Вы здесь

В союзе с преступниками и знакомство с бумерангом. Рассказываем о Ксавье Карницком — первом белорусе в Австралии


Поскольку этот материк от Европы далеко, европейцы добрались туда только в начале ХVІІ века. Первым ступил на эту землю в 1606 году голландский мореход, Адмирал Виллем Янсзон. А в 1642 году в Австралии побывал его соплеменник — мореплаватель, исследователь и торговец Абель Тасман (интересно, что вторая часть его двойного имени тоже Янсзон). Позже наведывались и другие мореплаватели. Так, знаменитый английский первопроходец Джеймс Кук обследовал восточный берег этого континента. Он же прошел проливом между материком и Новой Гвинеей. А вот из белорусов первым в Австралию попал Ксаверий Карницкий.


Карта Австралии 1794 года.

Пуп Вселенной? Интересно

Сведений о нем, к сожалению, сохранилось очень мало. Но дата и место его рождения известны: 13 августа 1750 года на Новогрудчине. Только где конкретно — сказать невозможно. Учился в пиарских школах. Кажется, происходил из дворянской семьи. Иначе откуда появились деньги, чтобы в 1774 году податься аж в Южную Америку.

Некоторые, услышав об этом, посчитали его чудаком. Другие предупредили, что ничего хорошего там не ждет. Сейтой желание путешествовать воспринял обычной авантюрой. Только от своего намерения он отказываться не собирался.

Когда же добрался до Франции, вздохнул с облегчением. Отсюда отправлялись суда в разных направлениях. Нашел и такое, которое плыло к берегам Америки. Чтобы экономить деньги, что имел при себе, согласился выполнять во время плавания любую работу. За это капитан взял его на удержание.

Попав же в Южную Америку, старался побывать во многих местах. Для этого использовал различные способы передвижения. И на лодках плыл с туземцами. И с отрядом этаких же, как и сам, романтиков-авантюристов на лошадях пробирался через джунгли. Не раз был свидетелем, как те, кто день назад считались друзьями, что-то не поделив, сразу хватались за оружие. Иногда это заканчивалось кровопролитием. Старался не вмешиваться в подобные разборки. Не потому, что боялся. Не собирался нелепо погибнуть посреди джунглей. Хотелось еще много где побывать.

Наконец оказался на побережье Тихого океана. В этом месте находилась еще одна неизвестная ему земля — Чили. Там задержался надолго. Заинтересовался коренным населением-авраканами. С удовольствием наведывался к ним даже в труднодоступные районы. Интересовался бытом аборигенов, их традициями. Так продолжалось, пока не нашел постоянное занятие — китобойный промысел. Месяцами находился в море. В Чили узнал и о едва ли не самом загадочном в мире острове Пасхи. 

Абель Тасман.

Этот остров, как известно, расположен в центральной части Тихого океана. Он принадлежал Чили. На нем проживали полинезийцы. Они называли эту землю Рапануи. Правда, вспоминали и другое, древнее название — Тэ Пита Хенуас. В переводе означает Пуп Вселенной. Сразу же захотел побывать там. Но ждать пришлось продолговато. Суда шли не часто. Как-никак, от побережья до этого острова не одна тысяча миль. Зато ожидание и долгое плавание отплатились ему неповторимыми впечатлениями.

Как и всегда, с приятностью знакомился с бытом местного населения. Но это для него было уже чем-то привычным. Зато особенно впечатлили гигантские статуи, которые задумчиво вглядывались в окрестности. В своем взоре хоронили какую-то одним им известную тайну. Таинственное, неизвестное постоянно волновало и Ксаверия Карницкого.

В союзе... с преступниками

В 1788 году в газетах прочитал, что английская эскадра из одиннадцати судов во главе с капитаном Артуром Филиппом привезла в Австралию большую партию осужденных преступников. Они должны были обживать почти неизвестные места и заложить на этом континенте первый город. Не оставалось сомнения, что после суда будут отправляться туда более-менее регулярно. Такой возможностью он не мог не воспользоваться.

В Австралию прибыл в 1790 году. Что она поразила — не то слово. Это стало вхождением в какой-то другой мир. Даже по сравнению с Чили Здесь было куда более неизведанного. Удивило уже то, что в Австралии проживало примерно 500 племен. Когда впервые услышал об этом, показалось, что не услышал. Даже переспросил...

Однако больше удивился, что туземцы к нему и спутникам относились настороженно. Быстро узнал, в чем причина. Некоторые вели себя с ними воинственно, обижали. Среди ссыльных оказались такие, кто смотрел на них, как на людей второго сорта. Да находилось немало и тех, кто не потерял человечности. Одним из них оказался некто Джон, с которым Ксаверий быстро сошелся.

Джон был англичанин. На родине у него остались престарелые отец и мать. А также старшие братья и сестры. Сам он в случайной драке убил человека. За это и был осужден. Но из тюрьмы убежал. Когда же поймали, решили наказать более сурово. Поэтому и сослали в Австралию. Ксаверию он очень понравился. Поэтому попросил начальство Джона разрешить брать его с собой во время путешествий по континенту. Вопрос решился быстро. Тем более что предложил и откупную. Благо, перед поездкой неплохо заработал.

В бедноте, но не в обиде

После прибытия Карницкого в Австралию был влажный сезон. В этот период там дует северозападный Муссон. Дождь, не переставая, льет как из ведра. Так продолжается до конца апреля. Однако в отдельные годы этот период захватывает и начало мая. Зато, когда влажный сезон заканчивается, для туземцев большая радость. Сухой сезон чаще в мае-ноябре. А в течение нескольких дней, а то и недель вообще стоит сплошная теплая, спокойная погода. 

Тогда аборигены еще не научились заниматься животноводством. Да и землю не обрабатывали. Основным харчем была рыба. Ее в реках водилось много. А еще они охотились на птиц. Убивали и мелких животных. Также ловили ящериц и собирали семена пересохшей травы.

Австралийские аборигены нач. XIX в.

Большего позволить себе не могли. Имели всего каких-то пять-шесть видов устройств. Одни из них предназначались для рыбной ловли. Другие — для охоты. А были и такие, с помощью которых в сухой сезон копали глубокие ямы. Часто — в человеческий рост. Так добирались до воды. Она была мутной, но радовались и такой, если нет другой.

В этот период ночевали под открытым небом. Располагались возле костров. Огонь поддерживали до самого утра. Когда погода была ветреной, ставили примитивные завесы из ветвей и коры деревьев. Летом же, в период дождей, возводили круглые хижины. Делали их из длинных шестов. Покрывали полосами той же коры. Костры разжигали внутри. Дым выходил через отверстие вверху. Каждая семья имела свою хижину. В ней жили вместе с собаками. С наступлением вечера в хорошую погоду несколько семей собирались вместе. Под открытым небом начинали веселиться. Пели, танцевали, устраивали что-то вроде спектаклей. В основе их были фольклорные сюжеты. Нередко расходились под самое утро.

Невероятное в воздухе

На одном из таких праздников Джон познакомил Карницкого с мужчиной-туземцем. Тот назвался Сумчатым Волком. Ксаверий уже знал, что туземцы часто называют своих детей так, как и зверей. Но поразило, что его звали не просто волком, а именно Сумчатым.

— Здесь не только обычные волки водятся, — объяснил Джон, — а и так называемые сумчатые. В других местах таких нет.

— Интересно, — задумался Ксаверий.

— Здесь много интересного...

— Так расскажи мне о чем-нибудь, — в глазах Карницкого загорелись искорки заинтересованности.

— О бумеранге, конечно же, слышали?

— Это такое деревянное устройство, — показал свою осведомленность Ксаверий. — Чаще всего похожа на серп. Описав замкнутую кривую, она возвращается к своему метателю.

— То, может, хотите увидеть бумеранг в полете? — предложил Джон.

— Еще спрашиваете!

Они отошли на некоторое расстояние от хижины, возле которой устраивалось гуляние.

Сумчатый волк взял бумеранг.

— Этот вид бумеранга называется барган, — объяснил Джон.

Тем временем сумчатый волк резко, со всей силы послал бумеранг вверх. Барган, достигнув определенной высоты, на какое-то мгновение завис в воздухе. Потом неожиданно начал набирать новые обороты. После этого по наклонной пошел вниз, на то место, где они стояли втроем.

Карницкому стало страшно. Захотелось поскорее отскочить в сторону. Остановило только то, что Джон с Сумчатым волком никак на это не среагировали. Барган же, оказавшись в нескольких метрах от Земли, снова набрал высоту. И начал творить в воздухе настоящие чудеса.

Как ни в чем не бывало, пролетел над их головами. Еще раз взял высоту. После этого плавно пошел вниз, успев застыть в воздухе. Затем, будто вела его какая-то притягательная сила, потихоньку делал снижение. Наконец барган — дива и только! — оказался возле сумчатого волка. Тот спокойно протянул руку и так же спокойно поймал его.

Карницкий еще не пришел в себя от увиденного, а Джон очередной раз заинтриговал:

— А знаете, как появился бумеранг?

— Как? — вырвалась в Ксавье.

— Это, правда, легенда, тем не менее...

Как появился бумеранг

— Давным-давно это было, — начал Джон.

«А легенда эта, — мелькнула у Карницкого мысль, — своим началом ничем не отличается от тех преданий, которые мне посчастливилось слышать во младенчестве». Воспоминание о Родине легкой волной тронулся его настроения. А Джон же продолжал:

— Тогда мир только родился. Небо еще находилось очень низко. Поэтому своей тяжестью так давила на Землю, что она сделалась почти сплюснутой. Лишь местами выступали небольшие холмы. Из-за такой скученности деревья не могли вырасти. Все живое не ходило, а ползало между травы и низкого кустарника. На четвереньках перемещались и люди.

— И долго так продолжалось?

— Много лет, а годы складывались в десятилетия. Десятилетия «вырастали» в сотни лет. Правда, находились отчаянные. Пытались выпрямиться. Однако начинали болеть и быстро умирали. И тут нашелся один виринун...

— Кто-кто? — удивился Ксаверий.

Виллем Янсзон.

— По-местному так называют мудреца, — объяснил Джон. — А еще этот виринун был знахарем и магом. Он особенно настойчивым оказался. Несколько раз пытался поднять небо. Наконец оно все же немного сдвинулось с места. Но дальнейшие усилия закончились неудачей. Стоя на четвереньках, он ухватился рукой за куст, который рос возле. Однако рука неожиданно соскользнула, и небо прижало его к Земле. Понял виринун, что не хватает небу должной опоры. Отыскал рослый куст. Отрезал самую толстую и большую ветвь. Сделал из нее палку. После этого, приподнимая небо, начал вставлять палку в качестве опоры. Правда, удалось не сразу. Зато наконец палка между небом и землей стала вертикально. От толчка, произошедшего при этом, небо резко сдвинулось с места. Оно полетело высоко-высоко вверх. Взглянул виринун на палку, а она согнулась.

— Так появился первый бумеранг?! — догадался Ксаверий.

— Он самый, — заверил его Джон. — А бумеранг смелых любит.

— И умелых, — добавил Карницкий.

То, чего не могло не быть

В Австралии Карницкий находился примерно год. А в 1791 году отправился в Европу. Плыл через Индийский океан. После обогнул Африку. Наконец оказался во французском городе Марсель.

Сведений о том, чем занимался он потом, не сохранилось. Известно лишь, что до самой своей смерти в 1801 году жил во французском городе Шербур. Там и был похоронен.

После себя оставил дневник. Вел его в течение длительного времени. Во многих записях находился богатый фактический материал. Но этот дневник уничтожил пламя Второй мировой войны.

А как же в таком случае удалось воссоздать отдельные моменты из жизни этого нашего выдающегося соотечественника? Зная то, где он бывал, с кем мог встречаться, куда забросила его судьба, может представить возможное развитие некоторых событий.

Этим я и руководствовался, повествуя о Ксавье Карницком.

Алесь МАРТИНОВИЧ

Выбор редакции

Экология

Какие прогнозы на лето делают метеорологи?

Какие прогнозы на лето делают метеорологи?

Три месяца сплошной жары нам не обещают

Общество

Такое разное молоко... Кому какое подходит?

Такое разное молоко... Кому какое подходит?

«Молоко — полноценный продукт питания, а не напиток, это важно учитывать».