Вы здесь

Новый драмтеатр открыл сезон премьерой «Кукольный дом»


Одна из наиболее востребованных в мире пьес мирового классика Генрика Ибсена наконец-то пожаловала и на Минские подмостки. За сценическое воплощение текста норвежского драматурга — текста, к которому в разные времена подступались такие гиганты театральной режиссуры, как Всеволод Мейерхольд, Борис Бабочкин и Ингмар Бергман, — благодарить нужно молодому постановщику Артему Пинчуку (он же адвокат Хельмер в новой интерпретации). Спектакль стал для режиссера третьим в карьере.


Частный поверенный Крогстад (Эдуард Войнилович) и Нора (Надежда Анципович).

Хорошим тоном считается рассматривать классическую пьесу через призму феминистской теории — в таком ракурсе текст ее понимается как своеобразный манифест за свободу женщин от мужского (или, истиннее, семейного, бытового) угнетения. Кое-кто даже осмеливается называть «Кукольный дом» в числе «наиболее существенных феминистских работ» в истории литературы. Генрик Ибсен, однако, хотя и не опровергал такого взгляда, но настаивал, что текст его гораздо шире и одной темой не ограничивается, что его следует трактовать как историю эмансипации, да не просто женской, а эмансипации личности.

Видимо, по этой причине создатели новейшей постановки решили некоторые акценты в оригинале (русский перевод Анны и Петра Ганзен) переставить таким образом, чтобы немного сбавить социальный пафос и подчеркнуть многогранность и глубину пьесы. На первый взгляд, внесенные ими изменения существенно ни на что не влияют, но посмеем с тем не согласиться. Показательным становится финал спектакля, в котором Нора не исчезает за кулисами, как делает она в большинстве существующих инсценировок и экранизаций, а, наоборот, выходит на авансцену. Да последнее, что слышит зритель, — это не стук дверью, а жадный, полный надежды на светлое будущее вдох — и свет в зале гаснет.

Казалось бы, мелочь, а какая влиятельная!.. Кроме редких правок подобного рода, на пути к зрителю ибсеновский текст прошел и через неизбежные сокращения, продиктованные современными стандартами продолжительности. Это, правда, не спасло его от другой проблемы: излишней литературности, многословности реплик. Поймите правильно, это ни в коем случае не призыв отказаться вовсе либо, упаси боже, переписывать мирового классика. Да, мы имеем дело с репертуарным театром и чтобы тягаться языком с таким писателем, мастерам драматургии нужна смелость, не меньшего масштаба талант и очень высокие компетенции. А где же их сегодня в необходимом количестве взять?

Озвученная проблема достойна обсуждения хотя бы потому, что влияет на качество постановки. Язык в оригинале причудливый, слушать, как он «выкидывается» из уст современников, — попросту неестественно. Но с тем легко примириться (XIX в.), длительность реплик — вот препятствие. Пытаясь всеми силами, чего бы то ни стоило, угнаться за временем, актеры (особенно это касается исполнителей главной роли Надежды Анципович и Ксении Хорошкевич, на чьих плечах большая часть текста) выжигают свои реплики почти что автоматными очередями. То не стоило бы что-то в работе с классическими текстами изменить? Да, вопрос к театрам в общем, но, согласитесь, есть над чем задуматься.

Впрочем, все спорные моменты нивелируются чудесными сценографией и работой с мизансценой. Желая подчеркнуть «кукольность» жизни главной героини, создатели выносят на сцену соответствующую бутафорию (собственно куклы) и известным образом выстраивают хореографию героев (они то совсем застывают, если с ними перестают «играть» и действие переходит в другую комнату, то резко срываются с места). Более того, все по-скандинавски скромные декорации, полагаем, должны выявлять тот самый «кукольный домик» в прямом значении этих слов: все стенки прозрачные, раздвижные, а комнаты меняются местами...

Картину дополняет световой рисунок актуальной постановки. Владиславом Рихтером (художник по свету) проделана очень тонкая работа, которая удивляет своей простотой и хрупкостью. Курировал процесс Артем Пинчук, также художник-постановщик. Его актерскую партию на сцене хотелось бы выделить отдельно. В исполнении Пинчука адвокат Хельмер, муж главной героини Норы (во втором составе роль исполняет Алексей Карпец), по нашему скромному мнению, прямо-таки вернул на сцену магию. Его финальный аккорд, продолжительный эпизод семейного спора в конце спектакля, — по-настоящему сильное завершение зрелище!

Никита ЩЕРБАКОВ

Фото Алексея МОЛЧАНА

Выбор редакции

Общество

Однокомнатные квартиры стремительно дорожают

Однокомнатные квартиры стремительно дорожают

Причина — доступные кредиты и ажиотажный спрос.

Экология

В Беларуси построят 30 региональных мусороперерабатывающих заводов

В Беларуси построят 30 региональных мусороперерабатывающих заводов

Общая площадь свалок в Беларуси занимает около 4 тысяч гектаров.

Культура

Чем в этом году будет примечателен фестиваль песни и поэзии в Молодечно?

Чем в этом году будет примечателен фестиваль песни и поэзии в Молодечно?

Организаторы и участники праздника уверяют — найти себе отдых по душе сможет каждый.

Общество

Ирина Довгало: Семья для белорусов остается высшей ценностью

Ирина Довгало: Семья для белорусов остается высшей ценностью

«Семья закладывает в человеке мораль, способность справляться с испытаниями, потенциал для развития, она обучает любви, самопожертвованию, культуре».