Вы здесь

Валентина Еренькова: «В моей профессии все возможно, но недопустимо равнодушие»


Валентина Еренькова принадлежит к тем творцам, которые стремятся говорить о важных и жизнеутверждающих вещах. Не старается нравиться всем, но знает себе цену и готова бороться за свои убеждения. Режиссер Национального академического театра имени Максима Горького Валентина Еренькова сегодня известна зрителям по десяткам постановок, где и русская, и белорусская, и зарубежная классика. Однако, несмотря на годы в профессии, она по-прежнему любит ее, живет во имя театрального искусства и верит, что оно сможет еще долго очищать души людей.


«Горячее сердце»

— Валентина Григорьевна, в этом году вашей постановкой пьесы Островского «Горячее сердце» открылся 103-й сезон в Купаловском театре. Как выбирали произведение, расставляли акценты и все ли получилось, как хотели?

— В Купаловский театр я была приглашена по рекомендации Министерства культуры Республики Беларусь. Я предложила театру на выбор несколько пьес, но в итоге взялись за работу над пьесой Островского. Знаю, есть режиссеры, которые не берутся за постановку какого-то материала просто с позиции «не мой автор», но я всегда для себя ищу точки совпадения с произведением. И хотя пьеса, считаю, одна из самых сложных в творчестве Островского и ее по-разному воспринимают и оценивают, не скажу, будто сразу загорелась материалом. Но начала ходить на спектакли в Купаловский, знакомиться с труппой, вести предварительную работу над пьесой и размышлять над будущими мизансценами. Да, постепенно и появился в моей душе отклик на эту пьесу. А там уже начал складываться наш творческий ансамбль с актерами, постановочной группой. И сегодня по аншлагам на спектакле мы видим, что принимают нашу работу хорошо. Значит, есть результат. Причем сейчас это ощущается уже не только по реакции аудитории, но и по атмосфере жизни актеров в спектакле. Они сработались.

А спектакль — это же живой процесс, поэтому сегодня может получиться лучше, завтра с погрешностями, однако то уже не настолько существенно, когда видишь, как меняются интонации актеров, как они проживают текст и на сцене органично «подхватывают» друг друга. Они чувствуют зал, углубляются в материал, а в ответ зрители благодарят своей любовью и аплодисментами.

— По собственному знакомству с пьесой могу сказать, что она исследует человеческую сущность: на что мы готовы ради свободы, успеха, любви и счастья. Как режиссер, на чем вы сосредотачивались в работе?

— Во-первых, я в очередной раз убедилась, какие похожи по психологии и мелодичности наши языки: русский и белорусский. Мое столкновение как режиссера с белорусским языком произошло еще при Борисе Луценко, с которым мы работали в «Разбросанном гнезде». Это была моя любимая постановка. А после я уже самостоятельно работала над спектаклем «Песняр», где имела возможность еще раз вплотную углубиться в белорусскую драматургию. В общем, имея белорусские корни, хотя я и росла, и жила некоторое время в Украине, очень люблю белорусский язык. У меня мама была учительницей белорусского языка и литературы. И я часто просила ее почитать мне что-нибудь по-белорусски. Из ее уст слышала Якуба Коласа, Янку Купалу, отрывки из произведений которых мать могла пересказывать наизусть. Поэтому при постановке «Горячего сердца» с удовольствием почувствовала себя в стихии языка.

А когда уже стали работать над спектаклем, то мне, безусловно, очень помог композитор спектакля Алексей Ереньков, который хорошо говорит по-белорусски. Мне было очень важно, чтобы мы не отходили от авторского текста, даже если он в переводе. Для меня как для режиссера всегда имеет значение каждое слово... И в актерской работе текст должен быть на первом месте. Надо уметь расщепить его, работать с ним. Радостно, что в Купаловском театре много молодых актеров, которые очень трепетно относятся к языку. Они в том числе следили, чтобы мы поймали какие-то языковые нюансы в переводном тексте. Работа велась очень основательная. В некоторых моментах с актерами начинала с азов, что отнимало много времени. Но главное, что в них я видела желание создавать, постигать новое в своей профессии. Их огонь в сердцах и в глазах и наша большая совместная работа Дали хороший результат, ведь в моей профессии все возможно, но недопустимо равнодушие. А в остальном — я в том возрасте и с тем багажом, что мне уже не нужно завоевывать какое-то место на территории белорусского театрального искусства.

«Песняр»

— Смотрите, если пьеса Островского — это возможность исследовать природу человека, то ваш спектакль «Песняр» в Горьковском театре поднимает тему творчества и поиска себя в ней. Насколько эта работа для вас знаковая и дорогая?

— Все мы в свое время увлекались «Песнярами». Когда осмысливала драматургический материал через историю этого знаменитого коллектива, через их музыкальное творчество, то открывала прежде всего в самой себе неизведанные чувства, рефлексировала эмоционально, и хотелось накопленной энергией поделиться. В процессе подготовки довелось познакомиться со многими интересными людьми, узнать об отличительных событиях из жизни ансамбля. Плюс я прониклась белорусским языком, историей, литературой. «Песняры» — созвездие уникальных голосов. Благодаря им, во всем мире слышали белорусский язык и произведения наших классиков литературы. И память о «Песнярах» мы должны сохранять. Думаю, не ошибусь, если скажу, что в этом спектакле мы все работаем в унисон. Его любят и актеры, и аудитория.

— А как вы относитесь к оценке собственного творчества?

— Мы все живые люди. Каждый спектакль, который создаешь, — словно рождение ребенка. Безусловно, родителям всегда важно и то, как и что о них детей скажут. Так и со спектаклями. Реагируешь, переживаешь за будущее существование. Однако с возрастом я уже обращаю внимание на оценки, отзывы, какие-то предложения в основном тогда, когда понимаю, что человек правильно их озвучивает. С опытом узнаешь цену и людям, и их высказываниям. Для меня очень важен посыл в оценке. Например, я до сих пор, как и все мои коллеги, очень реагирую на людей, которые уходят во время спектакля. Это же элементарная культура поведения! Если что-то не понравилось, то дождитесь антракта. Ведь на сцене работают живые люди, которые иногда выходят туда, даже если у них горе или плохое самочувствие, но они идут, чтобы отдавать зрителю свои силы и сердца. Это стоит помнить и уважать!

— Для вас имеет значение, в каком театре и на какой сцене ставить спектакль?

— Когда я только начинала свой творческий путь как режиссер, то мне было сложно. Надо было поломать стереотип восприятия меня как актрисы, сделать все, чтобы мне поверили в новом качестве и пошли за мной. А вот уже с годами в режиссуре, когда я прихожу на новую площадку, в первую очередь смотрю, какие там есть производственные возможности. Все ли свои задумки я смогу реализовать, учитывая творческий потенциал коллектива, финансовые возможности театра. Но самое главное — это режиссерская способность увлечь идеями, видением будущего спектакля всех, кто имеет к его судьбе отношение. Больше всего люблю процесс репетиций, когда имею возможность наблюдать за тем, как артисты увлекаются материалом. Это самое ценное для меня. А потом спектакль уже приобретает собственную жизнь.

— Знаю, что ваше желание пойти в режиссуру было обусловлено стремлением говорить на темы, которые вас интересуют и беспокоят. В какой степени это характеризует ваш подход к творческому процессу?

— Да, желание заняться режиссурой было мотивировано тем, что у режиссера есть право и возможность выбирать для постановок тех авторов, которые тематикой, философией и идеями интересны прежде всего ему самому. Профессия же актера ограничивает рамки свободного выбора. И такое разграничение очень четкое. В работе над созданием спектакля режиссер главный, идет на несколько шагов вперед. Не всегда и не каждый актер сразу открыт для того, чтобы понять, чего я от него требую и жду. А мне хочется достичь Взаимопонимания с ним, ведь через актера я транслирую важные для себя и постановки темы. Если же мы будем звучать диссонансным хором, то ничего не сложится. При подборе команды для работы над спектаклем для меня важен каждый человек.
И со временем, когда мы начинаем слышать и чувствовать друг друга, я готова выслушать и предложения актера.

«Трамвай «желание»

— Глядя на молодых коллег-режиссеров, вы чувствуете конкуренцию? 

— Мне нравятся молодые творческие люди, их интересные идеи, потому что это дает возможность быть в их времени. И я никогда не испытываю зависти или ревности. Наоборот, они вызывают у меня чувство азарта, особенно когда вижу интересную работу, богатую проявлением интеллектуальных и творческих возможностей. Сегодня молодежь имеет ко всему доступ. Мы, в отличие от них, многого были лишены, особенно в женской режиссуре, которая считалась нелепой. И приходилось много работать, чтобы самой себе прежде всего доказать, что имеешь право быть в профессии. Безусловно, молодое поколение сейчас более подготовлено профессионально, но вместе с тем важен жизненный опыт и человеческое отношение к коллегам.

— Алексей Ереньков, автор музыки к спектаклям, также талантливая личность и на многих проектах вы работаете в тандеме. Всегда ли созвучны в идеях и поисках и не сложно ли семье, если двое — в творчестве?

— Главное в любом союзе, как творческом, так и семейном, чтобы люди понимали, что они две половинки единого целого. Я, например, никогда не понимала творческой ревности. И искренне такому удивляюсь. Да, мы с Алексеем все время вместе, у нас общие профессиональные интересы, и это тот воздух, которым мы дышим. У нас не бывает конфликтов, хотя и случается, что каждый отстаивает свое видение. В таких случаях ты должна убедить, но и слышать того, кто напротив тебя. Кроме того, у нас разные профессии: Алексей — композитор, а я — режиссер.

— Относительно недавно список поставленных вами спектаклей пополнился еще и «Трамваем «желание». А если бы вы имели возможность попасть в него, то чего пожелали бы для себя и для всех нас?

— Сейчас я очень внимательно слежу за происходящим в мире. Поэтому очень бы хотелось, чтобы люди наконец услышали друг друга и всегда помнили, что они — люди. И чтобы в согласии все вместе мы загадали одно желание: чтобы планета наша не превратилась в пыль и пепел. Пусть прекратятся смерти и наступит гармония в человеческих отношениях. Я постоянно почему-то вспоминаю эпизод из фильма «Побег мистера Мак-Кинли», когда человек оказывается на земле один, и только вокруг ветер играет. И тогда хочется спросить: если все исчезнет, о чем вы будете говорить, на что тратить свои деньги и что и кого любить? Очень хотелось бы, чтобы рядом были люди с живой душой. Тогда и мне в моей профессии и жизни будет о чем мечтать.

Елена ДРАПКО

Фото предоставлено Валентиной ЕРЕНЬКОВОЙ

Выбор редакции

Общество

Обмануть Альцгеймера. Как сохранить ясный ум до старости и чем помочь больному

Обмануть Альцгеймера. Как сохранить ясный ум до старости и чем помочь больному

Болезнь вызывает пристальное внимание со стороны врачей и ученых.

Общество

Последняя сигарета. Неосторожное обращение с огнем грозит серьезными последствиями

Последняя сигарета. Неосторожное обращение с огнем грозит серьезными последствиями

В прошлом году в стране произошло 5958 пожаров, на которых погибли 627 человек.

Здароўе

Мороз и сердце: что такое холодовой инфаркт, кому он грозит и как его избежать?

Мороз и сердце: что такое холодовой инфаркт, кому он грозит и как его избежать?

Рассказала врач-терапевт, заведующий отделением профилактики 11-й городской поликлиники Минска Светлана Янушко.