Вы здесь

Он всегда рядом. Телефон доверия для подростков как посредник между ними и окружающими


Наиболее частые вопросы, с которыми современные дети и подростки обращаются на «горячую линию», — проблемы в отношениях. Их волнуют взаимоотношения со сверстниками и противоположным полом, буллинг в школе, конфликты дома с родителями, Отношения в интернете. Основная причина всех этих проблем – недоразумение и неумение выстраивать отношения в социуме. Причем часто способствуют этому и родители: кто-то — чрезмерной опекой, а кто-то – потому что быть родителями просто не умеют, так как этому не учат, считают консультанты детской телефонной линии. Сюда звонят те, кому нужно срочно рассказать о своей проблеме, кому нужно выговориться, дети, страдающие от одиночества. В последние годы стали звонить и больше взрослых, причем не только родителей, но и педагогов, тренеров, переживающих за своих питомцев. Как и чем помогают специалисты телефона доверия?


Самокопание – это хорошо

Детская телефонная линия оказания дистанционной психологической помощи в экстренных случаях (так полностью называется телефон доверия для подростков) работает анонимно и круглосуточно. В общем, номеров два: 8 (017) 2630303 — сюда обращаются за психологической поддержкой и сопровождением, 880111611 — номер, направленный на помощь детям и подросткам, страдающим от эмоционального или физического насилия. Рассказать об опасности существования таких проявлений в отношении несовершеннолетних могут по этому номеру и взрослые, а консультанты сориентируют, куда можно обратиться за помощью.

Обе линии работают при Минском городском клиническом центре детской психиатрии и психотерапии, специалисты ведут количественный и качественный анализ звонков. Проблемы, с которыми обращаются к специалистам подростки, самые разные. Суицидальные мысли, намерения и попытки; конфликты в семье; переживания из-за развода родителей; обращения, требующие защиты прав ребенка; физическое и эмоциональное насилие; поиск друзей; трудности в отношениях со сверстниками; безответственная любовь; беременность и проблемы в сексуальной сфере; злоупотребление алкоголем или наркотиками; проблемы в учебе; вопросы социальной адаптации и принятия себя, — рассказала Ольга Науменкова, заведующий психологической лабораторией Центра детской психиатрии и психотерапии:

— Однако спустя годы сохраняется такая триада проблем: конфликты в семье, конфликты с социумом, не очень хорошее принятие самого себя. Каждые пять лет подростки очень сильно «видоизменяются». Раньше мы своих абонентов больше направляли, чтобы они пришли к правильным выводам и действиям. А сейчас часто подростки звонят и рассказывают, что прошли обучение на каких-то курсах, были на каком-то тренинге, занимались не какой-то онлайн-платформе. Что еще мы можем сделать? Так что современные подростки рассудительны и начитаны, у них в хорошем смысле ярко проявляется такой момент самокопания. Однако есть и обратная сторона-хватает подростков с зависимостью от гаджетов.

Дети (10-12 лет) долго с консультантом не разговаривают — им важно быстро рассказать о своей проблеме. Подростки (15-16 лет) больше переживают за свои эмоции, рассказывают о своей суете, попытках. Часто, например, у девочек в возрасте 14 лет, особенно с периферии, возникают проблемы с мамами, поделилась консультант детской телефонной линии Мария:

— Родители давят на детей, чтобы те определялись с профессией, говорят, что нужно нанимать репетитора. А они еще не определились, они хотят побыть детьми, и такие требования по организации подготовительного этапа к высшему образованию их пугают. Часто подростки звонят в депрессивном состоянии и затрагивают темы смысла жизни, чрезмерной родительской опеки, из-за которой у малышей много ограничений в жизни. По телефону слышно, что они в отчаянии. А после беседы у детей появляется надежда, даже на беседу с родителями с другой стороны. Была девочка, у которой изменились отношения с мамой в один день. Утром она позвонила, потом объяснила маме, чего на самом деле хочет, поблагодарила за заботу, обе расплакались, и мама приняла тот факт, что дочь готова к большей самостоятельности. И вечером девочка позвонила еще раз, чтобы поблагодарить, что все получилось.

Посоветовать нельзя выслушать

Дети, звонящие на телефон доверия, — чаще всего неуверенные в себе, они имеют мало друзей и им не с кем поделиться своими переживаниями, поэтому они и обращаются за поддержкой, рассказала консультант.

У всех специалистов на линии есть псевдонимы — ради безопасности. Это удобно также и для подростков, которые обращаются не впервые. Они могут выяснить по псевдониму, если дежурство этого оператора, и продолжить с ним разговор.

— Хотя наша служба рассчитана на экстренную помощь, есть дети, которым нужно поговорить больше. Особенно когда дело касается регионов, где психологическая помощь более ограничена, а телефон доверия — пожалуй единственная возможность поговорить с кем-то быстро и не встречаясь. Бывает, что дети учатся далеко от дома. А есть и такие, что уже общались с психологом и что — то у них не получилось, поэтому малышу нужна поддержка, пока не найдется другой специалист, — обозначила Мария.

Консультанты телефона доверия стараются не давать советов, а стараются выслушать, поддержать, попытаться повернуть проблемную ситуацию так, чтобы малыш сам увидел, что еще не делал. То есть подтолкнуть его к самостоятельным выводам. Можно предлагать варианты, советовать посмотреть на проблему так или вот так, однако не давать только один совет. Операторы помогают сформировать перспективу развития ситуации, придумать план дальнейших действий.

Мария иногда говорит своим абонентам: «Если ты хочешь, мы можем какое-то время продолжать разговор, однако лучше, если это будет специалист, к которому ты сможешь приходить не по телефону, а очно»:

— Есть проблемы, которые хронически не решаются, и есть виды помощи более эффективные, чем просто поговорить. В зависимости от запросов детей мы всегда советуем, куда они могут обратиться для решения своей проблемы, рассказываем, где какие центры существуют и какие виды помощи предлагают. Есть действительно одинокие малыши, которым нет больше с кем поговорить, поэтому мы стараемся хотя бы по телефону какое-то время «вести» детей, пока им это будет нужно, предлагаем им перезванивать, рассказывать о жизни. Однако по телефону мы все равно ограничены в средствах помощи.

«Надо» и «хочу»

Наплыв звонков сезонный. Летом меньше напряжения в отношениях, а с началом учебного года начинаются жалобы, что кто-то оскорбляет, навязывает дружбу, насмехается, отбирает вещи.

— Поводом для насмешек может стать что угодно, — констатирует оператор. — Кого-то преследуют за внешность (обзывают очкариком), а кто — то имеет недостатки физические, например хромает – всегда есть к чему придраться. Буллинг в школе, как правило, проявляется в иконах, подколках, стремлении вывести жертву на какую-то реакцию, чтобы впоследствии подшутить. А проблемы с родителями проистекают из недоразумений. Подрастая, подростки уже хотят самостоятельности и независимости, хотят заполучить другой статус, а родители продолжают видеть в них маленьких, хотят продолжать манипулировать ими и управлять.

— Осень и весна — время обострений. Для нервной системы это и так нестабильный период. А начало учебного года — еще и вызов для интеллекта, когда меньше смотрят на реакцию личности ребенка, а больше — на обучение, и для малышей это превращается в непрерывный экзамен, — считает оператор. — Необходимо, чтобы слово «надо» в школе уравновешивалось словом «хочу» за ее пределами, чтобы малыши знали и говорили, что хотят заниматься в каких-то кружках, хотят дружить. А бывает, что ребенок и не хочет ничем заниматься, так как имел опыт, если это не оценили, не одобряли его достижения, то есть результат его стараний обесценивался, поэтому и прилагать силы начинать что-то оно не видит смысла. Это приводит к тому, что у малышей не хватает амбиций, и они проживают несамостоятельно всю жизнь.

Летом тематика звонков касается в основном переживаний относительно поступления в вузы. Что делать если не поступил? А что – если поступил, но не туда, куда хотел? Как презентовать себя в новом коллективе? Звонят и беспокоятся и родители: как обезопасить детей с периферии от соблазнов большого города, заметила Ольга Науменкова.

Спутниковый эффект

В последнее время наблюдается хорошая тенденция: звонят не только родители, но и учителя, социальные педагоги, которые заинтересованы в хорошем настроении и состоянии своих воспитанников. Они очерчивают проблему, интересуются, как быть, слушают рекомендации, звонят вновь, чтобы рассказать, что попробовали.

— Произошло это потому, что со временем подростки стали более «неудобными», тем самым вынудив обратить на себя внимание. Раньше альтернатив телефону доверия было немного, а сейчас есть много мест, куда можно обратиться, в том числе и онлайн, — считает Ольга Науменкова.

В зависимости от того, как взрослый человек формулирует проблему, зависит и помощь оператора. Если родители не понимают задач возраста, в котором находится их ребенок, им дают общую информацию о развитии малышей в этом возрасте, чтобы мама или папа сами поняли, что их методы воспитания неприемлемы для периода, которого достиг их ребенок. Поднимают и проблемы профессиональной ориентации. Тогда дают сведения о центрах профориентации, где дети могут пройти тестирование и консультации, пояснила оператор:

— Если какие-то методы воспитания не работают, я помогаю родителям понять, что им еще может сделать, чтобы улучшить ситуацию. Не существует общих рекомендаций, которые можно было бы раздать всем родителям как памятку — это всегда индивидуально. Однако все вопросы общения с подростками лучше все же решать со специалистами вживую, когда можно провести диагностику малышей. Мы же этого по телефону сделать не можем, можем только дать первичную консультацию и переориентировать на специалистов для очной работы.

Тем не менее по-прежнему остается актуальным вопрос стигматизации — поход к психологу до сих пор считается травматическим. Подростки могут очно и самостоятельно, без согласия родителей, обращаться к специалисту с 14 лет, и это добавляет травматизма, так как не каждый взрослый согласен на такие посещения и беспокоится: неужели он сам не способен помочь ребенку, подчеркнула Ольга Науменкова:

— Мы говорим в таком случае родителям, что их обеспокоенность — это хорошо, однако у малышей срабатывает эффект спутника, когда чужому человеку можно рассказать все, и это будет безопасно. Некоторые вопросы ввиду особенностей возраста или психики подросток может рассказать исключительно чужому, и такой посредник очень важен для несовершеннолетнего.

Ирина СИДОРОК

 

Выбор редакции

Экология

В Беларуси построят 30 региональных мусороперерабатывающих заводов

В Беларуси построят 30 региональных мусороперерабатывающих заводов

Общая площадь свалок в Беларуси занимает около 4 тысяч гектаров.

Культура

Чем в этом году будет примечателен фестиваль песни и поэзии в Молодечно?

Чем в этом году будет примечателен фестиваль песни и поэзии в Молодечно?

Организаторы и участники праздника уверяют — найти себе отдых по душе сможет каждый.

Общество

Ирина Довгало: Семья для белорусов остается высшей ценностью

Ирина Довгало: Семья для белорусов остается высшей ценностью

«Семья закладывает в человеке мораль, способность справляться с испытаниями, потенциал для развития, она обучает любви, самопожертвованию, культуре».

Здароўе

В мире каждый второй больной диабетом не знает, что он... больной

В мире каждый второй больной диабетом не знает, что он... больной

В государстве уделяется большое внимание как лечению заболевания, так и контролю.