Вы здесь

Кто написал первый отзыв на «Жалейку» Янки Купалы?


В истории художественной письменности есть понятие «блуждающие сюжеты». Название говорит само за себя: одни и те же коллизии опробуются в творческой практике разных времен и народов. Нередко в литературоведении перемещается из статьи в статью набор ключевых цитат, при этом связь с полным текстом оригинала, к сожалению, может быть почти потеряна. В арсенале знающих в искусстве слова есть и фигура умолчания — стилистический прием, при котором мысль намеренно прерывается в расчете на фантазию и предположение читателя. Первым отзывом на «Жалейку» стала статья Ядвигина Ш., опубликованная в газете «Минское эхо» 9 июля 1908 года. Текст никогда не перепечатывался. В энциклопедическом справочнике "Янка Купала«(1986) отзыв охарактеризован чрезвычайно кратко: «...очень противоречив по основным положениям» (Иван Чигрин). Проблема в том, что ни блуждание, ни замалчивание в этом случае не помогут даже в общих чертах познакомиться с первоисточником. Только метод де визу — архивная работа наощупь.


Ядвигин Ш. (Антон Левицкий). 1894 г. из частного собрания Ивана Левицкого.

В когорте избранных

Личность писателя Ядвигина Ш. (Антона Левицкого; 1869-1922) объединяет различные генерации белорусских литераторов. Если бы судьба пьесы «Вор» (1892) сложилась удачно, то ее автор мог быть в числе основателей новой белорусской драматургии. Пальму первенства удержал роман «Золото» (1920), стоящий в ряду дебютной национальной апробации крупных эпических жанров.

Не затрагивая аспекты творческих схождений с другими представителями молодой белорусской литературы, отметим непосредственную связь Ядвигина Ш. через «рукопожатие». Его учительницей была дочь Винцента Дунина-Марцинкевича — Камилла. Дочь самого литератора Ванда Левицкая переписывалась с Максимом Богдановичем, вышла замуж за общественно-культурного деятеля Иосифа Лесика (дядя Якуба Коласа, на год младше племянника). Крестным отцом внуков Ядвигина Ш. был Янка Купала.

Автор «Жалейки» в письмах к Брониславу Эпимах-Шипило неоднократно упоминал старшего коллегу. Например, в корреспонденции из Окопов от 5 июня 1912 года читаем: «Написал в двух актах комедию, которую читал пану Левицкому, и он сказал, что написано кстати. Комедия называется «Павлинка», написана прозой, из шляхетской жизни».

О роли старшего коллеги в своей жизни поэт рассказал и в письме к Льву Клейнбарту от 11 января 1929 года:

«В период 1904-1906 гг., не помню именно в котором точно году, я познакомился с Ядвигиным Ш. (жили мы по соседству). Это было для меня большое событие, т. к. я впервые столкнулся с человеком, который не только писатель, которого печатают, но и пишет по-белорусски. С Ядвигиным Ш. я очень сблизился. Он мне много рассказывал о незнакомых мне до того времени писательских делах и т. п. Человек он был с высшим образованием (правда, университета из-за революционных дел не окончил), притом очень интересным и остроумным собеседником».

Минск Губернский, богемный и провинциальный

Владимир Конон в книге «Проблемы искусства и эстетики в общественном мнении Беларуси начала ХХ в.» (1985) связывал время существования «Минского эха» (1908-1909) с периодом кризиса либеральной прессы. Новые газеты «Уступали своим предшественницам по идейно-политическому, научному и художественному уровню публикуемых материалов».

Ежедневное издание на четырех страницах — «Минское эхо» — было основано супругом Свитычами: Надеждой Семеновной (редактор) и Владиславом Станиславовичем (издатель). Свитычи уже имели опыт организации издательского дела в Киеве (газета «Киевские отклики») и Екатеринославе (газета «Приднепровский край»).

Исходной проблемой всестороннего анализа «Минского эха» сегодня является отсутствие газеты в ведущих книжницах, архивах и музеях Беларуси. Номер, в котором опубликована рецензия Ядвигина Ш. на «Жалейку» Янки Купалы, не стал исключением. Автору этих строк удалось получить сканированную копию экземпляра, хранящегося в фондах Российской государственной библиотеки (Москва).

Со страниц газеты от 9 июля 1908 года (№ 34) на нас смотрит небольшой город начала ХХ века. Все основные учреждения сосредоточены на нескольких улицах. В адресах, кроме номера дома, указывается и его собственник. Контора и редакция газеты «Минское эхо» располагались в Архиерейском переулке, доме Протасевича № 5.

Первая и половина последней страницы отданы коммерческой рекламе. Все к услугам и требовательной богемной публики, и обычного посполитого люда. Электробиографический театр (синематограф) Рихарда Штремера заманивал брутально-сентиментальным репертуаром: «Совесть доктора», «Три искушения сатаны», «Именины папаши», "Что говорит листва?«и др. В «Аквариуме» на Юрьевской, 17 давались ежедневные концерты в царстве звуков «с участием польско-русского куплетиста Ольшевского, а также разнохарактерной капеллы». На свои представления зазыва цирк А. Девиньо. Сплошь услуги репетиторов, докторов, граверов и ювелиров.

Технический прогресс не стоял на месте. Зубоврачебный кабинет Самуила Ботвинника в доме Шнитмана на Губернаторской улице делал специальное предложение: искусственные зубы на золоте и каучуке, фарфоровые и золотые пломбы.

На второй и третьей страницах сообщения концентрировались в рубриках «Эхо местной жизни», «маленький фельетон», «по следам циклона (Борисов)» и др. В «телеграммах», по информации Петербургского телеграфного агентства, давалась краткая информация о событиях в Северной столице Российской империи, а также в Бомбее, Копенгагене, Белграде, Константинополе.

Особый интерес вызывает повесть «Старый молитвослов» В. С. Ильича-Свитыча, которая печаталась с продолжением и имела подзаголовок «Со времен польского восстания 1863 г. в Северо-Западном крае».

Материалы четвертой страницы, кроме рекламных, распределены по рубрикам «Иностранные мелочи», «Разные разности». Здесь и расписание движения поездов, выверенное по петербургскому времени. Через Минск шли железнодорожные пути, соединявшие Либаву, Вильнюс и Ромны, Кременчуг, Брест, Варшаву и Смоленск, Москву.

Коллегиальная сдержанность

Рецензия Ядвигина Ш. на Купалов сборник помещена в рубрике «Библиография». Особого названия не имеет. Как практикуется в оформлении текстов такого жанра, приведены выходные сведения книги. Публикуем рецензию полностью.

Свирель Янки Купалы. Издание группы «Заглянет солнце и в наше оконце». Петербург. 1908 г. Стоимость 50 к.

«Лучше быть первым в деревне, чем вторым в Риме», — вот первое, навязчивое, впечатление при чтении новоиспеченного довольно объемистого (152 стр.) томика белорусских стихов Янки Купалы под общим заголовком «Жалейка».

И, если мечте белорусоманов, — воскресить и дать литературную оболочку умирающему белорусскому диалекту, — суждено осуществиться, то между пионерами этой идеи одно из первых мест займет бесспорно Янка Купала.

Страница газеты «Минское эхо», 9 июля 1908 г. Из фондов Российской государственной библиотеки (Москва).

Мы воздержимся пока от детальной оценки по сути и тенденциозности большинства стихов «Свирели»*: они были писаны в те годы, когда в нашей мучительной родине слишком быстро чередовались то ослепительные блески, то черные тени, что не могло не сказаться ни на реакции, ни на восприимчивости поэта вообще, а тем более народного.

Жизнь белоруса слишком монотонная, и мы не должны поэтому быть особо требовательны в разноцветности его народного поэта.

Мы позволили себе только высказаться за сохранность чистоты особенностей белорусской речи и тем более в поэзии, проживающей в народе более долгие чем проза годы.

Таким классическим образцом служит стихотворение Янки Купалы «Саха» (стр. 12).

Нужно быть не только знатоком белорусского диалекта, но и даровитым поэтом, чтобы при сочетании слов этого топорного (пусть простят мне белорусы!) языка появилось довольно лирическое стихотворение.

Таких стихов в «Жалейке» читатель найдет немало.

Количество ошибок в издании вполне понятное и извинительное, бумага неплохая, шрифт четкий, виньетка такая, что можно было на обложку использовать и лучшую, более прочную бумагу.

Ядвигин Ш.

* Как нам удалось узнать, немало материала подготовлено поэтом уже для второго тома. Будем надеяться, что в нем даровость и взгляды поэта выступят более четко, более рельефно.

Стихотворение «Саха», выделенное рецензетом из 96 произведений, собранных под обложкой «Жалейки», датируется 1905-1907 годами. В творческом наследии классика белорусской литературы считается образцом ранней лирики, для которой характерна этнографическая детализация, архаичная колористика.
Для наглядной иллюстрации архитектоники стихотворения приведем несколько строф:

Друг мой неадчэпны,
Саха ты крывая,
Хоць корміш свет цэлы,
Сама ж век худая.

Вяровак, жалеза,
А дрэва найболей
Пайшло, каб пажытак
З цябе быў у полі. <...>

Ты, сошка, худая,
Я пан твой — араты,
Век бедны, галодны,
Хоць пан наш багаты.

В 13 строфах автор прославляет важный инструмент крестьянского труда, иронизирует по поводу своего «господства» над ним. Заметно также звучание мотивов социальной несправедливости, оптимистических ноток («Мы ж гора забудзьма, // Запейма а громка»; «На ўсе каб староны, // Як гром, гул разнёсся...»).

Вместо вердикта

Критический отклик Ядвигина Ш., кроме того, что сильно диссонирует с известными характеристиками белорусской классики, открывает новую страницу в концептуальных подходах к истории национальной письменности. Проблемами взросления, по нашему мнению, можно назвать общую практику, когда перепечатывались и собирались под одной обложкой исключительно благоприятные отзывы. Таким образом, историко-литературный процесс в его ретроспективном видении лишался динамики, сложности, объективного осознания проблем, с которыми сталкивались и архитекторы национального строительства, и его песняры.

При публикации рецензии Ядвигина Ш. мы имеем дело с одним из аспектов феномена возвращения, когда при попытке исторической реконструкции на самом деле порождается новый конструкт рассмотрения былого в его связи с настоящим.

Рецензент начала ХХ века предложил свой текст периодическому изданию, где тот был чужеродным, единственным, посвященным молодой белорусской литературе. Можем предположить, Ядвигин Ш. в определенной степени шел конформистским путем, учитывал редакционно-издательскую практику издания и запросы читательской аудитории. Но, возможно, именно этот острокритический, провокационный пост вызвал к жизни две хвалебные рецензии Владимира Самойлы, еще одного покровителя Янки Купалы. Об этом будет наша следующая публикация.

Николай ТРУС, кандидат филологических наук

Выбор редакции

Общество

Уборочный марафон Николая Пригодича. Опытный хлебороб первый на Гродненщине превысил намолот в четыре тысячи тонн

Уборочный марафон Николая Пригодича. Опытный хлебороб первый на Гродненщине превысил намолот в четыре тысячи тонн

Опытный хлебороб первый на Гродненщине превысил намолот в четыре тысячи тонн.

Общество

Зарплаты педагогов, поддержка молодых и престиж профессии. Какие еще вопросы волнуют работников отрасли?

Зарплаты педагогов, поддержка молодых и престиж профессии. Какие еще вопросы волнуют работников отрасли?

На пленуме профсоюза работников образования обсудили насущные проблемы.