Вы здесь

«Это правда, в которой невозможно сомневаться»


Сегодня Виктории Перелайко 87 лет. Когда началась война, ей исполнилось только шесть, а через три года она с другими детьми своей деревни была вывезена в Германию. Сенатор Екатерина Серафинович посетила женщину, чтобы поздравить ее с наступающим праздником 9 Мая. Это тот самый день, благодаря которому десятилетняя Вика вместе со своими сестрами смогла вернуться домой.


В квартире Перелайко ждали гостей. Но накануне состоялся визит к врачу. Есть проблемы с сердцем — столько всего пережито. Между тем, Виктория Викентьевна старается и со школьниками встретиться, недавно принимала участие в экологической акции «Дерево героя». Таким образом, считает она, сохраняется память о героях Великой Отечественной войны.

«Бывало, что и два раза в день выступала перед школьниками, хотя и трудно возвращаться в те годы, но вижу, как это важно. Я и внукам своим рассказываю. Внучка однажды написала сочинение про мое военное детство. Говорила, что учительница даже плакала, когда его читала, и поставила ей сразу две «десятки», — начинает беседу Виктория Викентьевна и снова словно возвращается в трудные времена своего детства.

Мать Вики и ее сестер умерла еще до войны. Жили они в деревне под Бобруйском. Отца в начале войны мобилизовали, дети остались с мачехой. Вскоре в деревне появились немецкие танки. Семья день за днем сидела в блиндаже, из продуктов были только хлеб, вода и клубничное варенье. С тех пор она никогда не ест и не заготавливает его.

Немцы заняли в деревне лучшие дома, хозяев выгнали. В июне 1944 года, накануне операции «Багратион», по деревне прошел фриц и приказал всем без исключения собраться на школьном дворе. Тогда гитлеровцы вырывали детей из рук родителей и бросали их в грузовик. Набрали полный кузов. Оказалась там и Вика с двумя сестрами.

— Привезли в детский донорский лагерь в Паричах. Немцы каждый день отбирали по 10 детей и куда-то отвозили. Я была очень худой, и меня не брали — вспоминает бывшая заключенная.

После Паричей детей увезли в Марьину Горку. Некоторые убегали и прятались во ржи. Побежала и Вика, немцы начали стрелять, и старшая сестра вернула ее обратно. В Минске запомнились разрушенный вокзал и множество детей, которых свозили отовсюду. Далее состав направился в Германию.

Кормили их пареными овощами, все время хотелось пить. Затем был лагерь Заксенхаузен. Он запомнился огромным и военнопленными, русской женщиной с трехлетним ребенком...

Фронт приближался, детей отправили в концлагерь в пригороде Берлина Фалькензе.

Время от времени сюда приезжали немецкие офицеры и подбирали себе работников. Предпочитали арийского типа, но никто не знал, куда детей везли. Назад они не возвращались. Так длилось лето 1944 года. Осенью сестер вместе с другими детьми вывезли в Баварию, на границе с Австрией. Виктория Перелайко запомнила эпизод из той долгой поездки. Бассейн в Мюнхене, наполненный... швейными машинками. Девочку это поразило, так как у них дома была ножная машинка, и мать очень бережно к ней относилась, а тут куча под открытым небом... Здесь их впервые разлучили, они попали в разные немецкие семьи, где работали до мая 1945 года. Красная Армия подступала к Берлину. Сестры мечтали вернуться домой.

— До сих пор в глазах стоит дорога домой, — рассказывает Виктория Перелайко. — Вокруг было очень много красных флагов, дети, потрясенные свободой, возможной встречей с родными. Нам всем трем посчастливилось вернуться. В деревне удивились, так как прошли слухи, что меня застрелили во ржи, когда я пыталась сбежать.

А вот отец погиб. Дети после войны жили одни. Виктория выучилась на бухгалтера, вышла замуж и в конце 1950-х годов переехала с мужем в Лидский район. С тех пор она живет в поселке Первомайском. Имеет дочерей, внуков и правнуков.

От военного детства осталось немало душевных ран.

— Однажды мне приснился страшный сон: я приезжаю в Лиду, стою напротив кинотеатра, а там много детей, и немцы вокруг них. И в толпе вижу мою старшую дочь, которой тогда было 11 лет. Я расплакалась, меня разбудил муж: мол, что случилось? Говорю: Галю нашу забирают в Германию. Он: вот твоя Галя, спит. Тогда стала плакать от радости и повторяла: слава Богу, что это только сон! — делится переживаниями Виктория Викентьевна.

Она рассказала, что в 2005 году для бывших узников через фонд «Взаимопонимание и примирение» была организована встреча узников концлагеря Заксенхаузен. Теперь там мемориал — молчаливый символ человеческих страданий, с которыми многим, пережившим войну, приходится жить все предопределенные судьбой годы.

Екатерина Серафинович, член Совета Республики Национального собрания Республики Беларусь:

— Подобные встречи очень важны. К сожалению, люди уходят, у нас в районе осталось только 11 ветеранов войны и 23 бывших узника. Каждый из них — свидетель тех времен. Они рассказывают нам о переживших страданиях. Это правда, в которой невозможно сомневаться. Она воспринимается по-другому, более глубоко, поэтому нужно, чтобы их слушали наши дети, школьники. Насколько я знаю, многие записывают воспоминания своих прадедов, таким образом сохраняется преемственность поколений.

Маргарита УШКЕВИЧ

Фото автора

Выбор редакции

Общество

На страну обрушилась небывалая жара... Обязательные правила при купании

На страну обрушилась небывалая жара... Обязательные правила при купании

Хочешь купаться — люби и правила нахождения в воде соблюдать.

Калейдоскоп

В жизни все не так, как надо, а как надо, не знаете? Нейрохирург о природе женского стресса

В жизни все не так, как надо, а как надо, не знаете? Нейрохирург о природе женского стресса

Женщины из Венеры, мужчины с Марса. Затрагивая тему женского стресса, так и хочется вспомнить известную книгу. Женщины и мужчины разные!

В мире

Как продвигается крупнейший проект современности «Один пояс, один путь»?

Как продвигается крупнейший проект современности «Один пояс, один путь»?

Рассказывает Посол Китайской Народной Республики в Республике Беларусь Се Сяоюн.