Вы здесь

Вадим Гигин: К нашему региону большой интерес, и многие внимательно наблюдают за тем, что мы делаем


В декабре белорусское общество «Знание» отмечает свой 75-летний юбилей. Оно было создано в 1947 году и изначально имело название Всесоюзное общество по распространению политических и научных знаний. Одной из причин его возникновения в то время стал значительный ущерб, нанесенный советской системе образования Великой Отечественной войной. Среди инициаторов создания были писатель Константин Симонов, балерина Галина Уланова, а также выдающиеся физики, историки, экономисты, математики, геологи и другие ученые во главе с президентом Академии Наук СССР Сергеем Вавиловым. Скоро общество объединило всю передовую советскую интеллигенцию 15 союзных республик. В начале 1990-х в обществе «Знание» ежегодно читалось более 25 миллионов лекций для 280 миллионов человек по всему Советскому Союзу.

Почему существование общества «Знание» актуально и востребовано сегодня? Каких спикеров и экспертов хотят видеть в трудовых коллективах? Есть ли подобные объединения в соседних странах и Западной Европе? Об этом и другом беседуем с председателем правления общества «Знание» Вадимом Гигиным.


Фото: БелТА.

— Вадим Францевич, общество «Знание» создавалось в советские послевоенные времена для распространения научной и политической информации. Какой смысл его название несет сегодня, в век интернета?

— Те же цели, которые стояли в те далекие времена, есть и сейчас. Просветительская работа меняется в формах, средствах коммуникации, но не в своих целях. Если мы обратимся к 1947 году, то это распространение научной и политической информации. Этим мы занимаемся и сейчас.

Когда мы упоминаем возраст интернета, часто его абсолютизируем. Тут к месту классический пример, фильм «Москва слезам не верит», где один из героев говорит, что через какое-то время будет одно сплошное телевидение. Так и у нас часто: будет только онлайн, сплошной интернет. А вот и нет. Люди желают живого общения, хотят видеть спикера, эксперта у себя в трудовом коллективе. Мы особенно почувствовали этот запрос после ковидных ограничений, когда многим надоел онлайн. Студенты, например, с радостью возвращались в аудитории. Как доцент Белгосуниверситета, скажу, что ничто не заменит живую лекцию. Ровно так же ничто не заменит живое общение.

Другое дело, что это не должно быть искусственно навязано. Запрос на ту или иную тематику должен идти от самих людей. Наших спикеров часто приглашают исполкомы, руководство предприятий, профсоюзные комитеты, первичные организации «Белой Руси». И разумеется, в зал они приглашают людей с заводов, университетов. Каждый человек по-своему воспринимает ту или иную проблему: кто-то идет искренне, желая послушать человека, которого читал на страницах газет, видел по телевидению или в интернете, а кто-то пришел за компанию... И мастерство лектора в том, чтобы заинтересовать и удержать аудиторию. А это намного сложнее сделать, чем когда ты вещаешь онлайн и не видишь собеседника глаза в глаза.

— Насколько, кстати, сегодня актуален и востребован формат лекции?

— Учитывая тот факт, что мы немного упустили мастерство живой работы с аудиторией в предыдущие годы, формализовали ее и обюрократили, и об этом упоминал Президент, то формат лекций следует возрождать. В последний год мы сделали ставку именно на живое общение с аудиторией. И посмотрели, пользуется ли оно популярностью.

Пришли к выводу, что наши кампании «В режиме правды» и «Беларусь единая» не просто пользуются популярностью, люди просят, чтобы приезжали снова и снова. Мы не планировали, что «Беларусь единая» станет ежегодной акцией, предполагалось проехать по регионам ко Дню народного единства, объяснить, какой смысл несет этот праздник, пообщаться об актуальных проблемах. А запрос оказался таким, что мы второй год проводим эту акцию и будем проводить дальше, меняя тематику.

«В режиме правды» стала той матрицей, на основании которой велась вся разъяснительная работа по изменениям и дополнениям в Конституцию Беларуси. И это стало нашей «фишкой»: мы пошли к людям, в коллективы, и увидели, что и здесь имеется запрос.

Теперь, когда этот этап завершен, мы ставим целью активизацию в социальных сетях, в мессенджерах. Вместе с тем будем развивать и формат лекций. Тем более что живое общение требует определенного мастерства. Мы столкнулись с тем, что не всегда лектор справляется. Даже из тех людей, которым мы предлагали стать нашими спикерами, некоторые отказывались, говорили, что они пока не готовы.

Та же лекция предусматривает самые разные формы — классическая лекция, TED-презентация-диалог, дискуссионная площадка. Сейчас даже слово «лекторий» начали забывать, но, как показывает опыт, никакого неприятия у людей оно не вызывает. Вот сейчас мы запустили «Марафон-лекторий» — серию лекций в Академии управления в Минске на улице К. Маркса, 22. Попросили пропускать всех желающих, и всегда полный зал. Решаем технические вопросы, чтобы была трансляция. Более того, к нам обратились с просьбой опубликовать эти лекции. И мы это сделаем.

Разумеется, мы видим, что некоторые формы не то, чтобы стареют, а к ним наступает привыкание, аудитория перенасыщена. Увидели это осенью на примере тех диалоговых площадок, которые разработали в октябре 2020 года. К тому же, на местах у нас все начали называть диалоговыми площадками. Тот же день информирования — не диалоговая площадка, это выступление, встреча, разговор — совсем другая форма. Диалоговая площадка — это когда заранее ставится волнующая проблема и ведется диалог с разными точками зрения. Мы собираемся разработать форму такого диалога, когда есть место для спикеров, например, депутатов, и они будут вести диалог по тем проблемам, которые волнуют данный регион.

Важна и возрастная специфика. С молодежной аудиторией одна форма работы, с людьми старшего возраста — вторая. Здесь важно отслеживать и корректировать методику донесения информации.

— Кстати, для кого сегодня работает общество «Знание»?

— Для всех. У нас есть формат, когда мы по своей инициативе разрабатываем кампанию, например, республиканскую акцию. Другой формат, когда мы реагируем на запросы с мест, заявки. Не хвастаюсь, но даже очередь есть.

— О чем просят рассказать?

— Чаще просят конкретного спикера. Мы гордимся, что в последнее время у нас появилась целая плеяда экспертов, в том числе благодаря средствам массовой информации, которые начали работать по-новому, более остро преподносить информацию. Просят конкретную личность, которая бы приехала и поговорила с людьми.

— Кого хотят видеть?

— Александра Шпаковского, Алексея Дзерманта, Алексея Авдонина, Вадима Боровика, Григория Азаренка, Евгения Пустового, Игоря Марзалюка. Они пользуются большой популярностью, их информации доверяют. Востребованы руководители наших средств массовой информации, они также узнаваемы. В таких случаях часто идут «на человека».

Аудитория, на которую рассчитана наша работа, самая широкая. Один из проектов, который мы хотим сейчас возродить, — «Формат науки: доступно» — только для школьников. Мы приглашали молодых ученых, причем не только белорусских, А и российских, которые популярно рассказывали о своей науке. Я сначала сомневался, как это воспримут школьники. Но здесь важно адресно подбирать аудиторию. Когда выступал молодой физик Курчатовского института, то юношам, интересующимся физикой, это было интересно. У нас в зале собралось 200 школьников, которые настолько глубоко знают предмет, что с учеником выдающегося ученого Михаила Валентиновича Ковальчука они даже спорили. Я горжусь своими учениками.

Мы увидели, что можем разговаривать и с младшими школьниками по тем темам, которые их волнуют. Когда говорят, что нужно разговаривать на языке молодежи, это правильно. Но и молодежи нужно предлагать формат коммуникации, они доверяют старшим. Нередко бывает, когда ошибочно начинают бегать за молодежью: а вот давайте в соцсетях что-то сделаем, заинтересуем. Здесь не средство коммуникации определяющее, а та информация, которую ты доносишь. Если бежать в популярный мессенджер, но с неинтересной информацией, тебя все равно никто не будет слушать.

— Общество «Знание» — своеобразный символ советской эпохи. В нашей стране к нему особое отношение. А есть ли что-то подобное в странах постсоветского пространства и на Западе?

— Как известно, наш Президент был одним из активных деятелей общества «Знание» — и во время работы в нем, и на других должностях. Контактируя с ним, чувствуется, что Александр Григорьевич — отличный лектор, он любит общаться с людьми, чувствует живой нерв при разговоре с большой аудиторией. Мы видели это и во время нынешнего урока 1 сентября, и на других встречах. Поэтому и к обществу «Знание» он хорошо относится.

В России, хотя руководители наших стран и не договаривались специально, почти синхронно с нами идет возобновление работы общества «Знание». У них другие проекты, например, я в начале сентября наблюдал за реализацией инициативы «Новые горизонты». Мы имеем возможность видеть, чем они занимаются.

На самом деле почти во всех странах есть нечто подобное, просто носит другие названия. В Китае это очень популярная тема, и мне приходилось бывать на таких мероприятиях. Во времена, когда наше общество возглавляли Василий Иванович Стражев и Геннадий Владимирович Пальчик, шло активное сотрудничество с образовательными центрами Германии. Такая лекционная работа там хорошо развита, существуют целые лекционные центры, где любой желающий может послушать интересующую его лекцию. У каждой партии есть свой фонд, где делают нечто подобное, что и общество «Знание».

Во Франции распространены всякие проекты, связанные с популяризацией научной, политической информации, когда университетские профессора идут к людям, и это спонсируют крупные бизнесмены, меценаты. Британские клубы — не что иное, как лекционные клубы, куда приглашают популярных писателей, публицистов, журналистов. Сюда же можно отнести и знаменитые TED-презентации Стива Джобса, Илона Маска. А также популярны формы бизнес-тренингов, когда за деньги людям рассказывают, как построить свой бизнес. Просто везде это по-разному называется.

— Контактирует ли сейчас общество «Знание» с такими зарубежными объединениями?

— Недавно проводили в Москве большую политологическую конференцию, и многие наши западные коллеги просили не афишировать их участие, так как получали прямые угрозы увольнения, если у них будут контакты с нами. Приезжали коллеги из научных обществ Италии, Финляндии. У нас есть коммуникация с коллегами из объединения выпускников советских вузов в Словакии. Люди ждут, когда закончится это острая фаза геополитического противостояния, и мы сможем нормально восстановить связи. К нашему региону большой интерес, и многие внимательно наблюдают за тем, что мы делаем, какие формы работы с гражданами развиваем.

— Завершается Год исторической памяти. Какие отзывы вы получили и насколько людям были интересны мероприятия, к нему приуроченные?

— Прежде всего это систематизация всей исторической политики в стране. Создан Совет по исторической политике, который является не консультативным органом, а принимает соответствующие решения. Они касаются и преподавания истории в школах и вузах, экскурсионной, музейной деятельности, научных исследований в этой сфере. Такого внимания к истории, которую мы сейчас наблюдаем, не было давно.

Та же акция «Беларусь единая», посвященная Году исторической памяти, вызвала большой интерес, и люди просят продолжить ее в районах. Мы с Игорем Александровичем Марзалюком этим занимаемся. Безусловно, является достижением, что наконец после нескольких лет обсуждений мы запустили новую концепцию преподавания социально-гуманитарных дисциплин. Один из основных предметов здесь «История белорусской государственности». Выпущен учебник по этой дисциплине.

Были, кстати, просьбы продолжить Год исторической памяти. Лично я не сторонник этой идеи, так как жизнь не стоит на месте, появляется что-то новое, в тоже время это свидетельствует о большом общественном интересе. Это не означает, что если Год исторической памяти закончился, мы перестанем этой тематикой заниматься, включая и наше общество. Совет продолжит действовать, курс будет преподаваться, будут выходить передачи, книги, посвященные истории Беларуси. Те хорошие тенденции, заложенные в этом году и накануне, в Год народного единства, будут продолжены.

Елена КРАВЕЦ

Выбор редакции

Культура

Стасья Корсак: «Оставайтесь индивидуальными»

Стасья Корсак: «Оставайтесь индивидуальными»

Юная артистка, которая органично преподносит себя в разных образах и жанрах.

Экология

Какие прогнозы на лето делают метеорологи?

Какие прогнозы на лето делают метеорологи?

Три месяца сплошной жары нам не обещают