Вы здесь

Ксения Демидович: На сцене и в жизни — быть максимально искренней


Она и не думала даже, что когда-нибудь станет актрисой. Девушка-озорник из Марьиной Горки, дочь милиционера, в восьмом классе плакала под песни групп «Ария» и «Metallіca» и видела свое призвание только в рок-музыке. Однако музыкальная школа по классу цимбал, в которую на то время ходила, не очень пересекалась с ее увлечением. И когда пришло время, девушка решила, что ее научат петь рок в столице. Судьба же привела не только к музыке, но и к театральной сцене. Сегодня в творческом репертуаре нашей героини главные театральные роли в таких известных спектаклях, как «Не покидай меня», «Рядовые», «Последний пылкий влюбленный», «Собака на сене», «Ревизор», а также съемки в ряде фильмов: «Мишель» (2018), «Абсурд» (2022), «Вспышка» с Иваном Охлобыстиным в главной роли, где в образе певицы она исполняет на сцене свою авторскую песню «Одними глазами», и других. О своем пути в профессию и работу в драматическом театре белорусской армии рассказывает гостья «Чырвонкі. Чырвонай змены», актриса, певица и педагог Ксения Демидович.


— Ксения, расскажите о своем увлечении роком и почему в итоге вашим основным увлечением стал театр?

— В восьмом-девятом классе я мечтала стать певицей и представляла, что на сцене за моей спиной рок-коллектив, а я вся в кожаной одежде с длинными волосами пою (смеется). В то время я занималась цимбалами в музыкальной школе и очень стеснялась этого. И вот после девятого класса, желая быть вокалисткой рок-группы, поехала в Минск.

Я тогда очень неформально одевалась – в кожу, в шипы. Пришла в приемную комиссию музыкального колледжа и сказала: научите меня петь рок (смеется). Мне ответили, что этому здесь не учат. На то время я не понимала, куда иду и что мои цимбалы здесь совсем некстати.

У меня просто была цель научиться петь. И оказалось, что музыкально я очень развита. После окончания колледжа должна была пойти учиться дальше: мне не нравилось мое распределение, поэтому направилась в консерваторию. Меня брали на класс академического пения. Однако я не была готова поступать туда. И мой мастер по вокалу посоветовал Университет культуры. Там предложили идти на хоровое с расчетом, что после меня переведут в консерваторию на курс ниже. Я всегда была бунтаркой и не хотела петь на скамейке, казалось, что хор — это что-то скучное. И тогда увидела объявление со специальностями, на которые можно поступить. На глаза попала «Режиссура». На сегодняшний момент по образованию я режиссер театра.

Помню, на экзамены притащила цимбалы — комиссия такого не видела никогда, я там так «бахнула» на них (улыбается). Короче, поступила, но в плане режиссуры не совсем получилось. Дело в том, что у меня нестандартное мышление — обращалось к сюрреализму, а это, как известно, людям не очень необходимо. Мастер курса меня не очень любила, поэтому я занималась собой и была в принципе лишена актерской практики в университете. Меня просто не допускали к актерским работам. Но это не испугало меня, потому что я занималась профессионально вокалом и восточными танцами.

— Когда начался ваш профессиональный путь в Театре белорусской армии?

— Когда я отучилась четыре курса в университете, был кастинг в наш драматический театр. На то время необходима была актриса, которая могла бы быстро войти в репертуар. Конкурс – около двадцати человек на место. Я просто была уверена, что меня не возьмут, так как никогда не имела никаких связей. Все, чего достигло в жизни, сделала сама. И вот через два месяца мне позвонили и предложили пройти испытание второй раз. Помню, рассказала монолог, еще хотела созревать, станцевать, но мне не дали. В тот момент казалось, что выхожу на профессиональную сцену первый и последний раз. Однако в моем чемодане был костюм для восточного танца – я очень серьезно готовилась (смеется). И неожиданно вышла и сказала, что хочу показать свой костюм, который готовила всю ночь. Конечно, меня взяли (смеется). И до сих пор у меня есть девиз, Мое кредо: я каждый раз выхожу на сцену, как в последний раз. Это касается моей музыкальной деятельности, и театральной, и любых моих околорабочих моментов — я по-другому не могу работать.

— А как сложилась судьба с вокалом?

— Раньше у нас с моей командой была группа JOHNCONNOR, а с прошлого года появился новый состав и, соответственно, новое название — Dbyna. Мы поем на белорусском языке околороковые песни, тесно сотрудничаем с молодыми выпускниками консерватории. Автором текстов песен и музыки выступает мой муж — у нас крепкие партнерские взаимоотношения: он занимается подготовкой материала, разработкой и аранжировкой. Я – наш облик, визитная карточка. Группа, в отличие от кавер-бэнда, — как семья, мы одно целое. Когда приходишь на репетицию, это такое наслаждение!

— Ксения, известно, что с музыкальной и театральной деятельностью вы совмещаете еще и педагогическую, и литературную...

— Я состоялась как педагог актерского мастерства и режиссуры. Честно вам скажу, никогда не думала, что буду общаться и работать с людьми. Долгое время избегала этого, потому что считала: чтобы кого-то учить, ты сам должен произойти как нечто целостное. Насчет литературы — я писала всегда, люблю прозу, во время обучения к экзаменам по режиссуре сама писала под себя пьесы для постановки.

— Всем известно, что после рождения ребенка мировоззрение женщины на многие вещи меняется. Ксения, А как подействовало на вас материнство?

— В 28 лет я родила ребенка, и в моей голове, как и в жизни вообще, все перевернулось. Поэтому и на свои роли я посмотрела иначе. Например, роль кормилицы, которую я играю в «Ромео и Джульетте», — это небо и земля между тем, что я делала в 25 лет, и тем, что я делаю сейчас, в свои 32.

В то время я преподавала в театральной школе-студии. Там два года занималась с детьми. Вместе с ними училась, как работать, писала пьесы под определенных учащихся. Например, если ребенок не выговаривал букву «р», текст у него был без этой буквы. Я очень кропотливая и скрупулезная в этом плане (улыбается). Люблю наблюдать, как ребенок становится актером. Параллельно преподавала в модельных школах для женщин от 18 до 60 лет. За это время научилась видеть все блоки человека, его неуверенность в себе.

— У вас есть любимые роли?

— Я люблю свою работу, и моя задача — каждый спектакль играть как последний раз. Я характерная актриса. Мое призвание — перевоплощаться и играть. Люблю, когда на мне много макияжа, чем более яркий образ, тем лучше. В этом азарт и интерес. Нравятся некрасивые образы. Объясню: красивые вызывают у меня грусть. Характерный, яркий, запоминающийся образ — вот это сок, это жизнь, это работа!

— В жизни применяете актерские умения?

— Стараюсь в жизни и на сцене быть максимально искренней. Бывает, люди думают, что я кричу, потому что у меня поставлен голос, но я просто эмоционально говорю (смеется). Я эмоционально разлажена — ведь нужно быть подготовленной, например, когда ты приходишь на кастинг и тебе говорят: заплачь — и ты на раз-два-три — должна заплакать. В жизни я стараюсь не прибегать к этому.

— В театре есть место дружбе?

— Я считаю, что друг должен быть один — это муж (улыбается). У меня нет подруг. Признаюсь, стараюсь меньше общаться с людьми, ведь у каждого своя жизнь. В общении с подругами я не вижу никакого смысла.

— Что в профессии актера для вас является самым важным?

— Для меня важны искренность, профессионализм, полная самоотдача и постоянное стремление к саморазвитию. Я очень честна, для меня важно, когда я выполняю свою работу на полную силу, когда спектакль удался и мне не стыдно выходить на поклон.

Надежда ЗУЕВА

Фото из архива героини

Выбор редакции

Общество

Толокой за зеленый город. Будут ли поддержаны инициативы жителей по озеленению города в конкурсе гражданских инициатив?

Толокой за зеленый город. Будут ли поддержаны инициативы жителей по озеленению города в конкурсе гражданских инициатив?

Будут ли поддержаны инициативы жителей по озеленению города в конкурсе гражданских инициатив?

Здароўе

Осторожно: еда! Как предупредить пищевые отравления

Осторожно: еда! Как предупредить пищевые отравления

Как предупредить пищевые отравления.