Вы здесь

Таинственная страсть или Формула успеха художницы Алеси Скоробогатой


Побывав однажды на выставке Алеси Скоробогатой, вы наверняка запомните это имя. Её картины отличает яркая творческая индивидуальность и неповторимый авторский почерк.


Они регулярно удостаиваются призов зрительских симпатий на выставках и фестивалях искусств молодых художников Беларуси. Их охотно приобретают отечественные и зарубежные коллекционеры. 

Творчество Алеси Скоробогатой часто относят к гиперреализму. Многие отмечают эффект фотографии, которым обладают её натюрморты. При созерцании хлеба, сала, сыра, устриц, кофе, фруктов на холстах этой художницы невольно начинается слюноотделение, настолько они убедительны, аппетитны, чувственны. На холстах Алеси Скоробогатой еда — воистину божественный дар. Кажется, ты ощущаешь вкус тёплого багета, свежесть рыбы, запах спелого сыра, аромат горячего, только приготовленного кофе, приторно-сладкую мякоть инжира. 

Такое почитание, своеобразный «культ» еды на полотнах у молодой художницы, отчасти объясняется влиянием мамы, Зинаиды Фёдоровны. 

— Мама работала шеф-поваром в ресторане и относилась к своей профессии как к искусству, — рассказывает Алеся. — Дома, для семьи, она тоже готовила не просто вкусно, но и красиво. Я с детства видела и любовалась её мастерством, и живописностью всего съестного. Возможно, с тех пор для меня продукты кажутся эстетически очень привлекательными, одухотворенными и хочется использовать их как объекты изображения в творческой кухне. 

В молодости Зинаида Фёдоровна хотела стать художницей. Не осуществив свою мечту, пыталась реализовать её в детях. Сначала отвела в художественную школу старшего сына Диму, однако у того к изобразительному искусству душа не лежала. Когда подросли двойняшки — Саша и Алеся, Зинаида Фёдоровна решила приобщить к живописи их. С младшим сыном этот номер опять не прошёл, а вот дочери понравилось. Она осталась в студии и увлеклась. 

— Я не сразу нашла свой стиль, — подчёркивает Алеся. — Прошла через увлечение творчеством Эгона Шиле, Клода Моне, Антониса ван Дейка. Мне нравится и реалистичная живопись, и импрессионизм, и абстрактное искусство. И сегодня продолжаю экспериментировать, искать. Меняться — совершенно нормально и даже необходимо. Поэтому сама не знаю, какой буду завтра. 

Свои работы Алеся обычно подолгу мысленно вынашивает, а уже потом берётся за кисти и краски. А взявшись за них, старается доводить каждое полотно до того состояния, чтобы остаться довольной ею. Наряду с натюрмортами есть у неё и портреты, пейзажи, картины-«послания». «Синяя гора», «Танец светлячков», «День и ночь», «Зайчик», — примеры художественных месседжей, содержащих раздумья Алеси Скоробогатой о мире снаружи и внутри нас.

— Я не сторонница живописи, которая требует больших пояснительных записок. Стараюсь сделать свой месседж доступным и предельно понятным, — отмечает Алеся. — При этом не огорчаюсь, если зрительская трактовка отличается от моего замысла. Все мы разные, и одно и можем видеть по-разному. Главное, чтобы искусство затрагивало чувства, волновало. 

Эмоциональный отклик живопись Алеси Скоробогатой находит у самой разной публики. Приобретают её мужчины и женщины, молодые и зрелые, соотечественники и иностранцы. Есть и коллекционеры её картин. Со многими из покупателей Алеся поддерживает отношения, и ей приятно знать, что её работы попадают к образованным и культурным людям. 

Вопросы о том «Почему ваши картины такие дорогие, вы же молодая художница?» ей приходится слышать только в Беларуси. Везде в мире искусство оценивают в зависимости от таланта, а не от того, сколько лет автору. Во многих странах тоскуют по утрате классической школы, и поэтому такие работы, как у Алеси Скоробогатой, вызывают искреннее восхищение. Сама она убеждена: для любого художника классическая школа — фундамент, без которого нет шанса состояться в профессии. Как преподаватель Академии искусств Алеся стремится донести это знание своим студентам. 

— Для меня остаётся открытой дилемма: искусство спасёт мир или, наоборот, мир спасёт искусство, — делится сомнениями Алеся. — Искусство, убеждена, тоже влияет на жизнь. Поскольку чернухи в нём стало гораздо больше, это влияет на наше сознание, ценности, отношения людей. Сама стараюсь видеть и сосредотачиваться на светлой стороне жизни. Не могу работать, когда погружаюсь в тьму и мрак. 

Алеся не единожды стажировалась за границей, участвовала в зарубежным выставках. Ей нравится путешествовать. Но нигде так хорошо не работается, как дома. Когда городская суета начала напрягать, они с мужем (художником Алесем Богдановым — прим. автора) купили дом в Логойском районе и стали жить на природе. Чистый воздух, живописные места. Алеся получает удовольствие от того, что прикасается к земле, садит на грядках зелень, овощи, цветы. Замечательно там себя чувствует и Муза, — так зовут кошку художников. Ну и музы-покровительницы Алесю и Алеся, к счастью, там не покидают. 

— В своё время меня посещали сомнения, надо ли посвящать себя живописи, — признаётся моя собеседница. — Сегодня я уже не мучаюсь такими вопросами, потому что не представляю себя вне профессии. Никогда не насилую, не заставляю себя писать, если не хочется. Но такое редко случается. Помню, очень интенсивно трудилась, готовясь к выставке. Устала невероятно и была уверена: после завершения, точно несколько месяцев не подойду к холсту. Но прошла неделя отдыха, и руки потянулись к краскам и кистям. 

Ольга ПОКЛОНСКАЯ

Фото предоставлено собеседником

Выбор редакции

Общество

Огненные деревни. Нельзя забыть. Каждый третий Докшицкого края

Огненные деревни. Нельзя забыть. Каждый третий Докшицкого края

Сестры Хатыни... Сколько их на территории Беларуси? Эту цифру исследователи точно не могут вывести и сегодня. 

Общество

Тарифы останутся доступными. Эксперты рассказали об основных направлениях развития отрасли ЖКХ

Тарифы останутся доступными. Эксперты рассказали об основных направлениях развития отрасли ЖКХ

Передовые технологии и наработки в сфере ЖКХ показали работники отрасли на и Международной специализированной выставке жилищно-коммунального хозяйства «Наш дом».