Вы здесь

Белорусский некрополь. На Военном кладбище много известных имен. Всебелорусский староста, революционер, литераторы...


Некоторое время к кладбищу у нас не относились как к наследию, тем более по которому можно читать историю. После войны многие из старых некрополей были уничтожены — Сторожевские, Золотогорские, Еврейские. А с ними ушла и часть информации о лицах, живших в населенном пункте, их судьбах, событиях, происходивших (например, те же эпидемии). По могилам можно было догадаться о достатке семьи умершего и о том, как люди относились к нему. Даже изменения в языке может проследить по надписям на памятниках. Поэтому, когда несколько лет назад на Военном кладбище началось благоустройство, местные жители забили тревогу — за унифицированными одинаковыми камнями, появлявшимися на месте убранных могил (и которые минчане обозвали «подголовниками») стирались подсказки из прошлого. Так, по очертаниям клумб и могилок, даже если надписи на них испортились, можно было определить, примерно какого времени это захоронение, или это детские могилы. А разве ограждение, сделанное из водопроводных труб в бедные, голодные 1940-е годы, или крест из шестеренок, который отец-железнодорожник в 1944 году поставил своему сыну — не свидетельства эпохи?

Если начать искать информацию о военном кладбище, можно устроить не одну познавательную лекцию, рассказывая о том, сколько знаковых личностей, писателей жило рядом с ними, или о том, чьим местом отдыха они стали.

Сегодня военное кладбище — один из самых старых столичных сохранившихся некрополей. Иногда название может вводить в заблуждение — на самом деле красноармейцев здесь похоронено лишь около 40 процентов. Просто в ХХ веке кладбище было при военном госпитале — отсюда и их название.

В межвоенное время здесь хоронили партийную элиту, ученых, творцов, медиков, актеров.


На Военном кладбище похоронены наши классики.

Например, здесь находится захоронение общественного и политического деятеля, историка, ученого, первого президента Национальной академии наук Всеволода Игнатовского, который покончил жизнь самоубийством в далеком 1931-м, когда на него завели дело о мифическом «Союзе освобождения Беларуси».

Похоронен здесь и еще один известный самоубийца — «Всебелорусский староста» Александр Червяков. Одной из ключевых фигур в Беларуси был он. На посту председателя Центрального Исполнительного комитета БССР он многое сделал для становления белорусской национальной государственности. В 1937 году на съезде Компартии «коллеги» выступили с жесткой критикой деятельности Червякова. Предчувствуя, что за этим могут идти более радикальные меры, в обеденном перерыве коммунист застрелился. Власти выдали официальную версию — погиб из-за семейных обстоятельств. О похоронах на последней странице «Звязды» была даже помещена небольшая заметка.

Сюда перевезены останки, найденные при раскопках на месте бывшего униатского монастыря на площади Свободы.

Когда после войны сносили Сторожевское кладбище, оттуда решено было на военное перенести похороны революционера Ивана Пулихова, который в 1906 году пытался совершить теракт, чтобы отомстить губернатору Курлову за расстрел митинга рабочих. На еще одном памятнике — Иосифу Опанскому — красуется пятиконечная звезда и указана причина смерти «От руки контрреволюции». На самом деле сотрудник советских спецслужб и его шофер погибли в 1927 году в результате железнодорожной катастрофы на дрезине. Но признавать, что личность такого уровня умерла из-за банальной неосторожности, тогдашние власти не стали, поэтому списали это на диверсию. Хоронили Опанского с большой помпой, митингом рабочих, возмущенных «действиями контрреволюции».

На Военном кладбище есть целый уголок с захоронениями литераторов — Алеся Гурло, Веры Лютовой, Валентина Тавлая, Михаила Климковича. Последний — автор слов гимна БССР, на этом же кладбище похоронен и композитор, написавший для него музыку, — Нестор Соколовский.

Отдельный уголок с захоронениями писателей.

Поэт Павлюк Трус умер от тифа в возрасте 25 лет и на пике своей популярности, сохранилось свидетельство, что на его похороны сошлась толпа, много было девушек в слезах... Рядом нашел упокой и Кузьма Черный, который умер от инсульта в 44 года через два месяца после возвращения в освобожденный от фашистов Минск.

Можно упомянуть и о Якове Крюгере, который оставил прижизненные портреты Купалы, Коласа, Бядули. В годы войны некоторые из его работ были вывезены в Германию, а после победы возвращены на родину.

Как ни ухаживал Михаил Камыш к сестре своего коллеги Андрею Александровичу — Алесе, покорить девушку не смог. Красавица выступала в музыкальной драме камыша «На Купалье» (оттуда всем нам знакома песня «Купалинка»), которую он написал специально для нее. Но когда театр с гастролями ездил в Москву, сердце Олеси захватил молодой дипломат Михаил Мороз. Счастье супругов было недолгим. Михаила арестовали, отправили в ссылку. Олеся так его и не дождалась и не знала, когда и где его не стало, поэтому родных попросила, чтобы на ее надгробии обозначили также имя ее мужа. Сегодня это захоронение–кенотаф находится на Военном кладбище.

В 1922 году не стало Эмилии Моне, памятник ставил ее зять Янка Купала. Подруга ее дочери Владиславы Станкевиченко Констанция Буйло признавалась, что Эмилия помогала ей с учебой: «Она руководила моим самообразованием, выбирая мне книги для чтения. Она вела со мной долгие и интересные разговоры, открывая мне глаза на многие социальные явления. Все это мне очень помогало в жизни, и я сегодня с глубокой любовью и благодарностью вспоминаю мою добродушную и строгую, добрую и требовательную учительницу...»

Возможно, Эмилия консультировала Купалу, когда тот делал переводы с французского языка.

На памятнике Бенигны Луцевич строки из стихотворения ее сына.

Недалеко находится и могила матери Купалы — Бенигны Луцевич. Когда на третий день войны Купала наспех покидал Минск, жалел, что не взял мать. Говорят, что новость о смерти Купалы уже дошла до Минска, но маме это не сообщали. Только ее сердце почувствовало, что произошла трагедия. Бенигна Луцевич умерла через два дня после того, как не стало ее сына. Хоронили их в один день, только Купалу в Москве, а Бенигну Ивановну в Минске.

В 1962 году Песняра перезахоронили в столице Беларуси. В тот день, чтобы не было толп, коллективом шли сообщения с разным временем похорон.

Рядом с захоронением Купалы находится и памятник Якубу Коласу. На могиле нет дат рождения и смерти, каждый белорус должен сам их знать.

Мало кто обращает внимание на необычный памятник в виде расколотого камня, а это остатки захоронений ХVІІ века. Их нашли во время раскопок на площади Свободы на месте церкви Святого Духа, а после перенесли на Военное кладбище.

Свидетельство трагедии 1946 года.

Еще за одним памятником спрятана трагическая история послевоенного Минска. Вот только на памятнике о произошедшем никакого упоминания нет. Только Указаны 27 фамилий и возраст жертв — 15, 16, 20 лет. Они погибли в пожаре 1946 года, который начался в Гостином дворе на площади Свободы, куда пригласили отличников учебы, активистов, детей чиновников на первую в городе послевоенную елку...

На Военном кладбище создан и мемориал героям Великой Отечественной войны. Здесь похоронено свыше 500 солдат и офицеров, погибших при освобождении Минска в 1944 году.

Елена ДЕДЮЛЯ

Выбор редакции

Общество

Огненные деревни. Нельзя забыть. Дремлево: Ужасный пепельный сентябрь

Огненные деревни. Нельзя забыть. Дремлево: Ужасный пепельный сентябрь

В адском дремлевском огне оборвались жизни 183-х человек.