Вы здесь

Историк Алексей Сапунов дал название Борисовым камням


В свое время имя Алексея Сапунова (1851-1924) было хорошо известно в Беларуси. Его знали, как выдающегося историка, рачительного собирателя исторических сведений о прошлом Витебщины. Основательные сборники Сапунова «Витебская старина» по богатству представленного материала приобрели общенациональное значение. А его книги, хоть сейчас и библиографическая редкость, не утратили своей исторической ценности и просто интереса. Как депутат Государственной думы, Сапунов не отличался ни активной деятельностью, ни радикализмом, ни инициативами, он придерживался консервативного либерализма, этакого здравого смысла. Именно за депутатство в царской думе осудили Сапунова на долгие годы забвения в советскую эпоху. Его, крестьянского сына, который сделал сам себя и выбился в великие люди, воспринимали как реакционера. Словом, про Сапунова особо не вспоминали. Только вот остались его книги, ими пользовались историки, и они были благодарны автору за подвижническую работу.


Путь Алексея Сапунова к своим вершинам довольно типичен для тогдашних бедных представителей низов. Он родился 15 (27) марта 1851 года в местечке Усвяты Витебской губернии в семье купца 3-й гильдии Парфена Сапунова, бывшего крестьянина. Алексей не пошел по родительским следам. После окончания в 1869 году гимназии в Витебске он поступает на историко-филологический факультет Петербургского университета. Сапунов мог остаться в университете, как хотел этого его преподаватель, известный славист Владимир Ламанский. Однако из-за болезни глаз Алексей покинул столицу и стал учителем латинского, древнегреческого и русского языков в своей родной гимназии. Так Сапунов осел в Витебске. Это как раз тот случай, когда нет худа без добра. Витебск и вообще вся Беларусь получили трудолюбивого и вдумчивого историка. А если учесть интеллектуальную бедность тогдашнего белорусского общества, катастрофическую нехватку тех же историков, то вскоре звезда Сапунова осветила не только Витебский небосвод, ее свет разлился по всей Беларуси. Учительской работе Алексей Сапунов посвятил аж 22 года, получив за «отличную усердную службу» ряд орденов и поднявшись до высокого чина действительного статского советника. Что ни говори, но карьера хороша! Только вот сердце Сапунова принадлежало любимой музе Клио.

Так случилось, что один из учителей принес в гимназию древний документ. Никто из коллег ничего о нем не знал. По сути, в родной истории они были невеждами. Вот что вызвало обиду и стыд — незнание прошлого своего края. «По истории мы досконально знали всех Людовиков, всех Генрихов, всех Карлов — лысых, толстых, красивых, но нам ничего не было известно не только о Беларуси, а вообще славян. Мне очень захотелось узнать историю родного края», — вспоминал Сапунов.

Но возникла проблема — в провинциальном Витебске не было нужной литературы и документов. Поэтому во время каникул Сапунов работал в библиотеках и архивах Петербурга, Москвы, Вильно. Нужно было не только найти нужные документы и сведения, но и переписать их. Работа монотонная и медленная, но Сапунов понимал ее необходимость, ведь, если не он, то кто возьмется за это трудное дело? Он определил свое предназначение, а молодого запала хватало для осуществления замысла.

Первое свои исследование «Исторические сведения о витебском замке» Сапунов напечатал в 1881 году в «Памятной книжке Витебской губернии». Он не только рассказал об истории строительства каменных Верхнего и Нижнего замков витебским князем Ольгердом, но на основании более поздних документов составил план замков и детально описал их. Следующей работой Сапунова стала «Летопись города Витебска». Первые статьи были пробой сил. Поддержанный добрым словом земляков, Сапунов взялся за фундаментальное издание «Витебской старины». Он планировал издать целых шесть томов, где как можно полнее была бы показана история Витебского края. Нечего сказать, работа действительно титаническая, и на нее можно было потратить всю жизнь. И то, что Сапунов все же издал три тома «Витебской старины» (первый в 1883 г., четвертый в 1885 г., пятый в 1888 г.), заслуживает уважения. Каждый том по-своему ценен и уникален. Первый том составляли документы по истории Витебска с 1021 по 1883 год на 690 страницах. Если первый том носил «местный» характер, то четвертый том был сокровищницей по общебелорусской истории. Его составляли документы о Полоцком походе царя Ивана Грозного в 1563 году, борьбе за Полоцк, а также документы о войне Московии против Речи Посполитой в 1654-1667 годах. Оригинальные документы лучше всяких исследований рассказывали об этих драматических событиях. Пятый том сложился из документов, посвященных 50-летию отмены унии, или как это официально подавалось, воссоединению униатов с православной церковью. Документы, взятые из архивов Полоцкой консистории и Витебского губернского правления, печатались впервые. Богатый иллюстративный материал украшал издания и делал их красочными.

Основные расходы на издание нес сам Алексей Сапунов, что при его небольшой зарплате учителя выглядело настоящей жертвенностью. К сожалению, очередные тома «Витебской старины» так и не вышли. Сапунов планировал 2й и 3й тома посвятить истории Полоцка и других городов и местечек губернии, а 6й том вообще истории Витебской губернии. Как это иногда бывает, не хватило времени, или другие дела и заботы не дали завершить начатое. Однако общественность высоко оценила выход «Витебской старины». Издание называли «колоссальным памятником родного края», «великолепным историческим сборником». «Явление действительно замечательное в нашей провинциальной литературе, — писало «Новое время». — Все любители старины должны поблагодарить А. Сапунова за это исследование, которое чрезвычайно щедро обеспечено всем тем, что придает особую ценность книгам такого рода».

В принципе, если учесть, что Сапунов увлекся исследовательской работой, понятно, что на следующие тома «Витебской старины» у него не доставало времени. В 1883 году вышла его особая работа «Исторические записки 75-летия витебской гимназии». Сапунов основательно подошел к теме. Казалось, проходная тема, но она послужила поводом для серьезного исследования об истории Витебского просвещения. Другая работа Сапунова «Двинские, или Борисовы камни», вышедшая в 1890 году, посвящена этим уникальным памятникам старины. Автор приводит сведения обо всех известных Борисовых камнях (по крайней мере, это название дал он), от упомянутых хронистом Матеем Стрыйковским и описанных в 1842 году графом Плетором четырех камнях, а также уничтоженных трех камнях. Описал Сапунов и четыре уцелевших камня. Можно спорить с трактовкой Сапунова о назначении Борисовых камней как освященных знаков власти на Двинском торговом пути полоцких князей. Благодаря рисункам Сапунова, мы имеем представление о виде этих следов нашего прошлого.

Логическим продолжением предыдущей работы стала книга «Река Западная Двина» (1893 г.). Это не только географическое описание реки и ее притоков, городов и местечек на ее берегах, но повествование об истории, что происходило в тех местах. Как отметил рецензент Львовский, Сапунов собрал «много интересных и даже до нашего времени неизвестных сведений об этом предместье, умело их обработал, добавил к ним удачные рисунки и создал таким образом довольно хорошее и учебное целое, за что нужно принести ему искреннюю благодарность». Отдельно стоит книга Сапунова «Материалы по истории и географии Дисненского и Вилейского уездов Виленской губернии», вышедшая в 1896 году. На этот раз внимание историк сосредоточил на другой речке — Вилии, а также на городах в этих уездах: Дисна, Глубокое, Друя, Миоры, Поставы, Вилейка, Молодечно, Мядель и других. Получилось еще одно полноценное исследование. Правда, оно было сделано в соавторстве с князем Друцким-Любецким, который, наверное, выступил инициатором и спонсором издания.

Между тем жизнь вносила коррективы в планы Сапунова. В 1897 году он переехал в Москву, чтобы стать помощником инспектора студентов Московского университета. Хотя это и было повышение по службе, но Сапунов руководствовался прежде всего исследовательскими целями, возможностью работать в московских архивах и библиотеках. И эту возможность он хорошо использовал. За четыре года (1897-1901 гг.) Сапунов напечатал девять объемных работ. Плодом его работы стали обзоры архивов Полоцкой духовной консистории, Могилевской губернии и Минска, в них описаны тысячи документов, наиболее интересные и значимые напечатаны полностью или частично. Тем самым Сапунов сохранил от исчезновения много свидетельств нашего прошлого.

Вернувшись в 1901 году в Витебск, Алексей Сапунов стал секретарем Витебского губернского статистического комитета. Он подготовил ряд официальных сборников: " Список населенных мест Витебской губернии" (1906 г.), «Землевладение и землевладельцы Витебской губернии по 1903, 1904 и 1905 годы». По-прежнему Сапунов исследовал историю родного края, сосредоточившись на исторических памятниках — это и знаменитая Спасо-Евфросиньевская церковь в Полоцке, Благовещенская в Витебске, руины замков в Динабурге, Режице, Люцине, храмы-памятники в честь русских военачальников Михельсона и Кульнева, что нашло отражение в книге «Памятники времен древних и новых в Витебской губернии» (1903 г.). Привел Сапунов и к созданию в Витебске церковно-археологического музея, ученой архивной комиссии. Как видим, деятельность Сапунова была всесторонней и приносила хорошие плоды.

Известность и уважение к Сапунову привели к избранию его в 1907 году в Государственную Думу. Высокое звание депутата и новые ответственные обязанности! Правда, особой деятельности Сапунов не развивал, несколько раз выступил по аграрным вопросам. Показательно, что с высокой трибуны он защищал «белорусскую народность», заявив, что белорусы не только православные, но и католики, разговаривающие по-белорусски. «Относить к полякам этих белорусов только потому, что они католики, это уже не что иное как, позвольте сказать, этнографическое ограбление». Сапунов перешагнул через свой местный патриотизм и поднялся к общебелорусским интересам. В публичной лекции «Белоруссия и белорусы», прочитанной 26 сентября 1910 года на заседании Витебской ученой архивной комиссии, он отметил, что «необходимо самоопределяться и нам, белорусам». Вопреки царской идеологии он доказывал самостоятельность белорусов как народа, а не какой-то мифической «ветви» русского народа: «особенности языка белорусского, их нравы и обычаи, богатые народные литература и т. д. убедительно доказывают существование отдельного белорусского племени». По словам Сапунова, белорусы занимали обширный регион: Гродненскую, Сувалкскую, Ковенскую, Курляндскую, Минскую, Могилевскую, Витебскую, Виленскую, Псковскую, Черниговскую, Орловскую, Калужскую, Смоленскую и Тверскую губернии.

После окончания депутатства в 1912 году Сапунов вернулся в Витебск. Из-за обострения болезни глаз он не мог полностью посвятить себе исследованиям прошлого Витебщины. «Исторический очерк 50-летия Витебского статистического комитета», увидевший свет в 1914 году, последняя значимая работа Сапунова. Он еще пишет, например, очерк «Витебский кафедральный св. Николаевский собор» (1916 г.), но уже без прежнего подъема. Военное лихолетье и революционные события стали испытанием и для Сапунова. Как убежденный монархист, он не принял революции. Начались мытарства и борьба за выживание. Лишенный пенсии, уже немолодой историк должен был работать в различных учреждениях, читал курс «Древности Витебщины», «Белорусоведение» в Институте народного образования. После перевода Института в Минск Сапунов лишился и этого источника дохода. Он оказался в нищете, а что более страшно, почти ослеп, не мог ходить без поводыря. Печальная старость заслуженного человека.

Витебская общественность ходатайствовала в Совнарком БССР о персональной пенсии Сапунову. Решение, принятое 1 октября 1924 года, о пенсии за «большие заслуги в изучении белорусского края», опоздало. Как раз в следующий день «Витебский Карамзин», как называли Алексея Сапунова, умер. Оценивая сделанное Сапуновым, известный белорусский историк Николай Улащик отметил: «..можно удивляться его энергии, видя, сколько может сделать человек в свободное от преподавательской работы время». Ему вторит витебский краевед Николай Богородский: «приходится только удивляться, как мог выполнить эту титаническую работу один человек». Оказывается, смог, так как не только узнал историю родного края, но рассказал о ней людям, из-за искренней любви к своей Родине!

Витовт ЧАРОПКО

Выбор редакции

Общество

Виктория Шумельчик: «Никогда не глянула бы на мужчину-бездельника»

Виктория Шумельчик: «Никогда не глянула бы на мужчину-бездельника»

Внешне она — романтичная светловолосая женщина...

Общество

Приложение для налогов

Приложение для налогов

Ключевые новации связаны с цифровой сферой.