Вы здесь

Регина Пышник: Мы умеем работать и жить в команде. Или как спортивная семья бьет рекорды


Спортсмены, тренеры часто говорят, что спорт — это их жизнь, ведь иначе невозможно. На словах, безусловно, звучит очень красиво. А еще красивее выглядит в реальности. Как в случае семьи Пышник. Регина Игнатьевна — мастер спорта международного класса, заслуженный тренер Беларуси, судья высшей национальной категории, член исполкома Белорусской федерации баскетбола и Союза ветеранов, стояла у истоков известного баскетбольного клуба «Цмоки-Минск». Юрий Антонович Пышник — заслуженный тренер Беларуси, самый известный в стране детский футбольный наставник, открывший путь в футбол не одной сотне талантливых спортсменов. Каждый из этой пары в своем виде спорта достиг многого. А их самое главное достижение – 60 лет семейной жизни – впечатляет не меньше, чем спортивные успехи. В чем секрет такой долгой любви и почему семейная жизнь — это большая работа, Регина Игнатьевна рассказала «Семейной газете».


«Долго мы здесь будем ходить? Давай распишемся!»

— Мы познакомились на спортивной площадке. Я тогда выступала в сборной БССР. Часто соревнования проходили в Доме офицеров. Я заметила парня, который часто приходил: аккуратный такой, в кепочке. Потом узнала, что это один из наших футболистов. Попросила однокурсника Лёню Грая познакомить меня с этим «парнем в кепочке». Он без проблем организовал нам встречу. А потом мы вместе оказались на сборах. Ну и назначили свидание. Так все и закрутилось: ходили, гуляли. Какие тогда свидания были? Мы, спортсмены, постоянно заняты на тренировках. Вечером в молочное кафе ходили. Там были вкусные булочки с марципанами, мы их и сегодня вспоминаем, и небольшие бутылки со сливками. У футболистов денег было больше, чем у баскетболистов. Юра нам это покупал, и мы шли в парк возле цирка. По проспекту гуляли, молодежь тогда любила гулять от цирка до ГУМа. Могли в «Центральный» кинотеатр сходить. А потом решили расписаться, так семья у нас и образовалась.

Никакого предложения руки и сердца не было. Я просто как-то сказала: «Долго мы здесь будем ходить? Давай распишемся». Ну, мы пошли и расписались. Даже загс был какой-то маленькой комнаткой. Пришли домой и сказали маме, что расписались. Она, конечно, была удивлена, но нормально восприняла, стол накрыла. А позже уже Юрины родные приехали, друзья наши по командам пришли. И мы скромно, по-домашнему, отметили свою свадьбу. Не в пышной свадьбе счастье, как оказалось.

Мы сначала жили у моей мамы. Юра тогда выступал за команду «Беларусь», и ему дали однокомнатную квартиру в районе Тракторного завода. А после он перешел в «Динамо-Минск» — и нам дали квартиру на улице Максима Богдановича, там у нас и Сережа, старший сын, родился, ему в этом году 60 лет будет. В начале нашей семейной жизни Юра много ездил с командой. Сразу — в Гомель, после — во Фрунзе, там хорошо платили. Он поехал, а я осталась с маленьким Сережкой. Я после декрета еще даже вернулась в спорт. Юра приехал из Фрунзе, и мы купили «Волгу». За душой почти ничего нет, а мы на «Волге» ездим. После Фрунзе Юра перешел на тренерскую работу. А когда у нас родился Андрей, я закончила играть и после декрета тоже стала тренером — затем — директором спортивной школы, на базе которой образовался баскетбольный клуб «Цмоки».

Нашей любви расстояние никогда не мешало. Я даже с маленьким Сережей на несколько месяцев ездила к Юрию во Фрунзе. Там для нас были созданы все условия, очень дружеские отношения со всеми были. Юру очень ценили как игрока. Но в тот период мы мало времени проводили вместе. Я когда второй раз забеременела, даже думала, что не хочу второго ребенка. Я в Минске, Юра — во Фрунзе, сложно. Но он мне ночью позвонил и сказал: «Ничего не думай, будем рожать». Так я и родила Андрея, он у нас киргизский ребенок. Я поддерживала мужа и нормально относилась к тому, что мы много времени проводим не вместе. Такая жизнь не редкость для спортсменов, тем более мы занимались командными видами спорта. Мы умеем работать и жить в команде.

У Юры были прекрасные отношения с моей мамой. Я родила Сергея ночью и Юра ночью пешком пошел через весь город, чтобы сказать моей маме, что у нее родился внук. После мы забрали маму жить к себе, она уже была слабая. И моя мама всегда Юру жалела. Вечером я ей сделаю кофе, бутерброды и отправляю Юру, чтобы ей отнести. Она даже потом соседке жаловалась, что дочь не принесет, а зять несет. Мне немного обидно было, но виду я не подавала. Юра для нее всегда был хорошим. И нам от этого было хорошо.

«Стараюсь всех держать вместе»

— У нас большая семья — двое сыновей, трое внуков и трое правнуков. И у них Юрины футбольные гены. Старший сын выступает за команду ветеранов, работает с молодыми футболистами. Это его призвание, как и Юрий. Я на месте не сижу. Мне уже 83 года, но я стараюсь двигаться, матчи сужу, на игры хожу. Вот пришла, отсудила матч, и настроение поднимается. У Юры пока есть проблемы со здоровьем, восстанавливается после операции. И многое лежит на моих плечах. Дети нам, конечно, сильно помогают. Они все для нас делают. У нас очень дружная семья. Я стараюсь держать всех вместе. Они даже называют меня командиром.

И с невестками нам повезло. Сыновья себе хороших жен выбрали. Я даже шучу, что Сергею с женой повезло также, как и Юре. Сергей по характеру — копия отца. Они когда женились, некоторое время жили с нами. И мне кажется, невестка на меня смотрела и училась, как себя вести. Я им помогала, учила. Она молодая, иной раз слово мужу против сказать не могла, если он, например, собирался с друзьями куда-то сходить. А ведь я могла ему сказать, чтобы дома с женой оставался. Так мы их учили семейной жизни. У Сергея родились двойняшки, шестимесячные, по полтора килограмма каждый. И мы все вместе их выхаживали. Они тогда у нас два с половиной года жили. И мы помогали. Юра в шесть часов утра вставал, мыл пеленки и ехал на тренировку. И такие ребята замечательные у нас, выросли по 40 лет им уже!

Дети всегда были с нами – на тренировках, на сборах, в спортивных лагерях. И спортсмены, которых мы воспитывали, нам уже как родные дети. И сегодня со всеми праздниками нас поздравляют, помогают. Среди моих учениц – две олимпийские чемпионки. Юра воспитал много знаменитых футболистов — Антон Путило, Сергей Кисляк, Юра Жевнов, Миша Мартинович. Витя Гончаренко, знаменитый тренер, тоже у Юры учился. И что мне особенно приятно, Юровы ребята и меня важным человеком считают. Нет такого праздника, чтобы они ему не позвонили и не передали привет Регине Игнатьевне. Я их всех тоже воспитывала, относилась к ним, как к своим детям.

«Многое зависит от женщины»

— Юра всегда был более занят работой. А я работала, детей воспитывала и домом занималась. А потом еще и дачу строила. Чтобы была хорошая семья, нужно везде успевать. Мне кажется, нам было проще, чем современной молодежи. Мы меньше знали благ жизни и конкретно понимали, что нам нужно. А сегодня столько всего, и молодые люди не знают, за что хвататься.

В семейной жизни многое зависит от женщины. Мы оба – люди с характером. Я более податлива. Я часто как женщина ему подсказывала, как нужно вести себя с детьми, с его молодыми спортсменами. У нас очень хорошая команда, даже спайка получилась. Конечно же, не все сладко было. Многое мы друг другу простили. Иногда говорят: как Регине повезло, что Юра такой спокойный. А на самом деле он совсем не спокойный, а наоборот, взрывной. Жизнь его не жалела. В детстве он воспитывался не у родителей, а у дяди. Юра у своей матери 12-ый сын, и чтобы было проще, она отдала его на воспитание своему бездетному брату. Хоть и у родного человека, но все равно жил не с родителями. Потом ему пришлось доказывать, что он, парень из провинции, может стать хорошим футболистом. Мне было проще, я минчанка и меня все знали. А ему пришлось завоевывать свое место под солнцем, доказывать, что он не хуже городских игроков. Я это все понимала и многое ему простила. Да и тренерская работа тяжелая. А он такой, что всего себя посвящал детям. Сидел, ночами рисовал схемы, придумывал комбинации. Я создавала все условия, чтобы ему было комфортно. И при этом сама работала, очень любила свое дело, несмотря на небольшую зарплату. Мне нравилось, когда и Юрина команда побеждала, и мои спортсмены. Везде успевала. И как результат — крепкая семья и прекрасные отношения со спортсменами, много друзей.

Юра — отличный исполнитель, все делает идеально. Ему нужно только подсказать и направить. И я его направляю, а он исполняет. Иногда муж даже обижается, что я командую. А я не могу иначе. Я почти 30 лет командовала двухметровыми ребятами-баскетболистами. Разумеется, мой опыт руководителя влияет на семейную жизнь. Но мы уже привыкли. Я сама по себе твердая, но с доброй душой. Я всегда любила дисциплину, и мои спортсмены, дети, внуки это почувствовали на себе. Они иногда могут и обидеться на мое командирство, но прислушиваются.

Женщине главное – не ущемить мужчину. От ее мудрости, ума очень многое зависит. Мужчины разные бывают. У меня, например, ревнивый, и в некоторые моменты было тяжело. С течением времени приходит понимание, как правильно себя вести. Иногда надо и через себя переступить. Почему сегодня молодые разбегаются быстро? Через упорство. А потом жалеют. Сколько я таких семей сохранила. Кто-то запсиховал, что-то не нравится, и сразу разводиться бегут. Или жена дома ждет, а муж здесь, в лагере, ухаживает за девушками. Были моменты, когда я просто им говорила: «Пиши заявление на увольнение, если к жене не вернешься». Это я так манипулировала, но семьи сохранились и сегодня живут счастливо. Я даже иногда думаю, как я не боялась этими мужиками командовать, и как они мне никогда не возражали?

Я никогда не была равнодушной к людям. Даже сегодня, когда я уже заслуженный человек и могу спокойно жить. Но я слежу за тренировками, если надо, подсказываю, опыт позволяет. Иногда смотрю на девочку и вижу потенциал, но некоторые моменты нужно исправить. Я об этом говорю, подсказываю, и так получается, что я всегда прав. И на душе спокойно, что доброе дело сделало. Но в семейной жизни принцип «я всегда прав» не работает. Здесь нужно приспосабливаться друг к другу. Это большая работа. Можно иногда чего-то не увидеть, не услышать, чтобы для семьи было хорошо.

Без любви ничего не бывает

Ссоры случаются в каждой паре, и у нас не всегда все было хорошо. Сейчас, в солидном возрасте, их, конечно, стало меньше. Но я иногда могу Юре сказать: «Если бы был пистолет, то пристрелила бы прямо здесь». Ну, у всех такое бывает. Но надо себя сдерживать, прощать, что-то в юмор переводить.

После 60 совместных лет мы уже не представляем жизни друг без друга. Мы понимаем друг друга как никто другой. Мы — якобы одно целое. Я, может, к детям не так отношусь, как к мужу. Конечно, спустя столько лет это уже больше привычка, чем любовь. Но ведь без любви ничего не было бы.

В семейной жизни главное — уважение и талант идти на уступки. Это сложно, но важно. Даю совет девушкам — сначала мужу нужно уступить, а потом он будет делать все, как вы скажете. Сегодня Юра мне ни в чем не отказывает. Он все делает, как я говорю. Повторюсь: самое главное — уважение и умение уступать. Я всегда так жила, и мы даже не заметили, как пролетели эти 60 лет.

Валерия СТЕЦКО

Выбор редакции

Культура

Из энергии огня. Янка Купала для белорусов — не просто поэт

Из энергии огня. Янка Купала для белорусов — не просто поэт

140 лет назад произошло главное купальское чудо Беларуси.