Вы здесь

Гимн жизни


...Каиафа старательно потирал руки. Нет, не как Пилат. Пилат... Этот чистоплюй — истину хотел найти. Этого чудака из Назарета хотел отпустить. Чистоплюй. Да. Но больше Пилат трус. Понял, что может потерять власть. Власть. Вот — истина! Каиафа это знает лучше законов Моисея. «Каиафа — ты даже лучше Моисея» — все сильнее и сильнее в голове Каиафы шипели советы старинного змея. Моисей. Тот вынужден был обуздывать дикую силу толпы. А Каиафа — эту силу очень удобно направляет в свою пользу. Это Иордан не может изменить течение, а Каиафа — может изменить историю. Вот кто настоящий Царь Иудейский. Это я — Каиафа! Больше никого Каиафа не слышал. Только шипение старинного змея.


...Каиафа старательно потирал руки. Так нужно. Так правильно. Закон имеем и по закону делаем. Звучал в памяти вопль толпы. «Распни его, распни». Распяли. Точка. Впереди — праздничный ужин. Пасха. Такой Пасхи духовные властители иудейского народа еще не отмечали. Это настоящая победа. Даже и подумать нельзя, как встречали того простака. Все, больше не будет казусов. Тело в пещере, закрытой валуном. А еще и под охраной. На валуне печать. Печать власти Каиафы. Истина... Хитрая улыбка медленно появилась на лице Каиафы. Впереди — Седер. С новым смыслом. Победой над Распятым.

...Тризну справляли в одном из богатейших домов Манхэттена. Это — смерть Советов. Начало конца. Теперь главное — посеять больше паники. Весь мир должен вопить о слабости Красной империи. Наконец все забудут о Хиросиме и Нагасаки. Чернобыль — вот тема номер один. Почему произошла авария, или кто когда откопает истину. Та истина под графитовыми обломками. Истина — в том, что наша Америка будет еще более великой.

...Тризну эксперты международного уровня справляли и по Беларуси. Некоторые государства даже напечатали политические карты мира, где вместо названия Беларусь — белое пятно. Пепел Чернобыля действительно щедро посыпал землю белорусскую. Словно сахар в чай, сыпались радионуклиды в Припять, оседали на самобытное Полесье, богатые земли Гомельщины... Не обошла беда даже самые отдаленные городки Беларуси. Против ядовитых облаков поднялась авиация, как могли, её сбивали... На территории Беларуси. Могилевщина. Облако то пришло из другой страны, а осталась у нас. Хатынь и Верхние Жары — одинаково больно отзываются в сердце каждого белоруса эти названия. Почему? Каждый третий погиб в войну, треть нашей территории в той или иной степени затронула чернобыльская трагедия. Неужели то Голгофский крест Беларуси?!

Чернобыль — тоже наша история. А сама «зона» притягивает бы магнитом. Как гиблое место, где живут колдуньи, — и страшно, и интересно. Хотя их не видишь. Как и радиацию. Я несколько раз был в «зоне». Много интересных людей встречал. Даже своим, в то время детским, сердцем пережил эту трагедию. Не равнодушен, имею право писать. Как говорится, можешь не писать — не пиши. Я не могу не писать о Чернобыле.

Опять война? Неужели? Невидимый враг. Проник в людей изнутри. Ранил в самое сердце. На самом деле война. С эвакуацией, жертвами, героями, преступниками. «Беда» — так самую известную техногенную катастрофу и называют старшие люди в этих местах. Ведь молодежь о тех событиях или слышала, или читала, когда читает. Сейчас молодежь об этом узнает через одноименный фильм. Иностранный, к сожалению.

О беде сегодня в Брагине, Наровле напоминают памятники. С тремя треугольниками, связанными между собой в одном круге. Это символ радиации. Рыжие дожди, лысые дети... И солдаты в респираторах с лопатами против цезия, стронция. Невидимого врага.

...Говорят, кто-то нажился на той беде. Были такие? К сожалению. Функционеры, присваивавшие государственные деньги на преодоление последствий, мошенники, присваивавшие себе «корочки» ликвидаторов, а также торговавшие личными вещами мародеры — мотоциклами, моторками и даже просто досками с трескучим бэкграундом. Но об этом достаточно. Некоторые авторы, лауреатки Нобелевки, этой грязью испачкали все литературное пространство. Тренд родился. Смаковали, как мучительно умирают дети Чернобыля, как скверно относились к живым — мол, не хотели ехать в одном купе или сидеть за одной партой... Может, и такое было. Люди разные. А мне за моих земляков не стыдно. На Западе Брестчины к переселенцам относились участливо. Кто чем мог, тем и помогал. Несли одежду, сало, даже кош с яйцами...

А в Минске, в областных городах появлялись целые кварталы, в райцентрах — дома для переселенцев. В городах таких людей в многоквартирные дома селили целыми деревнями. На селе — щедро наделяли самыми урожайными землями. То было время фермерской моды. На работу также устраивали на самые престижные должности. Разумеется, учитывая способности и знания. А в то время дефицитное жирное молоко пострадавшим выдавали ящиками.

А писали о плохом: то были последние дни советской империи. Тогда ругать все советское было модно. А критика всегда более притягательна. А может и выгодна. Наверное, Нобель и представить не мог, что его большая идея поддержки Ее Величества науки будет некогда унижена до смысла 30 сребреников. Давать будут не за изобретение, а за... критику. А еще лучше, если та критика просолена слезами людей. По усопшим сыновьям и мужьям, по утраченному Отечеству... Так, современной политизированной литературе нужен не герой, а слабый человек, человек, который подчиняется своим страстям, человек-фобия. Человек, который всегда сбрасывает с плеч свой Голгофский крест. Ну, об этом есть кому писать. Я вот о настоящих героях. О наших земляках, что не склоняют голову перед трудностями. Василий Игнатенко — белорус. Или, лучше сказать, из наших мест. Своим телом буквально закрыл мир от чернобыльского пепла. Вот такие — настоящие советские люди. Пожарные, академики, сотни и тысячи ликвидаторов. Почему о них так скромно пишем, почему только по поводу упоминаем? Почему их не приглашают на школьные уроки мужества? Может, тогда дети и молодежь Беларуси были бы поражены не голливудской попсой, а настоящими, нашими, людьми.

О героях сегодня не так читают. Если это не герои далеких планет. Стоп. Зачем белорусам герои? Белорусы должны, угрюмо свесив голову, плестись на погост. Именно для этого и придумали тот «Чернобыльский шлях». Да как символично! В Куропаты. На погост. Шествие в смерть. Не о таком ли сообществе спрашивал Купала: «А кто там идет?». На живой ране белорусов, на их чувствах делали себе имена в литературе и политике. В то время из Овального зала только и были слышны долгие стоны про Чернобыль. Но кто из этих горлопанов съездил туда, встретился с людьми? Если и ехали, то только со своими продуктовыми наборами, что в начале 1990-х получить можно было из черного хода. А вот чтобы поздороваться, пожать руку здешним чернобыльцам — какое! Скорее обратно — в столичные квартиры. Правда, нашелся один такой депутат. Что ездил в пострадавшие районы не по разнарядке. Он и сегодня ездит туда. Каждую весну в конце апреля, даже дачу устроил на тех землях. Это стало уже традицией. Того депутата вся Гомельщина поддержала на выборах президента. И всегда поддерживает. Это тоже традиция. Почему? Ведь он вернул людям надежду, жизнь на их родные земли, на их отечество. Говорят, именно здесь впервые и прозвучало: он — не президент, он — Батька. Конечно, кроме него, так заботливо никто из властителей ни советских, ни «свядомых» не относился к этим землям и этим людям.

О них вспоминали, когда было нужно. Словно нищий, протянуть руку за западной подачкой. Это надо сообразить: новостью номер один была любая потрепанная «скорая», что списывали в Беларусь «щедрые» заморские спонсоры. Понимаете, какую роль нам отвели? Роль государства списанного автопарка. Поношенная одежда, грязные игрушки. В обмен на наших детей, которых вывозили в Европу. Я думаю, патриотизму по отношению к Беларуси их там на самом деле не учили... Сегодня чернобыльские районы дышат полной грудью.

Описать прелесть можно. Но лучше съездить и посмотреть. Кстати, на родину возвращаются люди из самых благоприятных условий. Оставили столичные квартиры — и дома. Поэтому сегодня на этих территориях необходимо создавать новые рабочие места. Вот так. А раньше же думали, что та земля превратится в радиационный заповедник. А теперь я советую подсчитать, сколько денег чернобыльская трагедия украла из белорусского государственного кошелька. Сколько бюджетов. Как говорится, загуглите и запомните. Кстати, стоит создать здесь музей о той катастрофе. Которая не смогла уничтожить, превратить в прах нашу Беларусь.

...Каиафа потерял сон и покой. То, что он слышал, невероятно. Конечно, его ученики могли бы что угодно придумать, но ведь вот!!! Ну, за молчание им заплатили. Но себя не обманешь. Какую цену дать своей совести, чтобы она молчала? Что такое истина?! В ушах звенит: Христос Воскрес!!!

...Жизнеутверждающие слова вместе с пасхальным звоном триумфально разносятся по всей Земле белорусского Чернобыля. Высокие ноты переходят в продолжительное старинное пение женщин из Комарина и Козлов. Гимн жизни звучит и в каменных храмах близких райцентров, и в деревянной древней церкви в Вербовичах. Глазами-окнами колокольни она, как и прежде, всматривается в будущее неутраченной Родины.

Евгений ПУСТОВОЙ

Выбор редакции