Вы здесь

Из Ждановичей через Витебск в Ушачи... Путешествие по быковским местам


Не все знают, что у народного писателя Беларуси Василя Быкова — две могилы...

Первая появилась так... В январе 1944 года в боях под Кировоградом Быкова ранило в ногу. А тут как раз — вражеский танк! В последний момент будущий классик взорвал его гранатой. Танк остановился, но даже упавшая шинель оказалась прижата гусеницами. По-видимому, со стороны это выглядело как верная смерть. Потому что родственникам Быкова пришла «похоронка», где говорилось, что тот погиб 10 января 1944 года и похоронен в братской могиле советских воинов в селе Большая Севериновка. На том надгробии и правда значилось его имя.

К счастью для всех нас, тот мемориальный знак по будущему классику оказался преждевременным. Но сегодня таких знаков много, и нужно знать, куда податься, чтобы почтить память автора «Альпийской баллады» и «Знака беды».


Музей-дача Василя Быкова

В 2014-м в Беларуси появился новый музей — к 90-летию Василя Быкова была открыта экспозиция в здании дачи писателя. Находится он в дачном поселке Ждановичи-6, на улице Виноградная, 62. Это филиал Государственного музея истории белорусской литературы. Музей еще при жизни Быкова получил от него в подарок 1000 единиц материалов. А на даче вообще все осталось, как при хозяине — так что гарантировано полное углубление в быт и атмосферу. У дачи растут березки — Быков их очень любил. Когда во время ремонта одну березку искалечили, собственноручно и долго ее лечил. В проектировании дачи принимал участие сам — в конце концов, он же учился в Витебском художественном училище. На даче можно посмотреть его рисунки — среди них шуточная хроника постройки этой дачи. Правда, жаловался: «Не пісалася мне на дачы, усё тут шкодзіла, — размовы суседак побач, брэх сабак, дзіцячая гамана з піскам і крыкам...» Но все-таки писал, а к тому же много рисовал. В общем здесь очень уютно, по-новому открывается личность классика: вот, например, на кухне, довольно скромной, нарисованная им фрукты-овощи, яркие, наивные рисунки... На дачу Быков обычно ездил на машине — был упорным водителем, машины любил, мог отремонтировать — о чем свидетельствуют инструменты в гараже. И всегда, когда собирался возвращаться с дачи в город, спрашивал у соседей, не надо ли кого подвезти.

Дача-музей находится неподалеку от Минска, можно доехать от станции метро «Пушкинская» до остановки «Республиканский интернат ветеранов войны и труда». Идут автобусы № 219, № 419, маршрутка № 1419. Музей работает сезонно с мая по сентябрь ежедневно с 12 до 18 часов, кроме понедельника, вторника и праздничных дней.

Последняя среда каждого месяца — день льготного посещения.

Музей-усадьба Василя Быкова

«Наш падворак у вёсцы быў крайні, далей — поле і парослы алешнікам ды ляшчыннікам роў. З тым ровам найперш звязанае маё маленства; у ім, асабліва ўлетку, было безліч зманлівага і цікавага. Там зліваліся дзве ручаіны, утвараючы вадзяныя запруды на камянях, сцежку заўсёды перакопвалі кратовыя норы, крыху далей, на схіле, зеўрала барсукова нара, а ўнізе, пад абрывам, бруіла з-пад камянёў крынічка» — так вспоминал Быков в мемуарах «Доўгая дарога дадому» родной дом в деревне Бычки Ушачского района. Тот дом в 1933 году построил отец будущего писателя, Владимир Федорович Быков. Первые годы пол был земляным, потом — вымощенным специальным красным кирпичом.

Но тот, аутентичный, дом вы не увидите — его снесли, якобы из-за старости. На том месте сегодня стоит мемориальный камень с вывеской. А напротив по воспоминаниям и снимкам восстановили усадьбу семьи Быковых — точную копию дома и два хозяйственных сооружения. С 2004 года там действует музей, являющийся филиалом Ушачского музея народной славы имени Героя Советского Союза В. Лобанка. В усадьбе-музее постарались восстановить быт семьи Быковых, например, занавески-вытинанки делала сестра Быкова Валентина Владимировна. Есть вещи, которые помнят классика — две табуретки, ночевки, заслонка для печи, ручки в дверях, кочерга, икона Божией Матери, жернова, прялка. Есть интересные документы, фотографии, рукописи, письма, которые Быков писал с фронта.

Бычки находятся в 220 км от Минска, в 20 км от Ушач, откуда в Бычки дважды в день ходит автобус. Договариваться на экскурсию нужно в Ушачском музее народной славы.

Дорога до Кублич

Василю Быкову приходилось ходить в школу в Кубличах, что находились в трех километрах от дома: «Калі замярзала балота, у школу хадзілі наўпрасткі — па алешніку, цераз пагорак і далей на балота. Там трэба было абысці хамлачок алешніку з дрыгвяністай асакой, перабрацца цераз зарослую аерам рачулку і ўскараскацца на крутаваты схіл перад Кублічамі. Шлях быў цяжкі, але цікавы: на балоце трапляліся зайцы, можна было спугнуць курапатак у асацэ. Аднойчы ў зімовых прыцемках мне трапіўся воўк, нейкі час мы з ім ішлі ў адным накірунку, я — па сцежцы, а ён зводдаль па цаліку. Пасля разышліся — кожны сваёй дарогай».

Когда Быков был депутатом, он добился, чтобы заасфальтировали отрезок дороги от Кублич до Бычков.

В Кубличах у Быкова имелось много друзей, особенно среди евреев, которых там тогда жило много. Во время войны его друга Лейбу, которого Быков звал Лёвой, вместе с другими кублицкими евреями погнали в Ушачи и там расстреляли.

Быков любил это местечко, уже известным писателем отправился туда по стопам малолетства: «Мала што засталося ад Кублічаў — усё пабамбілі, папалілі, панішчылі ў вайну... А колісь гэта было слаўнае старажытнае мястэчка, пазначанае на картах XVІ стагоддзя, з праваслаўнай царквой (былой уніяцкай), у якой мяне хрысцілі і дзе я пазнаў першае прычасце».

Кублицкая библиотека-филиал Ушачской централизованной системы носит имя Василя Быкова, там есть экспозиция, посвященная знаменитому земляку, хранится его переписка с учениками местной школы. В агрогородке поставлен памятный знак по евреям Кублич. Можно проехаться по «Василевой дороге» в Бычки.

Мемориальная доска в Витебске

Когда Быков учился в школе, в деревне была нехватка. А тут сосед поступил в Витебское художественное училище, а как приехал на каникулы в деревню, похвастался, как там хорошо, даже стипендию платят 60 рублей.

Почему бы не поступить туда же? Отец поддержал Василия: «Едзь куды-небудзь, бо тут ад галадухі зачахнеш».

Это был первый выезд юного Василия в большой город, где его особенно впечатлили... трамваи. Началась учеба... Через какое-то время в училище, директором которого был Иван Ахремчик, организовалось скульптурное отделение, и Быков перешел туда. Но голодно было и в Витебске: «У асноўным харчаваліся хлебам з кіпнем — па бохану на дзень. Тое каштавала 1 рубель. Аднойчы, як жылі на Смаленскім базары, падрабілі пару рублёў: намалявалі акварэллю, добра пацерлі (бы старая паперка), і прадаўшчыца не заўважыла. Але толькі аднойчы. Болей не адважыліся, дый хутка атрымалі стыпендыю». А осенью 1940 года — горе: стипендии отменили. Попробовал подрабатывать, но тщетно... Продал рубашку, купил билет на поезд... Так и закончилась его учеба на художника.

Сегодня в Витебске по улице Суворова, 15, на здании детской художественной школы № 1, где с 1923 по 1941 год находилось Витебское художественное училище, находится мемориальная доска: «У гэтым будынку з 1939 па 1940 год вучыўся народны пісьменнік Беларусі Васіль Быкаў». На доске, которую сделали Витебские скульпторы Валерий Могучий и Александр Гвоздиков, летят журавли, задумчиво поглядывает классик...

Бюст в Ушачах

С соседними Ушачами у Быкова было связано много... Туда их, школьников, возили на важные мероприятия, там лежал в больнице отец, когда заболел тифом. Из-под Ушач был близкий друг Василя Быкова, поэт Рыгор Бородулин: «Добра пасядзелі веснавым адвячоркам над ушацкім прыгажуном Вечаллем, якое годна апяяў Рыгор Барадулін». А когда Быков стал народным депутатом на второй срок, «На гэты раз быў прызначаны ў родныя мясціны — у Ушачу. Тут давялося паездзіць, і пасустракацца, і папіць гарэлкі з не меней гасціннымі гаспадарамі раёну, землякамі і прысланымі невядома адкуль. Клопату было ў кожным калгасе, у кожным паселішчы і найперш у райцэнтры. Дарогі, школы, майстэрні, кароўнікі і свінарнікі, угнаенні і будматэрыялы. Усяго не хапала, усё трэба было прабіць, дастаць, выбіць». Быков в мемуарах жалеет, что не смог добиться, чтобы в Ушачах заасфальтировали центральную улицу.

Сегодня она заасфальтирована, а на центральной площади стоят два бюста — Рыгора Бородулина и Василя Быкова, их создали скульпторы Игорь Засимович и Алексей Сорокин и архитектор Виктор Коряка.

Дом на Танковой

«Вельмі шкада было пакідаць Горадню, якая стала для мяне роднай, але мусіў перабрацца ў Мінск. Нейкі час жыў у гатэлях, ды тое было не надта зручна ва ўсіх адносінах. Тады Андрэй Макаёнак, з якім я неяк па-добраму зблізіўся, пазваніў у ЦК Кузьміну. Той адразу зрэагаваў — паклікаў мяне да сябе, распытаў, што і як. Пачуўшы, што мне трэба жытло, прыпамятаў, як колісь таксама агітаваў мяне на пераезд у Мінск, дзе я меў магчымасць выйсці з-пад гнятлівай увагі абласных босаў. У Мінску, казаў, усё ж лягчэй будзе дыхаць. Тады я адмовіўся, а цяпер сам прашуся. Аляксандр Трыфанавіч павёў мяне на іншы паверх — да Аксёнава, які без даўгіх размоваў зняў тэлефонную трубку і кудысь пазваніў. Праз дзень я атрымаў ордэр на недабудаваную, праўда, кватэру па Танкавай, дзе і жыву дасюль» — вспоминал Василь Быков. Так, с 1978-го и до самого конца Быков жил в Минске, в доме на улице Танковой, которая впоследствии стала называться в честь еще одного жителя этого дома, поэта Максима Танка. Именно в этой квартире написано много произведений, ставших классикой. «Дапісваў аповесць у Мінску, на Танкавай, — усю восень і пачатак зімы. Не сказаць, каб яна давалася мне цяжка — матэрыял быў знаёмы, нейкаю часткай перажыты самім», — отмечал Василь Быков о своей знаменитой повести «Знак беды».

9 сентября 2020 года на доме установлена мемориальная доска. На ней — скульптурный портрет писателя, отлитый в бронзе, автограф Василя Быкова и отрывок из его повести «Атака». Автор мемориального знака — скульптор Игорь Засимович.

Могила на Восточном кладбище

А вот и вторая, настоящая, могила белорусского классика... Василя Быкова похоронили на Восточном кладбище Минска. Надгробие — просто огромный камень-валун. И надпись лаконичная — «Васіль Быкаў» и даты жизни и смерти. Быков не любил пафоса, поэтому этот памятник ему подходит. В рассказе «Доўжык», действие которого происходит на кладбище, он говорил: «Усё ж пакуль жывы, на могілкі, як і ў царкву, трэба хадзіць часцей і зусім не дзеля нябожчыкаў ці Госпада Бога — дзеля сябе. Па сутнасці, як і нябожчыкі, ты таксама ў значнай ступені належыш мінуламу, куды табе наканавана рана ці позна вярнуцца ад сваёй мітуслівай, няўлоўнай сучаснасці, якой, вельмі магчыма, і не існуе. Замест яе — суцэльныя ілюзіі, гэтыя імклівыя ластаўкі, што бясконца праносяцца ў змрочным патоку свядомасці. Зусім іншая справа — тваё добрае ці кепскае мінулае, яно ляжыць у душы валуном, і ніхто не ў стане зрушыць яго. Ні прырода, ні закон, ні начальства».

Найти Восточное кладбище нетрудно — оно на проспекте Независимости, неподалеку от станции метро «Борисовский тракт».

Людмила РУБЛЕВСКАЯ

Выбор редакции

Спорт

«Даже через 40 лет семейной жизни романтика остается...»

«Даже через 40 лет семейной жизни романтика остается...»

Интервью с олимпийским чемпионом по фехтованию.

Здоровье

Как весной аллергикам облегчить свою жизнь?

Как весной аллергикам облегчить свою жизнь?

Несколько советов от врача-инфекциониста.