Вы здесь

Валентина Быстримович. «Собачья вахта»


Россыпь звезд пульсировала в бездне космоса, черные дыры выжидали свои жертвы, туманности жили по только им известным законам, а сгустки звездной пыли — были вовсе не пылью, а прахом исчезнувших звезд. У первого помощника капитана судна Евгения Смирнова, а если неофициально — то просто у Жени ночная вахта. Он любил во время таких вахт смотреть на звезды и размышлять. И теперь, величие бесконечности проняло его до кости.


Фото: pixabay.com

Смотреть вниз не хотелось, там темная бездна. Если бесконечность Вселенной восхищала, то бездна океана настораживала. Женя нутром чувствовал, что океан — это разумный могучий живой организм. Как бы люди здесь, на палубе, не корячились, не надрывали жилы — они песчинки и подвластны ему полностью. Захочет — в минуту сотрет их танкер в порошок.

«Как постичь людям логику этой водной сущности?» — вздохнул Женя. Этими мыслями он ни с кем не делился. Скажи — мужики засмеют, хотя не один из моряков над этим задумывался.

Женя заступил на вахту в полночь. Моряки зовут ночную вахту — собачья. Кто нес собачью вахту среди просторов Атлантики знает, что в это время океан шутит с человеком, развлекается. Надо быть на чеку, в этой части океана редко спокойно, что будет через час не угадаешь. Горизонта не видно, танкер идет по приборам. Команда спит, в рубке не слышно: ни шума машинного отделения, ни всплеска рассекаемых волн. Тишина тяжелая давящая. А вокруг океан — дышит, живет, наблюдает.

Ноль часов пятнадцать минут — в этих широтах пора необъяснимой, исходящей из морских глубин, тревоги. Жуть проникает во все уголки танкера и заполняет сознание тех — кто не спит, и даже тех — кто спит.

Второй помощник капитана Агеев весь день ходил мрачный, а после ужина шепнул Жене: «Сегодня полнолуние. Будь на чеку!» Женя уже где-то читал, что есть дни, в которые между двенадцатью и тремя часами ночи открываются небесные врата, и космос напрямую читает мысли и исполняет желания. Но желания спонтанные, идущие на уровне вибраций энергии, эмоций.

Другой раз сам не понимаешь, что на эмоциях крутится... Потом раскаешься, ну вырвалось, а обратно не забрать. Посыл отправлен и включил цепь событий. И покатилось исполнение, скорректированное в силу понимания вселенским разумом.

Предупреждение второго помощника удивило. Женя сделал вид, что не обратил внимания — может сгоряча мужик ляпнул. На судне все помалкивают, только по делу перебрасываются словами.

Странный звук привлек внимание, Женя обернулся. Ничего... Окинул взглядом приборы — танкер движется по курсу. Направление указывает азимутометр, компьютер чертит линию пути. А вот компас шалит, стрелка вертится как сумасшедшая. Он всегда в этих местах шалит, как будто полюса в секунду местами меняются.

Утром Женя переговорил с Виктором о странных вещах, происходящих в океане. Виктор — это их кок, хозяин камбуза, его друг. «Сегодня у тебя собачья вахта?» — спросил Виктор, Женя кивнул. Кок внимательно посмотрел в глаза и на полном серьезе достал из кармана и всыпал ему в ладонь зерна ладана: «Когда совсем прижмет, жги их! Помогает». Высыпал ладан в ладонь и быстро ушел. Женю покоробило: «Зачем я заговорил на эту тему? Вроде как слабость высказал. Может, Витек пошутил с ладаном? Но в глазах друга усмешки не было». Женя высыпал ладан в карман.

Теперь, на вахте, он нащупал ладан в кармане. Вдруг накатила тоска. «Начинается», — подумал Женя и насторожился: «Буду думать о другом! Сойду на берег и сразу займусь собой, а то наел пузо. Витек подкармливает. Юлька на диете сидит. Присоединюсь!» 

В памяти всплыло как Юлька его провожала. Серое небо, моросящий дождь, слякоть, а она улыбается, в глаза смотрит и, время от времени, быстренько пальчиком убирает слезинки.

С первой женой Женя развелся лет пять назад, не сложилось. А теперь у него Юлька, такая добрая и близкая. Юлька обещала ждать и ждет, он в этом уверен. Для моряка важно, чтобы его ждали на берегу. Это греет, незримыми нитями соединяет с домом, дает смысл трудовым будням.

Внимание привлек странный звук. Женя осмотрелся. Жаль, что дежурит один. Что поделаешь, кризис на суше, и на танкере тоже кризис. Команда сокращена до минимума. По уставу дежурить должны двое — матрос и офицер. Но в связи с сокращением команды, все матросы днем работают, поэтому ночью дежурит только офицер. «Иногда спокойнее спать, чем не спать», — подумал Женя.

Танкер рассекал волны суровой, местами враждебной, Атлантики почти на границе с Бермудским треугольником. Непредсказуемые места, никогда не знаешь когда увидишь то, чего быть не может. На танкере не принято говорить о своих видениях, а вдруг это тебе одному показалось, тогда списывайся не берег. Но жуть висит над каждым.

Пока все нормально. Мигают лампочки и датчики приборной доски. Женя подумал, что сегодня споткнулся, когда поднимался по алюминиевому трапу — плохой знак. В последнее время он начал верить в знаки.

Размышления прервал громкий всхлип. Что-то зашуршало в углу рубки... Шевельнулось... На уровне подсознания Женя понял — это «Зло», и держался, чтобы не обернуться. «Зло» шевельнулось еще раз, а потом затихло и расплылось бесформенной тенью. Женя перекрестился и сосредоточился на приборах. Танкер водоизмещением сто тысяч тонн уверенно рассекает волны, управление автоматизировано.

Главная опасность на танкере не шорохи, а нефтяной газ «гидрокарбон». Если возникнет утечка, жизни людей окажутся под прямой угрозой. Конечно, все меры безопасности предусмотрены, максимальная вентиляция, леер тоже никак не мешает потоку воздуха. На всякий случай Женя взглянул на персональный газоанализатор — все Ок.

И вдруг мониторы на панели управления грузовыми операциями зазвенели, затарахтели, замигали все сразу. Вспотев, Женя связался со старпомом. Тот прибежал, по-деловому четко проверил приборы. На всякий случай сверился с персональным газоанализатором. Норма. Отцовским жестом похлопал Женю по плечу: «Такое в этих широтах бывает. Думай, на отвлеченные темы. О близких не думай. Он прочитает твои мысли». «Кто?» — попытался выяснить Женя. Старпом снова похлопал Женю по плечу и так же быстро, как и появился, исчез за дверью.

«Океан шутит», — понял Женя и пожалел, что не удалось поговорить со старпомом. Танкер с командой из 23 человек вместе с буфетчицей и капитаном, направлялся в порт Маракайбо. Старпом могучий мужчина, по фигуре спортсмен, по генам — викинг, всегда чувствует головную боль и тяжесть во всем теле при приближении к этому городу. Кто-то из его прапрадедов участвовал в резне 1666 года, когда после трехчасового штурма пираты захватил город и с жестокостью убили всех жителей. Вот старпом теперь отдувается за предка.

Может контроль за возмездием возложен на океан? Есть в этой стихии и болевые точки, такие как: пролив Моно, Саргассово море, да и эта головная боль старпома при подходе к Маракайбо, а город уже сразу за Бермудами...

Сейчас для Жени главное не поддаваться страху, думать о стороннем. Непрошенный холодок гуляет по спине, хочется закрыть глаза, чтобы ничего не видеть и не слышать. Однако на вахте должен смотреть и слушать.

Он дал себе обещание ни на какие шорохи и голоса не отвлекаться. Но на это не обратить внимания было нельзя. Громадный цветок в ореоле брызг взметнулся над океаном, раскачиваясь прямо перед танкером. Венчик фосфоресцирующих лепестков вибрировал. Стебель гиганта-растения скользнул на палубу и застучал по ней хвостом, закручиваясь в кольца.

Неземной цветок в потоке белого света из глубины завораживал, увеличивался на глазах, менял оттенки, затем повернулся и приблизился к Жене, и... он увидел лицо Юльки. Все-таки прочитал океан его мысли. Волосы на голове Жени зашевелились.

«Жги ладан», — всплыл в памяти совет кока. — но Женя оцепенел... Мощный гудок заставил очнуться, свет прожекторов осветил видение. Женю кинуло в жар, он рванул штурвал. Но такую махину заставить быстро изменить курс нереально. Женя повис на штурвале всем телом и на автомате зашептал слова молитвы. «Ладан! Жги ладан!» — звенели в ушах слова Виктора.

Щелчок зажигалки и запах благовония пополз по помещению. Женя почувствовал, как волна негатива захлестнула его, укола в сердце и зловещий рев прокатился над океаном. Лоб покрыла испарина, мышцы чуть не рвались от напряжения.

Ревя гудком и подавая сигналы, в притык прошел встречный лесовоз. Чудо — что не столкнулись. Видение распалось, засыпав палубу сотнями медуз. Ночь вступила в свои права, стало тихо и темно. Только светились огни удаляющегося лесовоза.

Женя вытер холодный пот: «Как он не увидел судно? И как оно попало в эти воды?» К утру медузы растаяли или их в море смыло. Женя пригладил волосы, а после вахты постригся под ноль. Он никому не рассказал о ночном видении, только доложил о лесовозе.

Валентина БЫСТРИМОВИЧ 

Выбор редакции

Калейдоскоп

Гороскоп на декабрь

Гороскоп на декабрь

Благоприятный период для Стрельцов, а Ракам нужно вплотную заняться здоровьем.

Общество

Академик, первый хирург-трансплантолог, министр. Исполнилось 100 лет со дня рождения Николая Савченко

Академик, первый хирург-трансплантолог, министр. Исполнилось 100 лет со дня рождения Николая Савченко

Академик Николай Евсеевич Савченко — один из знаменитых белорусских медиков.

Общество

Ксения Галецкая: «Голова от успеха не кружится»

Ксения Галецкая: «Голова от успеха не кружится»

Она принадлежит к числу юных артистов продюсерского центра «СПАМАШ», но по своим вокальным и артистическим способностям не уступает многим профессионалам.