным убежищам среди первобытной природы. И повсюду встречаются люди с чуткой душой [...] Повсюду видна частица души человеческой. Ищи её и всегда найдешь». Отдельных из них Станислав Владимирович упомянул. Но, несомненно, список этот, и так далеко неполный, значительно проигрывает от того, что в нем отсутствует его фамилия...

Зато в Карачаеве и на Кубани Станислава Очаповского знали едва ли не все. Да как не знать, если за 35 лет своей работы лично осмотрел 1 200 000 больных и провел 60 тысяч операций. Горцы называли его «святым доктором», как и знаменитого Федора Гааза. Его имя включали в свои молитвы. А Станислав Владимирович, человек верующий, в своем рабочем кабинете устроил уголок, где перед иконой Господней постоянно горела лампадка...

Авторитет Очаповского был настолько велик, что даже те, кто находился не в ладах с моралью и законом, обижать его не хотели. Однажды, как обычно, возвращался с работы поздно, в нескольких десятках метров от дома его ограбили. Назавтра, как только проснулся — звонок. Открыл дверь, а возле неё — украденные вещи...

Станислав Владимирович был почетным гражданином Кавказа, аула Учкулан и поселка Беслан. Так сросся с этой чудесной землей, что от неоднократных предложений перебраться в Москву, где обещали ответственные должности, отказывался.

Когда 17 апреля 1945 года Очаповского не стало, его похоронили не на кладбище, а в полусотне метров под окнами клиники, в которой работал. Сейчас это краевая детская больница, которая носит его имя.

Знаменитый русский врач-офтальмолог Сергей Головин назвал Очаповского «бояном русской офтальмологии». Отталкивался от древнерусского значения этого слова. Однако Станислав Владимирович — и певец-поэт белорусской офтальмологии. Ведь с нашей земли.

Алесь МАРТИНОВИЧ

Выбор редакции

Здароўе

Новые технологии против рака. Онкологи рассказали, как лечат пациентов, которые ранее считались неперспективными

Новые технологии против рака. Онкологи рассказали, как лечат пациентов, которые ранее считались неперспективными

Ведущие онкологи рассказали о новых методах лечения, которые еще недавно были недоступны, а сегодня спасают жизни пациентам.

Общество

Мобильное приложение Фонда социальной защиты населения расскажет о будущей пенсии

Мобильное приложение Фонда социальной защиты населения расскажет о будущей пенсии

Скачав его, можно узнать информацию о будущей пенсии: ваш страховой стаж, наименования работодателей и время, которое вы у них отработали, взносы, которые уплачивает работодатель.