Вы здесь

Книжный знак – дорога к дружбе


Уже почти три десятилетия живет в Берлине советский, украинский коллекционер книжных знаков Яков Исаакович Бердичевский. Человек в возрасте (родился 11 марта 1932 года в Киеве), он олицетворяет собою настоящую советскую эпоху библиофилов. Можно только догадываться, с кем он встречался, какие книги попадали на его глаза...


Олег Александрович Судлянков, минский библиофил, ушедший из жизни буквально вот только что, в июне 2022 года, рассказывал немало историй, связанных с активностями киевского пушкиниста, собирателя экслибрисов. Кстати, еще в 1987 году Бердичевский передал в дар городу Киеву коллекцию материалов, связанных с Александром Сергеевичем Пушкиным, с расчетом на создание городского музея «Пушкинианы». Открытие Киевского музея А. С. Пушкина состоялось 28 мая 1999 года...

Самой основательной книгой, составленной Яковом Исааковичем, стало издание «Народ Книги: к истории еврейского библиофильства в России». И живя в Германии, Яков Бердичевский продолжал дополнять эту книгу. «Народ Книги» выдержала несколько изданий. И, возможно, будут еще новые встречи этого уникального сборника с читателями, которые увлечены книгой как произведением искусства, увлечены книжным знаком.

Помощь Якову Бердичевскому в его становлении как коллекционера, в формировании, развитии его собрания оказали многие корреспонденты, такие же восторженные, как и сам киевский книжник, люди. Один из них большой когорты — белорусский художник-график, автор множества книжных знаков, исследователь экслибриса и коллекционер Анатолий Тычина. В Белорусском государственном архиве-музее литературы и искусства хранится немало писем Якова Бердичевского, адресованных белорусскому соратнику.

Переписка, очевидно, носила достаточно деловой характер. Другие эпистолярные материалы читаешь как книгу чувств, осмыслений событий в том или ином историческом времени. И все же письма Якова Бердичевского – тоже интересное документальное свидетельство о развитии экслибрисистики как культурного, художественного явления 1960-1970-х годов. Переписка с Анатолием Николаевичем Тычиной началась в первой половине 1960-х... Последние письма относятся к середине 1970-х... Анатолий Николаевич Тычина (1897-1986) ушел из жизни в 89 лет. Еще в 1980-е гг. выполнил несколько значительных работ: «Над рекой Аресой» (1980), «Янка Купала у Коммунаров Полесья» (1981), «Максим Богданович в Ялте» (1982), «На детской железной дороге» (1984)... Анатолию Тычине принадлежат экслибрисы писателей Адама Мальдиса, Владимира Короткевича, Петра Глебки, скульптора Заира Азгура, которые были выполнены уже в поздний период его творчества, в послевоенные годы...

Цитата из одного из первых писем Я. Бердичевского к Анатолию Тычине – 8 сентября 1962 года: «Многоуважаемый Анатолий Николаевич! Большое спасибо за экслибрисы — у меня же почти нет старых, поэтому Ваша бандероль была для меня настоящим праздником. Еще и еще раз благодарю вас, приложу максимум усилий и стараний, чтобы и вы были хоть немного довольны мною.

Есть ли у вас экслибрисы Кайдалова?.. Он обещал мне прислать по 2 экз. полный комплект.

Выставка открылась, я бегло просмотрел ее, для фундаментального обзора пойду в среду (у меня так называемый творческий день), так как в воскресенье там будет много народу, знакомых и т.д.

Шлю вам некоторые вырезки Нарбута до 17 г. и книгу <...> Если будут каталоги выставки эстампа – пришлю 2-3, но пока их не было.

Из белорусских работ видел только Тихановича.

Очень рад вашим письмам с добавками, к сожалению, из знаков прислать действительно нечего (кроме продукции <...>) (Иногда почерк довольно неразборчивый, нечитаемый — К. Л.).

Года 2-3 назад вышла книга «Украинская Советская графика», если у вас ее нет, — с удовольствием пришлю.

Мне же книг никаких не нужно, ведь книжные знаки овладели всеми моими библиофильскими помыслами. Даже присланная вчера Митрохиным книга «Французские народные сказки» с автографом меня обрадовала меньше, чем 2-3 его знака, которых у меня, кстати, всего 3. С благодарностью и уважением...»

Из письма 16 ноября 1962 года: «Уважаемый Анатолий Николаевич! Наконец после долгого перерыва получил ваше письмо и новые экслибрисы, — от все души благодарю вас.

Отвечаю на поставленные вопросы — книга называется «Украинская Советская графика», — это большой альбом, содержащий ряд известных графических работ. Вы, прошу вас очень, напишите мне – и с удовольствием ее вам пришлю.

О работах моего брата. Некоторые действительно заимствованы (портреты Гумилева — с его фотоснимка, Ахматовой – с известной зарисовки Ин. Ананекова; собственный знак по искусству – по <...> ; в экслибрисе для Гладкова использован силуэт Брусова работы Лизав. Кругликовой), сейчас отданы для клише еще 4, на этот раз, совершенно самодостаточные.

Буду искренне рад получить что-нибудь оригинальное...»

5 января 1962 года Бердичевский пишет в Минск: «... Сердечно благодарю за экслибрисы, - у меня действительно 4-х из них не было, тем приятнее была посылка, ведь, как правило, в письмах многих корреспондентов я получаю только дублеты.

Книжными знаками Эстонии интересуюсь, но меня, в первую очередь, интересуют экслибрисы, выполненные эстонцами для русских (или русскими для эстонцев), а также работы Рихарда Калью и Аркадия Лайго, работы других художников меня интересуют уже только как миниатюры, а не как владельческие знаки.

Коллекцию я все еще не окупил, но цена приблизительно такая — 350 знаков по 40 р. штука. В составе коллекции около 70 гербов ( в т.ч. десяток уникальных), где 30 «мироискусников», остальные — все довоенные и только русские.

В мою коллекцию, в случае покупки, войдут около 150 знаков, остальные — в дублеты. В общем, это недорого, но эта цена названа продавцом.

Был бы вам очень благодарен, если бы вы смогли мне прислать еще 1 экз. монографии Брачского о Вас и ваших работах (мне хотелось бы презентовать ее одному киевскому художнику-графику).

Анатолий Николаевич, нет ли у вас на обмен какой-либо литературы по экслибрисам или брошюрам, изданным Ленинградским обществом библиофилов, Ленинградским обществом экслибрисистов, Ленинградским обществом коллекционеров и др. библиофильскими организациями?

Со своей стороны буду рад выполнить, по мере возможности, любую Вашу просьбу, — книжные связи у меня довольно широкие и прочные. Недавно приобрел наконец I том Иваско (1905 г.), с II и III томами гораздо проще и думаю, что в этом году они оба у меня будут. Очень бы хотелось достать книги Иваска. Переговоры по частным библиотекам ведутся мною давно, но пока впустую (взамен желают прижизненного «Руслана», а мне жаль прощаться, ведь «Руслан» — неразрезанный экземпляр в маракене <...> - наверное, единственный экземпляр, да и купленный мною у комнатного Шилова. Жалко).

Простите, что заговорился. Шлю 3 деревянных гравюры К. С. Козловского — буду рад, если они вам понравятся. ..»

4 марта 1965 г.: «Был искренне рад Вашему письму, спасибо за книжные знаки, их у меня не было.

<...>

Присланный мною вам «Украинский экслибрис» вовсе не каталог выставки, а просто брошюра, которая популярно излагает первоначальные сведения об экслибрисе. Выставка (очень долгожданная!) украинского книжного знака будет открыта весной (или осенью) этого года, к ней будет выдан каталог (корректуру я уже подписал) с 72 иллюстрациями, как только он выйдет, вышлю. К сожалению, 2-й экземпляр брошюры «Украинский экслибрис» прислать не смогу, так как в дублетах у меня остался только 1 экз. а в продаже давно нет. Каталог Тамбовской выставки Козловского все еще не вышел, корректуру его я уже подписал (местное начальство разделило со мною «бремя славы»: вместо меня статья подписала директриса Тамбовского музея, а ее заместитель добавил свою фамилию в составителях). Сдал материалы для Кемеровского каталога Козловских (отца и сына) и для Кировского, но если они будут — не знаю.

Очень прошу вас прислать мне по возможности полный комплект ваших кн. символов, если вы желаете получить папку Козловского, либо – брошюру Брачского «Ex-librisы А. Тычины». Дело в том, что Козловский тоже начал собирать экслибрисы. Думаю, что он будет рад вашим знаком и, в свою очередь, отправит вам свои, а он их нарезал уже почти 350 штук...»

Экслибрисисты – великие интернационалисты! Они находят друг друга по всему миру. И Бердичевский, собирая русский, украинский экслибрисы, нашел призвание и в коллекционировании белорусских книжных знаков. Яков Исаакович за новыми экслибрисами ехал в разные уголочки Советского Союза, чаще — в Москву, Ленинград, переписывался с коллегами по увлечению из Кемерово, Тамбова, Кирова...

На октябрьском письме 1965 г. из Киева Анатолий Николаевич делает пометку, что отправил Бердичевскому: «3 октября 1965 г. отправлены знаки Чардарова и Соколова и газета Политехн.  ин-та». Именно в газете Белорусского политехнического института студент Олег Судлянков напечатал свою первую статью, посвященную книжному знаку... Пройдет время – и Олег Александрович познакомится лично с Бердичевским.

23 марта 1969 года: «Уважаемый Анатолий Николаевич! Сердечно благодарю вас за дружелюбное письмо, память, внимание.

Буду очень благодарен, если пришлете 10-20 экз. каталога, ведь мне же нужно пересылать его дальше – в Польшу, Данию, Швецию, Канаду, да и в Киеве раздать друзьям.

Спасибо за экслибрис Поликарпова, — он очень хороший!..»

Вот и еще одно белорусское имя коллекционера и книжника упоминается в переписке мэтров своего дела. Валерий Поликарпов, баранвичский музейщик, собиратель эскклибриса и различных артефактов изобразительного искусства, корреспондент полузабытых белорусских художников старшего поколения, — отдельная страница белорусской экслибристики.

6 марта 1971 года: «Дорогой Анатолий Николаевич!

Давным-давно нет от вас никаких весточек, - если бы вы знали, какой успех выпал на долю вашего экслибриса, сделанного для меня, то точно написали бы мне.

У меня все по старому.

Очень жаль и Е. Галяховского и С. Фартинского, — как быстро сужается пространство, еще так недавно. .. - эх, стоит ли писать об этом?!

Будьте здоровы...»

И Фартинский, и Галяховский тоже были в хорошем знакомстве с Анатолием Николаевичем Тычиной. И, конечно же, писать о них в прошедшем времени было грустно и Бердичевскому, и Тычине. Яков Исаакович в своих корреспонденциях в Минск интересуется теми или иными оценками Анатолия Николаевича, расспрашивает у него о впечатлениях от знакомства с экслибрисами своего брата. Волнует киевского коллекционера и то, как движется дело с изданием книги А. Тычины и В. Шматова «Белорусский книжный знак». Делится переживаниями, что, например, в Украине он не может пробить издание подобного характера...

Эпистолярная дружба Якова Бердичевского и Анатолия Тычины — еще одна страница в биографии белорусской экслибрисистики.

Кастусь ЛЕШНИЦА

Выбор редакции

Общество

Жилет, пиджак, галстук... что наденут в новом учебном году белорусские школьники

Жилет, пиджак, галстук... что наденут в новом учебном году белорусские школьники

​В этом году для школьников создано около 800 тысяч различных изделий.

Калейдоскоп

Избавиться от лишнего. На каких диетах реально похудеть и при этом оздоровиться?

Избавиться от лишнего. На каких диетах реально похудеть и при этом оздоровиться?

Поговорим о способах привести вес в норму, теряя в среднем по 0,5-2 кг в неделю.