Вы здесь

Сельчане с городским менталитетом


Недавно разговорились с одной председателем сельсовета из Полесского региона. Она говорит, что на селе сейчас немало работников, которые свое благосостояние настойчиво строят своими руками. И на работе справляются, и домашнее хозяйство ведут. Но хватает и таких, которые совсем не любят шевелиться.


Нет, теперь не о том контингенте, который определяется асоциальным поведением. Скорее о новой когорте жителей деревни, сельчан ХХІ века. Обычные граждане, нередко многодетные родители, которые ходят на работу, пользуются преференциями в деле получения жилья, но это уже люди совсем с городским менталитетом. Они не утяжеляют себя большим огородом, не считают нужным даже держать кур, не говоря уже о корове. На работу — с работы, в магазин, После — за компьютер или телевизор.
Как будто бы, имеют право. Но ведь люди старшего поколения говорят, что это не правильно. В деревне издревле работали на земле, вели хозяйство, иначе сельский человек развратится, например, может привыкнуть к рюмке. Скажете, спорный вопрос? Как посмотреть. Но в деревенской среде в почете всегда был работник.

Однажды мне удалось познакомиться с женщиной, которую многие даже в родной деревне считали, мягко говоря, чудачкой. И вместе с тем в Скоках говорили об Анне Михайловне уважительно.

В свои 72 года она держала во дворе 15 голов крупного рогатого скота, включая семь дойных коров. Рабочий день ее продолжался с темна до темна. Утром — дойка, потом в девять часов женщина выгоняла свое стадо в поле и пасла до семи вечера. Потом опять дойка и многочисленные хлопоты по дому и хозяйству. Первое, что я спросила, не надоело ли ей вот так, без всякого продыхания.

— Нет — отвечала она — наоборот. Я только возле своих коровок хорошо себя чувствую. Пока пасу, травы разные собираю, потом орехи пойдут, грибы. Всегда можно найти себе занятие. Коровки мои хорошие, послушные, пока пасу — отдыхаю. А в городе у меня голова болит. Сейчас редко туда выбираюсь. Некоторые завидуют мне, есть такие, что посмеиваются, да мне это все равно. Я без работы не могу жить, видимо, в отца пошла.

Отец Анны козляк был редким хозяином. С молодых лет мечтал о своем хозяйстве. Горбатился до седьмого пота. До 85 лет ухаживал старый человек коров. Дочь перед выходом на работу подоит коров, выгонит в поле, а отец их пасет до вечера. Это, по мнению Анны Михайловны, его и поддерживало. А его несбывшаяся мечта о большой усадьбе и состоятельном хозяйстве, видимо, нашла продолжение в мировоззрении и образе жизни дочери. Анна, как себя помнила, все работала. Многие годы была каменщиком на стройке, потом дояркой на ферме, а после выхода на пенсию полностью посвятила себя собственному хозяйству.

Везде успевала. Новый дом сочинила из кирпича сама. Отремонтировала старый родительский дом, решила, что ей хватит. Муж умер. Детей Бог не дал. Еще когда был живой муж, взяли к себе человека, который по воле судьбы оказался без семьи, без жилья, одним словом, пригрели живую душу. Евгений помогал сначала им обоим, потом ей одной. Рассказывала, что муж раньше не раз ссорился с ней, не мог понять, зачем такое хозяйство. Оставлять же нажитое некому. А ее смысл жизни, скорее всего в том, что она не искала смысла. Просто жила. Рассказывала, что подруги ее, те, с кем работала на стройке, поумирали. У всех давление было высокое, ноги болели: «А я вот бегаю, меня моя работа лечит и коровки мои». Про коров она рассказывала с такой любовью: и чистые они, и красивые, и умные, и за хозяйкой могут идти как те собаки.

А я все осторожно подступалась, чтобы сказать то, о чем сразу думалось:

— Может, пора сократить свое стадо, все же годы ваши почтенные и здоровье, наверное, не то, что в молодости.

— Оно то так. Но жаль мне их, они такие хорошие. Не на мясо же их сдать...

Как тут не вспомнить «Врата бессмертия» Кондрата Крапивы, помните: «Товарищок академик, сделай ты мою коровку бессмертной!» Она, кажется, чтобы смогла, также сделала бы своих коров долгожителями. На ее подворье можно было вспомнить многих литературных героев, мележевского Василия Дятлика, например, с его жаждой к собственному хозяйству. А еще вспомнилось, как много лет назад в районной газете пришлось писать про столетнюю юбиляршу. На традиционный вопрос о секрете долголетья бабушка вспомнила свою мать, которая говорила: работать больше надо, что не сделаешь — то выболишь. Здесь почти такой же случай. Коровы для Анны козляк были источником жизненного смысла, здоровья, ну и конечно, кормилицами.

Летом ежедневно хозяйка сдавала 70-80 килограммов молока государству. Продавала и молодняк, несколько тонн мяса давала одно только ее подсобное хозяйство. Деньги энергичная старушка сразу клала на счет, дома не держала. И к ней самой, словно в банк, иногда приходили одолжить. Знакомым не отказывала. Только вот удивлялась, как это молодые не хотят работать. Хотят жить легко и красиво, а так не бывает.

Пыталась навести собеседницу на мысль, что красиво жить должен большой работник и задала вопрос конкретный:

— А не хотите вы перевести часть денег в твердую валюту и поехать, ну хоть на неделю, в Париж? Хозяйство есть на кого оставить.

Анна Михайловна тогда рассмеялась весело, словно молодая, и чуточку притворно закряхтела:

— Какой Париж? Годы не те. Вон новые очки надо заказать, никак в город не выберусь... Да и не тянет меня в чужие страны. Мне и здесь хорошо, дома. Сено на зиму для стада купила. Свинка в сарае есть. Остальные продукты — в магазине. Встану на рассвете — и к коровкам своим.

...Недавно в сельсовете сказали, что Анны Михайловны уже нет. Часто ее вспоминаю. Есть знаменитые артисты и спортсмены, выдающиеся писатели и ученые, а есть и талантливые работники.

Светлана ЯСКЕВИЧ

Фото: Pexels.com

Выбор редакции

Общество

Как «Звязда» в 90-ые годы возвращала с небытия имена героев ВОВ и отстаивала честь партизан

Как «Звязда» в 90-ые годы возвращала с небытия имена героев ВОВ и отстаивала честь партизан

Татьяна Подоляк на протяжении 20-летней работы в «Звязде» осуществила немало патриотических проектов.

Общество

Шиманский: Попав в штат «Звязды», я был на седьмом небе от счастья!

Шиманский: Попав в штат «Звязды», я был на седьмом небе от счастья!

Михаил Шиманский отдал журналистике свыше 70 лет.