Вы здесь

Иван Эйсмонт: в Беларуси нужно создавать суверенный интернет. Дорого, сложно, но необходимо!


В конце весны медийное сообщество Беларуси и сторонники отечественных СМИ стали свидетелями грандиозного праздника профессионализма. После довольно большого перерыва к нам вернулась «Телевершина». Организатором церемонии награждения в этом году стала Белтелерадиокомпания. Мы встретились с ее председателем Иваном Михайловичем Эйсмонтом, попросили приоткрыть завесу телевизионной кухни, поделиться своими мыслями о настоящем и будущем нашей журналистики, а также прокомментировать причины и последствия санкций, которые недавно были введены против Белтелерадиокомпании.


Иван Михайлович, почему 14-я премия профессионального мастерства «Телевершина» для медийного сообщества нашей страны оказалась особенной?

— Здесь, безусловно, много причин. За 4 года с проведения последней «Телевершины» изменилась наша действительность, все мы соскучились по таким праздничным встречам. Но одна из основных, на мой взгляд, это то, что мы — сотрудники разных телеканалов – начали больше ценить друг друга, несмотря на конкуренцию. В этом нам помог 2020 год. Сформировалась настоящая команда руководителей телеканалов. Есть принципиальные вещи, которые мы не скрываем друг от друга, а, наоборот, обсуждаем. Ну, и, конечно, большая пауза. Для многих сотрудников медиасферы такое мероприятие в жизни впервые. Да и время сегодняшнее: вокруг так много негатива, а здесь праздник, оценка работы, искренние слова признательности.

Какой смысл сегодня заложен в этот праздник? И что мы, благодаря «Телевершине», демонстрируем нашим оппонентам?

— Церемонии награждения лучших есть почти во всех сферах. Они помогают сплачивать командный дух, а где-то и подгоняют конкурентов работать лучше и качественнее. Всем приятно, когда их работу замечают и отмечают. Это человеческие и сущность, и мотивация. Нашим оппонентам, особенно тем, кто ушел с телевидения (а многие не просто пошли — трусливо сбежали), мы показали, что ничего не изменилось, на мой взгляд, стало лучше. Пришли новые люди, появились новые проекты. В некотором смысле это движение произошло и благодаря тем, кто освободил место работы. Оказалось, что у нас очень много умных, красивых, молодых людей со своей прогосударственной позицией, и ее они смело транслируют.

Кто эти люди? И чья работа в информационном пространстве вам лично импонирует?

— Безусловно, это четверка, получившая призы «Телевершины». Гриша Азаренок, Мария Пятрашко, Ксения Лебедева, Игорь Тур. Это, конечно, топ-4 самых ярких журналистов-авторов. Лично я помню, как к своей деятельности пришли Ксения и Мария. Хорошо помню, как 17 августа 2020 года, во время встречи с коллективом, Ксения открыто задавала мне вопросы о той ситуации, которая складывалась в нашей стране. Именно тогда она приняла решение поехать на «женские марши», к заводчанам. Увидела все своими глазами. Ну, а дальше, уже мы с вами все видели в эфире. Похожая ситуация произошла и с Гришей Азаренком, который в своих первых политических репортажах высказал мысль: «Посмотрите, не все так однозначно!» После этого он был просто уничтожен другой стороной. И этим они в эфире разбудили зверя. Так отреагировал Гриша – скромный, толерантный, образованный, верующий человек!

Кроме этой четверки, подрастает много молодых, талантливых журналистов и в столице, и в регионах. Самое главное, чтобы они умели рассуждать, сопоставлять, анализировать разные точки зрения.

Много номинаций было представлено на «Телевершине». Какая из них была самой яркой, а может, какой не хватало?

— На этот раз в присуждении главных призов в номинациях мы решили идти не от интересов телеканалов, как это было раньше, а от авторов и их работ. По сути, именно деятельность людей подсказала, каких номинаций не хватало 4 года назад. Так расширились интернет и ТВ-блогеры, авторская журналистика. Именно так появилась номинация «единым фронтом». Это была работа коллектива журналистов различных телеканалов, сопряженная с риском для жизни и здоровья. Все помнят непростую ситуацию с мигрантами на белорусско-польской границе. Мы исходили из реалий. Кажется, охватили все. Но, на мой личный взгляд, больше внимания нужно уделить документалистике. Создано много хороших работ на самые актуальные темы, в том числе и в регионах.

Какие концептуальные и технические нововведения ваша команда осуществила в этом проекте?

— Во-первых, это новая площадка. Мы, телевизионщики, каждый раз загоняли себя не в свои декорации. Проводили церемонию то в Филармонии, то во Дворце Республики. Но ведь эти локации предназначены для других вещей. Мы выбрали спортивную площадку, которая легко трансформируется и превращается в съемочный павильон. Представьте, как превосходно для сотрудника телевидения оказаться в таких условиях. Это же свое, родное! В основе задумки самой церемонии – легкость и минимализм. Это бенефис людей, получавших статуэтку. Особое внимание уделили героям, которые вручали статуэтки. На сцену выходил и машинист 

«Клуб редакторов» получил главную награду конкурса. Когда видишь ваши программы, есть ощущение, что за столом присутствуют единомышленники, среди которых тотальное взаимопонимание и никакой конкуренции. Так ли это на самом деле? И нужна ли вам, руководителям, сегодня конкуренция?

— Конечно, конкуренция нужна. Не раз звучали предложения объединить все ведущие телеканалы страны и создать единый медиахолдинг. На мой взгляд, этого не надо делать. Нужно давать возможность разным коллективам по-своему проявлять себя. Любой качественный проект мотивирует на создание лучшего. Когда-то ОНТ славилась крупными развлекательными проектами. Мы в Белтелерадиокомпании это видели, и нам тоже хотелось создать что-то подобное. И вот, наконец, мы сделали «Х-фактор». Сегодня такая творческая конкуренция нужна, и она не мешает нам вместе не только противостоять вызовам, но и самим атаковать. Кроме того, вместе с руководителями наших ведущих телеканалов мы произвели настоящую революцию в медиасфере: благодаря нашим усилиям в стране появился отечественный измеритель, создана компания, торгующая рекламой, изменился закон «О рекламе». Это очень важные вещи для будущего отечественного телевидения.

«Клуб редакторов», по сути, достался вам в наследство. А есть ли в ваших планах участие в новых проектах?

— На самом деле, я принимаю активное участие в создании некоторых программ: идеи, помощь в написании сценариев. Например, программа «Понятная политика». Несмотря на то, что ведет ее Сергей Александрович Гусаченко, в эфире есть и мои темы. Вместе мы доносим до людей информацию, которую они не получат на противоположной стороне. И пусть нас кто-нибудь попытается обвинить в том, что мы говорим неправду!

Насколько я понимаю, сейчас для вас проявление в контекстном аспекте создания программ более значимо, чем работа в кадре?

— Когда становишься руководителем такой большой структуры, как Белтелерадиокомпания, меняются отношения к своей творческой деятельности. Приходится отвечать за большое количество хозяйственных, юридических и финансовых вопросов. Без этого компания не будет эффективно работать. Поэтому сейчас я оставляю за собой только то, что мне действительно интересно. «Клуб редакторов» мне интересен. Я углублен в информационный порядок и, просматривая ленты новостей, вижу столько фейков, что иногда жалею, что «Клуб редакторов» выходит не каждый день, а раз в неделю. Так много тем хочется поднять, обсудить, объяснить людям.

Какие, на ваш взгляд, направления современной журналистики будут востребованы в будущем?

— Сейчас я пытаюсь нарисовать мир, где удаляют в течение минуты с YouTube, где закрывают платформы в целых странах и на континентах, штрафуют за просмотры телеканалов, а за распространение контента белорусских и российских государственных СМИ в некоторых странах обсуждают введение уголовной ответственности. Что будет в этой связи с журналистикой, я не знаю. Сейчас мы находимся в состоянии, как перед началом Первой мировой войны. Наши контрагенты, бизнесмены из европейских стран даже боятся нам напрямую позвонить. Через третьи страны на нас выходят. И это называется свобода!

А что такое свобода слова по-европейски?

— На самом деле, это тема отдельного большого интервью со специалистами, которые оперируют фактами и цифрами. Я считаю, что прежде чем в чем-то упрекать нас, западным странам нужно посмотреть на себя. Они закрыли все, штрафуют людей за просмотр российского и белорусского телевидения. Когда началась спецоперация на Украине, у нас в Прибалтике было много блогеров. Но им пришлось покинуть эту территорию, потому что они давали нам интервью и не отказывались работать. Запад может много говорить о свободе слова, когда идет речь о правах ЛГБТ, об озеленении городов, о глобальном потеплении. Но, как только идет речь о национальной безопасности, все будут молчать. В основе европейской свободы слова – двойные стандарты!

Белтелерадиокомпания, по сути, стала жертвой таких стандартов. Сначала была приостановлена деятельность компании в Европейском вещательном союзе. И вот новый виток: 10 июня БГТРК подпадает под санкции. Что стало причиной?

— Официально причина заключается в том, что наша компания в 2020 году уволила своих сотрудников, а на их место взяла российских журналистов. Парадокс заключается в том, что в самое жаркое время 20-го года я просил людей вернуться на работу, а не принуждал к увольнению. Та известная фраза: «Эйсмонт дал два часа, иначе будут уволены!», которая широко разошлась в Интернете, не имеет ничего общего с действительностью. Я дал два часа на то, чтобы руководители подразделений собрали информацию о наличии специалистов на рабочих местах. У нас же эфир! Мне как руководителю холдинга необходимо было понимать, например, сколько у нас есть режиссеров, которые могут работать в прямом эфире. Чтобы принимать соответствующие решения! Многие люди просили их уволить, чтобы получить политический статус и финансирование из фондов. Мы же призвали их вернуться на рабочие места. Заявления на увольнение написали тогда десятки человек, четырех уволили комиссионно где-то через месяц, потому что они не выходили даже на связь. Это стало первым поводом для санкций. Вторая – российские журналисты. В то время в Беларусь приехали работать коллеги из «Russіa Today». Константин Придыбайло и его команда. Вот и все. Но один из наших режиссеров в интервью оппонентам сообщил, что белорусов не пускают на свои рабочие места. Вместо них прилетели два самолета российских специалистов, которые будут работать в эфире. Все это чушь и ложь! Тем не менее сейчас, через два года, это все легло в основу принятия санкций против нашей компании. Открою вам небольшую тайну: если в 2020 году встал вопрос, а что, если нам понадобится помощь специалистов из-за рубежа, — украинцы были готовы к нам приехать!

Чем введение санкций грозит вашей компании и вашим зрителям?

— В результате санкций на телеканале «Беларусь-2», скорее всего, не будет американских фильмов. Также мы потеряем часть спортивного вещания на «Беларусь-5». На Западе не хотят, чтобы жители Беларуси смотрели европейский футбол? Они будут смотреть отечественный и российский футбол, будут слушать наши гимны и смотреть на наши флаги. Будут ближе к своей стране и нашим союзникам. Кстати, в вопросе санкций не надо путать политиков с бизнесменами. Последние хотят нормально жить и работать, но они страшно боятся наказания со стороны политических элит.

Введение санкций против медиахолдингов — один из видов оружия, при помощи которого сейчас ведется информационная война. Что нужно делать, чтобы одержать победу? Возможно ли это вообще?

— Как этому противостоять? Во-первых, путем введения ответственности за умышленное распространение фейков. Во-вторых, нужно создавать суверенный интернет. Дорого, сложно, но необходимо. Нельзя выиграть информационную войну, находясь на платформе противника. Например, у нас на сайте свой видеопроигрыватель. В случае, если YouTube решит заблокировать наш видеоконтент, наш сайт это не коснется. Но как доносить свою позицию до широкого круга потребителей? Если рассуждать глобально, суть информационной войны состоит в массированной информационной атаке, в ходе которой задействованы все доступные мессенджеры и платформы. Поэтому, безусловно, сегодня необходимо быть конкурентоспособным с точки зрения технологий. Перефразируя слова Владимира Путина: «Зачем такой мир, если в нем нет России?», могу сказать одно: зачем нам такой YouTube, если там нет Беларуси?

Екатерина ТУМАС-ТИШКЕВИЧ

Фото: пресс-служба Белтелерадиокомпании

Выбор редакции

Калейдоскоп

Весы — приятные новости, Лев — добрые дела. Гороскоп на следующую неделю

Весы — приятные новости, Лев — добрые дела. Гороскоп на следующую неделю

Овен. Понедельник принесет вам романтическое настроение, хотя нужно работать

Общество

Как «Звязда» в 90-ые годы возвращала с небытия имена героев ВОВ и отстаивала честь партизан

Как «Звязда» в 90-ые годы возвращала с небытия имена героев ВОВ и отстаивала честь партизан

Татьяна Подоляк на протяжении 20-летней работы в «Звязде» осуществила немало патриотических проектов.