Вы здесь

Валентина Быстримович. «Повезло»


Железнодорожная станция была совсем крохотной и безлюдной — малюсенький домик и вокруг лес. Похожий на музейный экспонат, грязно-серый товарняк на путях показался пришвартованным здесь навечно со времен  войны. Мы (восьмиклассники) возвращались из похода и обсуждали, что, скорее всего, отсюда не уехать, придется идти на остановку автобуса, который будет только через два часа. 


 pixabay.com

Вдруг ржавый состав лязгнул, издал жесткий клацающий скрежет и двинулся в сторону города. Витька сорвался с места и бросился к составу: «Он же в сторону города! Доедем!» Поддавшись авантюре, мы с энтузиазмом на ходу запрыгнули на подножки тамбура. Как в кино!

На миг я вообразила себя ниндзя! Ветер трепал волосы, стучали колеса, слегка покачивался и громыхал на стыках рельс старый пустой вагон, мимо проплыли домик станции, деревня и пошли поля... Настоящее приключение — я, Галка, Танька и Петька зайцами ехали в тамбуре. Остальные ребята забрались в тамбур следующего вагона.

Мы были в восторге! Даже не разговаривали, смотрели во все глаза на проносящиеся деревья, стада на пастбищах… Это было приключение в реальном времени. Поезд приближался к городу, рядом проплывали знакомые места. И вдруг осенило: поезд может пройти транзитом через Могилев! А если не остановится в городе?

Вот незадача! Ждать с моря погоды не стоило. И мы стали лихорадочно искать выход. Что делать? Вот уже наш поселок, переулки быстро сменяют друг друга: 1-й Ямницкий, 2-й, 9-й…

Рядом с нашим переулком железная дорога поворачивала и стоял светофор. Дальше, через полтора километра, поезд пройдет рядом со школой, а еще через три километра вокзал.

Когда поравнялись с нашим переулком, мы засуетились: «Сейчас, с каждой минутой будем отдаляться от дома. Возможно, придется ехать до следующего города. А как потом добираться обратно?» Галка неожиданно воскликнула: «Валька, на повороте поезд замедлит ход, они всегда там скидывают скорость. Прыгнем!»

Предложение неординарное и рискованное. Но времени на размышления не было, уже проехали 10-й переулок и приближались к горе. Если прыгать, то незамедлительно! Иначе поезд снова наберет скорость. Я подтвердила: «Прыгаем!»

 — «Прыгай по ходу поезда! Чтоб под колеса не подтянуло», — быстро подключился к разговору Петька. Он и Танька были взволнованы так же, как и мы. Будто тоже собирались прыгнуть. Но им нужно ехать как минимум до школы, они живут в районе мелькомбината, это дальше.

Через секунду вниз с железнодорожной насыпи покатились рюкзаки, чайник с цветами, а потом я и Галка. Уверена, что прыгнули б и Петька с Танькой, если бы жили в нашем поселке. Их глаза горели от желания сигануть вместе с нами. Прыгнули одновременно: Галка слева по ходу поезда, а я справа, на виду всего нашего переулка, да и соседнего тоже.

Чтобы уменьшить траекторию полета, я спустилась на нижнюю подножку лестницы тамбура, вцепилась в поручень на боковой стене и сжалась в комок, напрягая все мышцы и собирая силы. Ветер бил в лицо так, что перехватило дыхание. Было ясно, встречным потоком запросто может занести под колеса. Долго размышлять не было времени. И я изо всех сил оттолкнулась.

Неудержимая сила понесла меня по только ей известной траектории. Потеря контроля над направлением движения ужаснула. Я не могла управлять ничем, власть упругого воздушного потока была неимоверной. Описав параболу, я коснулась ногами земли и кубарем покатилась с откоса, сбивая колени, ладони, но пока не чувствуя боли.

.Приземление мягким не показалось. Я лежала под откосом, а небо медленно, как играющая пластинка, завершало круговорот. Когда мир перестал кружиться, я прислушалась к ощущениям, осторожно пошевелила руками, затем ногами — резкой боли не было. Потрогала голову, вроде все на месте и не сломано. Оглянулась в надежде, что соседи не видели моего полета, а то дома по головке не погладят за такое «геройство».

Но надежда была напрасной. От домов бежали сосед Юрка и его друг Сашка. Юрка и Сашка учились в 10-м классе. Я все еще лежала, а в голове шумело. Казалось, что как только встану, так сразу и упаду. В каком-то отрешенном состоянии я увидела Галку. Прихрамывая, она тащила ко мне рюкзаки и чайник с цветами. Я сразу обрадовалась — с Галкой все хорошо и восторженно воскликнула: «Галка, мы с тобой настоящие каскадеры!»

И только потом почувствовала, как саднят колени и ладони. Морщась, я стала отдирать впившиеся в кожу камешки, потом плюнула на лист подорожника, сорванный тут же, и начала заклеивать им ранку. Кровь струйкой стекала по ноге.

«Пошли скорей, пока никто не увидел», — поторопила меня Галка. Ей было не до восторгов, прыжок оказался не совсем удачным. Нижней подножки с ее стороны тамбура не оказалось, и нога пошла под вагон. Галка, поняв, что соскальзывает под колеса, оттолкнулась изо всех сил. Ее подтянуло к составу.

Упала на пропитанный мазутом щебень почти у самого рельса и чудом увернулась от железного монстра.

«Нас уже увидели», — кивнула я на Юрку и Сашку. Они мчались к нам изо всех ног.

— Эй! Вы живы? — издали кричал Юрка.

— Спокуха! Мы в порядке! — огрызнулась Галка. Юрка был ее соседом, это старший брат Вовки, и в любой момент мог проговориться родителям, а те расскажут Галкиной маме.

— Очумели? Чего с поезда сиганули? Откуда ехали? — поток Юркиных вопросов был неиссякаем. Он смотрел на нас большими удивленными глазами, и его распирало любопытство.

— Чего примчались? — гаркнула Галя. — Идите своей дорогой.

— Ну-у, вы даете! А чего до станции не доехали? — затянул Юрка, уходить он явно не собирался. Сашка стоял молча, а потом достал из кармана платок и стал перевязывать мне ногу.

— Мы не знали, где поезд остановится, — поняв, что ребят не прогнать, уже спокойно ответила Галя. — Мы в поход ходили.

— Только вдвоем ходили? — еще больше удивился Юрка.

— Нет, наши за мелькомбинатом спрыгнут, — опять разозлилась Галка. — Чего пристал? Не твое дело.

— Сумасшедшие, — сделал заключение Юрка. Он был явно ошарашен нашим поступком. — И как такое могло в голову прийти?

Сашка помог мне встать: «Где болит?» — спросил он, внимательно глядя мне в глаза. Я неопределенно пожала плечами, сама еще толком не понимала, где и что… «Идти можешь?» — спросил Сашка. Я кивнула. «Не прыгай больше с поезда», — понизив голос, серьезно попросил парень. И я вдруг почувствовала, что ему действительно важно, чтобы я не прыгала с поезда.  

«Валите отсюда!» — Галка все еще злилась на незваных свидетелей. Юрка, не обращая внимания на ее реплики, взвалил себе на плечи два наших рюкзака и пошел к домам. Потом повернулся и буркнул: «Рюкзаки за калитку положу». А мы, тщательно отряхнув одежду, медленно пошли к домам. Юрка молодец — не выдал, никому не сказал, что видел, как мы прыгали.

Прошло четыре месяца. Ко мне пришла Галка, она была бледнее мела. Такой удрученной я её никогда не видела. «Что случилось?» —  спросила я.  «Больше никогда не будем прыгать на ходу с поезда. Сегодня на том же месте, где мы с тобой прыгали, под поезд попал человек. Это так страшно и ужасно… Нам повезло, что мы живы!» —  сказала Галка.

Валентина БЫСТРИМОВИЧ

Выбор редакции