Вы здесь

Артур Клевко: Отец был искренним и ответственным человеком


К 90-летию со дня рождения Геннадия Клевко увидело свет переиздание его сборника поэзии с характерным названием — «Вязь», что значит сложное плетение (Минск, ЗАО «Бонем», 2021), дополненное фотографиями из семейного архива. Мир, который открывается читателю через образы и аллюзии, через упоминания частного, можно сравнить с сплетением тонких ниточек устремлений, судеб, прошлого и современного. Составителем выступил сын поэта Артур Клевко, член Белорусского союза журналистов. Артур Геннадьевич рассказал корреспонденту «ЛiМ» о том, каким он помнит отца, чем запомнились годы детства, а также о младенчестве своего папы, которое было омрачено военным лихолетием.


Отец, Геннадий Яковлевич, — уроженец Пуховичского района. Родился он на самом деле не 1 мая, как записано во всех документах, а 28 ноября 1931 года. После освобождения Беларуси метрики не отыскали, и его в числе других подростков отправили на медицинское освидетельствование, где определили дату рождения 1 мая 1932 года, на полгода омолодили.

С началом войны деда Якова мобилизовали, а моя бабушка по отцу вместе с четырьмя детьми, среди которых был младенец, осталась ждать эвакуации в поселке Туров под Борисовом. Эвакуироваться не успели и вынуждены были вернуться на пепелище — дома не стало после первой бомбежки. Бабушка приняла решение идти к сестре мужа в деревню Вороничи под Руденском. Добирались не без приключений: по дороге потерялась старшая дочь... Слава Богу, интуитивно она почувствовала, куда надо идти, и через несколько недель соединилась с семьей... Там и пробыли всю войну. Спасала швейная машинка: бабушка обшивала всех односельчан.

После войны, когда вернулся дедушка и стал служить председателем сельсовета, а потом и колхоза, однажды за сдачу богатого урожая — сырья для изготовления каучука — получил хорошую премию. За эти средства и приобрели новый сруб. Дом тот стоит и сегодня...

Учился отец хорошо, экзамены за некоторые классы сдавал экстерном. После окончания филфака БГУ в 1954 году работал в «Колхозной правде».

Насчет работы отец рассказывал, что ему проще было написать репортаж или заметку по-белорусски в стихотворной форме, чем по классическим канонам журналистики. Иногда он так и делал. Это способствовало тому, что перешел на работу в «Вожык». Много писал сатирических фельетонов в стихах.

Отец был очень искренним и ответственным человеком, добрым и терпимым, часто бывал как на своей родине, так и в родных местах моей матери, под Дзержинском. Соответственно, летом я гостил месяц под Руденском, месяц под Дзержинском. Тогда все там разговаривали по-белорусски, мои сверстники тоже. Таким образом, любовь к родному языку во мне из глубокого детства...

Когда я появился на свет, родители жили на улице Бобруйской, снимали комнатку в бараке. После получили однушку на перекрестке Якуба Коласа и Калинина. В том же доме, помню, жили Алесь Ставер, Янка Сипаков, Владимир Шитик, Виктор Шимук... дружил с их детьми.

Потом получили квартиру на улице Типографской, недалеко от Дома прессы. Рядом жили Рыгор Бородулин, Владислав Медведский, Георгий Шилович. Дружил отец с Геннадием Пашковым, Анатолием Велюгиным, Константином Киреенко, Ярославом Пархутом, Николаем Гродневым, Артуром Вольским. Есть даже легенда, почему у меня такое имя. Когда мамочка ждала моего рождения, отец пошутил: кого первого из знакомых встретим, так малыша и назовем. Кстати, его брат, на то время кинорежиссер, поспособствовал тому, что после школы я устроился на киностудию: сначала механиком съемочной техники, потом — ассистентом оператора. Отработал на «Беларусьфильме» два года до поступления в университет на журфак.

Помню, отец привез с Дальнего Востока, куда ездил вместе с Рыгором Бородулиным и Владимиром Короткевичем, свои фотографии в морской капитанской форме, морские кристаллы, странные тихоокеанские раковины, что было особенно интересно для нас с сестрой. Некоторое время после не утихали разговоры об их приключениях. Особенно запомнились рассказы о разных кулинарных достопримечательностях: как пробовали специально приготовленных крабов и других морских чудовищ, а также о встречах с моряками, творческих вечерах. Впечатлений хватило надолго. В сборник я включил стихотворение «Сейнер», навеянное впечатлениями той поездки.

По дружескому обмену был отец и в Польше, и в Болгарии. Из тех поездок родился интерес к переводам...

Отец преждевременно покинул этот мир. Но память о нем осталась. Так, к его юбилею увидела свет полосная публикация в «Сельской газете», Галина Шаблинская на Первом белорусском канале радио читала подборку его стихов. Включено имя отца в Книгу памяти Пуховичского района. Организовываются творческие встречи. Недалеко от Руденска, в деревне Блонь, есть старая усадьба, где был создан филиал краеведческого Марьиногорского музея — там есть отдельная выставка, посвященная Геннадию Клевко и другим писателям — уроженцам Пуховичского района.

Подготовила Яна БУДОВИЧ

Выбор редакции

Калейдоскоп

Восточный гороскоп на следующую неделю

Восточный гороскоп на следующую неделю

Стрельцам на этой неделе не нужно переоценивать своих возможностей.

Торговля

Кондитерские изделия — бренд белорусской пищевой промышленности

Кондитерские изделия — бренд белорусской пищевой промышленности

Накануне Международного симпозиума кондитеров эксперты рассказали о планах и перспективах кондитерской отрасли.