Вы здесь

В лагере смерти Колдычево оккупанты уничтожили около 22 тыс. человек


Неподалеку от Барановичей, рядом с дорогой, ведущей на Новогрудок, стоит памятник. «Стой! Прохожий! - призывает остановиться вывеска на нем. - В этом месте в годы Великой Отечественной войны располагался Колдычевский лагерь смерти. 22 000 мирных людей погибли от рук нацистских палачей».

Место массового уничтожения граждан находилось в деревне Колдычево. Сегодня это небольшой, но жилой и шумный населенный пункт: по дороге, которая делит деревню на две половины, в разные стороны снуют машины. Чтобы узнать, какой ужас здесь происходил в годы немецко-фашистской оккупации, действительно, стоит остановиться. И если есть такая возможность, присесть: у многих, кто узнает историю этого места впервые, от услышанного могут подкоситься ноги.


В этих помещениях в годы оккупации нацистами были загублены тысячи жизней.

Детей в могилу бросали живыми

Концлагерь был создан в январе 1942 года. Здесь содержались военнопленные и мирные жители из окрестных районов. Территория надежно охранялась. Километры колючей проволоки, дзоты, вкопанные в землю, танки, прожекторы — убежать отсюда не было шансов. Над узниками жестоко издевались: вырезали ножом куски кожи, прокалывали язык, загоняли под ногти иглы, ломали пальцы, ставили голыми ногами на горячую сковороду, отдавали на растерзание собакам...

Держать связь с внешним миром заключенным запрещалось. Людей морили голодом. И это при непосильной тяжелой физической работе! Заключенные болели тифом, дизентерией. Медицинской помощи, конечно, им никто не оказывал. Еще наоборот: фашисты намеренно содействовали распространению болезней, а соответственно, и увеличению смертности. Несмотря на свои страдания, узники лагеря должны были еще и работать: в тяжелых условиях, по 10-12 часов в сутки. Добывали в ледяной воде торф, изготавливали кирпичи, занимались столярным, бондарным, кожаным, сапожным и портняжным делом. За это их кормили баландой и небольшим куском хлеба.

Многие из узников не дожили до освобождения. И дело не в недоедании, физической нагрузке и боли, которому они ежедневно подвергались. Людей намеренно уничтожали...

Факты преступлений оккупантов и их пособников расследовала чрезвычайная комиссия под председательством секретаря Городищенского райкома КП(б)б Семена Лесничего, работавшая на месте трагедии по горячим следам — осенью 1944 года. Во время осмотра мест уничтожения и захоронения трупов и их останков, а также по многочисленным показаниям свидетелей комиссия установила, что, оккупировав 27 июня 1941 года Городищенский район, «гитлеровское правительство и его учреждения (гестапо, СД, воинские комендатуры) с первого дня своего господства и в течение трех лет не прекращали в Городищенском районе расстрелы, пытки, повешения и массовое уничтожение ни в чем не повинных советских граждан, а также их угон на каторжные работы в Германию».

В ноябре 1942 года в концлагере была построена кремационная печь. Согласно документам Барановичской городской комиссии, Чрезвычайной Государственной комиссии, в ней было сожжено 660 трупов заключенных, которых привезли из Барановичской и Столбцовской тюрем. Больше печь не использовалась. Людей, которые ее строили, убили.

После войны Чрезвычайная государственная комиссия, которая также работала на месте преступления, в радиусе до двух километров обнаружила сплошные места захоронения, в том числе 14 ям-могил с большим количеством человеческих останков. В центре концлагеря была найдена яма-могила в форме буквы Т размером 35 на 5 метров. При вскрытии эксперты обнаружили тела мужчин, женщин и детей, сваленных в беспорядке — лицом вниз, с отведенными назад руками, связанными колючей проволокой. После медицинского исследования было установлено, что их смерть наступила в результате сквозных огнестрельных пулевых ранений головы, сопровождавшихся значительными разрушениями костей свода и основания черепа. Дети погибли от удушья — я яму-могилу, за редким исключением, их бросали живыми. На малышей падали взрослые, которые душили детей собственными телами.

Погибшие мужчины были одеты в одежду гражданского образца. При них обнаружили вещи личного пользования: гребешки, носовые платки, складные ножи, кошельки. Женщины лежали голые. Возле могилы и в самой яме находилось большое количество пустых гильз от немецких автоматов и карабинов. Всего лишь в яме-могиле, как выяснили специалисты, находились останки тысячи человек. Среди жертв нацистов было 28 детей, 105 женщин и 867 мужчин, которых расстреляли 27 июня 1944 года. До освобождения Беларуси оставались считанные дни...

Отступая, на автомашинах немцы вывозили заключенных из концлагеря в лес Михновщина и проводили массовые расстрелы там. Пытаясь скрыть следы своих преступлений, нацисты убивали и в отдельных случаях сгоняли в Германию людей, принимавших участие в похоронах трупов. Могилы сравнивались с землей, на их месте садили лес — теперь это березовая роща Арабовщина.

Расстрел в березовой роще

В феврале 1961 года следователям удалось допросить бывшего заключенного Колдычевского концлагеря А. Ф. Достоевского. В лагерь смерти мужчина попал в мае 1944 года. Его арестовали за связь с партизанами. В концлагере находился до 1 июля 1944 года. В связи с приближением Красной Армии вместе с другими заключенными был направлен в Германию. В районе Варшавы убежал. Вскоре город был освобожден советскими войсками.

«Внутри концлагеря имелась кирпичная тюрьма примерно на 260 человек, в которой содержались заключенные, — описывал условия существования в Колдычевском лагере смерти узник. - В виде жилья для узников концлагеря были приспособлены деревянные надворные постройки бывшего поместья, в которых ранее содержалась скотина. Внутри этих бараков мне быть не пришлось, так как я весь период пребывания в Колдычевском концлагере содержался в тюрьме».

Штаб охраны, по его словам, располагался в двухэтажном деревянном бывшем барском доме. В основном в охрану входили лица из числа местных жителей, которые пошли на службу к немецким захватчикам. Это были белорусы и русские, которые служили в войсках СС, или, как их заключенные называли, "эсдовцы" - то есть сотрудники карательного органа СД. Каждый из них носил немецкую военную форму зеленого цвета, имел оружие.

За малейшую провинность, а иногда и без всякого на то повода заключенных избивали. «Широко применялась резиновая дубина, которой любой из охранников в любое время мог избивать узника концлагеря сколько ему хотелось, — упоминал А. Ф. Достоевский. - Работа на торфоразработках была очень тяжелая, к тому же заключенные были слишком истощены. Каждому давали по полтора литра похлебки или, как ее заключенные называли, баланды. Для приготовления этого блюда использовали мясо сдохшего коня. Первое время употреблять его было отвратительно, но потом узники концлагеря привыкли, ведь никому не хотелось умирать с голоду. Кроме этого, каждому заключенному выдавалось примерно 250 граммов эрзац-хлеба пополам с опилками».

Памятник в память о жертвах Колдычевского лагеря смерти.

Весь период своего пребывания в лагере узников били, унижали. Например, охранник мог приказать человеку упасть на землю – независимо от того, сухо там или грязно. Часто заключенные ползали по грязи: смотреть на это карателям было удовольствием. Во время допросов на узников нередко напускали собак.

А. Ф. Достоевский не был свидетелем массовых расстрелов людей, но об убийствах узников в ночь с 29 на 30 июня 1944 года знал. «Перед бегством гитлеровцев, ночью с 29 на 30 июня 1944 года, из нашей камеры и из соседних по два-три человека заключенных стали выводить на территорию лагеря, — описывал он те события. - Когда рассвело, мы увидели через решетку окна камеры, что заключенных из тюрьмы выводили уже раздетых и разутых, со связанными назад руками. Руки были скручены колючей проволокой. Вызывались узники на расстрел и днем. В результате из 24 человек, находившихся в камере, в три часа дня осталось всего семь-восемь человек. Расстреливали людей в березовой роще, которая находилась в двух километрах от концлагеря».

Людей в машину укладывали как дрова

Среди узников Колдычевского концлагеря был и П. К. Артюх. Мужчина содержался там девять суток, но и этого хватило, чтобы запомнить те события на всю жизнь. Вот что он рассказывал: «В лагерь ежедневно привозили новые партии советских граждан. Для заключенных были созданы ужасные условия, люди жили в сарае для животных, спали на деревянных нарах на голых досках, бараки были переполнены людьми, на нарах не хватало места, многие заключенные, в том числе и я, спали прямо на земле. В бараках было много крыс, которые не давали спать людям, а тех, кто спал, начинали грызть и кусать, поэтому постоянно их надо было разгонять».

Мужчина подтверждал, что перед приходом Красной Армии охрана концлагеря начала уничтожать заключенных, которых расстреливали в березовой роще. Не жалели даже детей. «Когда начался рассвет, всех заключенных мужчин, в том числе и меня, выгнали из барака во двор лагеря, — свидетельствовал П. К. Артюх. - Во дворе уже стояли поставленные в ряды женщины и дети, а также мужчины. Возле машины стояли два человека, которые связанных людей укладывали, как дрова, в несколько рядов, пока не нагрузят людей в кузов автомашины до уровня бортов. После этого на автомашину, прямо на людей, садились охранники лагеря, вооруженные пулеметами, и машина из лагеря уходила. Вскоре возвращалась обратно с охранниками лагеря, но без заключенных. Охранники при этом были пьяны и очень жестоко обращались с заключенными».

Пока мужчина стоял и ждал своей участи, видел, как к автомашине подвели женщину, державшую на руках двоих детей в возрасте приблизительно одного и двух лет. Еще двое, где-то четырех и пяти лет, стояли возле женщины, прижимаясь к ее ногам. «Полицейские схватили женщину за руки и, отведя их обратно, начали связывать проволокой, — давал свои показания после войны очевидец. - Дети, которых женщина держала на руках, упали на землю. Один из полицейских поднял ребенка с земли, взял за ноги и ударил головой о колеса автомашины, бросил его в кузов. При этом все женщины рыдали, кричали, просили о помощи, плакали дети. Связанную женщину бросили в кузов автомашины. В это утро, как я сам подсчитывал, находясь в строю, на расстрел были вывезены 54 женщины. Были среди них и дети...»

Чудом избежать фашистской расправы удалось партизанской связной В. К. Извековой. Неоднократно она становилась свидетелем тех издевательств, которые над людьми совершали фашисты. «Вскоре после моего прибытия в концлагерь из нашей тюрьмы была вызвана на допрос женщина по имени Миля, — вспоминала узник. - Примерно через три часа ее приволокли три карателя и бросили к нам в камеру полуживую. Миля была в возрасте 25 лет. Платье на этой женщине было все порвано и мокрое. Тело ее было черное от синяков, на спине ее до самой головы была вырезана полоса кожи, волосы вырваны, пальцы рук были вывернуты и изуродованы. На обеих руках выше кистей были раны. Миля несколько часов была в бессознательном состоянии, на нее было страшно смотреть». Когда девушка очнулась, она рассказала сокамерницам, как над ней издевались. Через сутки ее забрали –в концлагере Милю больше никогда не видели.

За несколько дней до бегства оккупанты и их приспешники особенно свирепствовали. Всех 18 женщин из их камеры вывели на коридор тюрьмы и приказали раздеться до нижнего белья. «Женщины польской национальности должны были снимать и нижнее белье, - свидетельствовало после освобождения перед судом В. К. Извекова. - Всем нам связали назад руки и повели в березняк к месту расстрела. К нашей группе еще присоединили двух женщин. Когда привели нас к яме, где происходил расстрел, я увидела, что место расстрела было оцеплено карателями из числа охраны концлагеря. В яме лежало много трупов, некоторые еще были живы и истекали кровью, некоторые хрипели, захлебывались кровью, а отдельные пытались сдвинуться с места. Это была ужасная картина, и смотреть на нее у меня не хватало сил».

Узник концлагеря вспоминала, как к яме подвели женщину, которая держала на руках примерно двухмесячного ребенка. Один из карателей выхватил малыш из рук матери, взял его за ножки и с размаху ударил головой о ствол березы. Затем убитого младенца бросил в яму. Мать ребенка расстреляли. «В числе жертв, которых каратели подвели к яме, оказалась беременная женщина, — со слов В. К. Извекова записано в архивных документах. - Один из карателей, фамилию его не знаю, с насмешкой подошел к этой беременной женщине, которая была раздета догола, и штыком винтовки распорол ей живот. Тут же эта женщина без выстрела была сброшена в яму, вернее, она туда сама упала после того, как ей распорол живот каратель».

В своих показаниях очевидец тех событий не рассказывает, как ей самой удалось выжить. Однако это ли главное!? Наверное, кто-то должен был остаться в живых, чтобы рассказать всю правду о том, что делали на нашей земле оккупанты, как издевались над своими же земляками приспешники нацистов, для которых, судя по всему, особую опасность представляли женщины и дети, даже нерожденные...

Вероника КАНЮТА

Вячеслав СЕЛЕМЕНЕВ, кандидат исторических наук

Фото из открытых источников

Выбор редакции

Общество

Толокой за зеленый город. Будут ли поддержаны инициативы жителей по озеленению города в конкурсе гражданских инициатив?

Толокой за зеленый город. Будут ли поддержаны инициативы жителей по озеленению города в конкурсе гражданских инициатив?

Будут ли поддержаны инициативы жителей по озеленению города в конкурсе гражданских инициатив?

Здароўе

Осторожно: еда! Как предупредить пищевые отравления

Осторожно: еда! Как предупредить пищевые отравления

Как предупредить пищевые отравления.