Вы здесь

Изменения климата: причины и перспективы


Антропогенный углеродный след, зеленая экономика, лес — легкие планеты, глобальное потепление, парниковый эффект, квоты на выбросы углерода — и это далеко не полный перечень штампов, которые буквально ежедневно звучат в информационном пространстве. Большинством они уже воспринимаются как аксиома, а так ли это на самом деле?


В наше время обществу навязывается постулат о вине человечества в изменении климата, при этом призывают сокращать выбросы CO2 вплоть до нулевых показателей, внедрять зеленые технологии, использовать альтернативные углеводородному сырью энергетические источники, а несогласным грозят различными экономическими наказаниями.

Недавно около 1600 ученых, входящих в Global Climate International Group, подписали и опубликовали Всемирную климатическую декларацию, подчеркнув, что антропогенное изменение климата — это миф. Они считают, что климатическая наука должна быть менее политизированной, а климатическая политика — более научной. Следует открыто говорить о неопределенности и преувеличении в прогнозах глобального потепления, в то время как политики должны непредвзято подсчитывать реальные издержки, а также предполагаемые выгоды.

Особенно эксперты отметили, что с тех пор как существует Земля, ее климат постоянно менялся. Совсем недавно — в 1850 году — она пережила «малый ледниковый период», поэтому неудивительно, что сейчас мы наблюдаем период потепления. Что касается парниковых газов, то они полезны для планеты, в частности, CO2 необходим для всей жизни на Земле, чрезвычайно благоприятен для природы и фактического озеленения. Дополнительный выброс CO2 приводит к росту глобальной растительной биомассы, увеличивает урожайность сельхозкультур.

Участники Global Climate International Group призывают перестать безоговорочно верить результатам расчетов климатических моделей и тем более использовать их как политические инструменты. Наука о климате выродилась в дискуссию, основанную на вере, эрозия которой четко отражается в письме авторов.

Высказать свое мнение на проблему антропогенного фактора в изменении климата согласился главный научный сотрудник Центра климатических исследований Института природопользования Национальной академии наук Беларуси академик Владимир Логинов.

— Владимир Федорович, так все же потепление есть или его нет? 

— Последние восемь лет были самыми теплыми в мире за всю историю наблюдений. Об этом свидетельствуют результаты шести ведущих международных баз температурных данных, объединенные Всемирной метеорологической организацией (ВМО). Средняя глобальная температура в 2022 году была примерно на 1,15 °C выше доиндустриального (1850-1900 годы) уровня. Это официальные данные, которыми многие оперируют. Но давайте не забывать, что советы используемых гидрологических параметров далеко не всегда являются однородными, поскольку степень покрытия земного шара пунктами наблюдений за последние 100-150 лет сильно отличается.

Причин этому много: войны, революции, социально-экономические потрясения. Последнее значительное уменьшение плотности мировой гидрометеорологической сети произошло в 1980-е годы. В отдельных регионах сокращение станций доходило до 50-60%. А вот восстановление метеорологической сети последние десятилетия идет очень медленно. К тому же, как правило, закрывались в первую очередь пункты, расположенные в отдаленных и труднодоступных районах. В результате соотношение количества городских станций к сельским и труднодоступным сместилось в пользу первых. Таким образом, «урбанизационная» поправка в совокупных рядах гидрометеорологических характеристик становилась все большей и в ряде районов могла достичь около 0,1 °C. Как понимаете, даже с учетом одного этого фактора категорический вывод международной группы экспертов — «в высшей степени вероятно (95-100 %), что влияние человека является доминантной причиной наблюдаемого потепления с середины XX века», — требует дополнительных доказательств.

Что касается естественных температурных колебаний, то, конечно же, они есть. Мы живем в динамичной климатической системе. Конечно, в истории Земли были, есть и будут циклические колебания. Но необходимо осознавать, что на фоне действительно значимых для планеты внешних и внутренних климатических факторов разночасового масштаба даже самый старейший долгожитель, в лучшем случае, только бабочка-однодневка. Пока мы обладаем недостаточным объемом информации, чтобы однозначно что-то спрогнозировать. И это так, потому что любой процесс имеет трендовую (спрогнозировать проще), циклическую (изменяет амплитуду и фазу) и, самое важное, случайную компоненту, которую невозможно спрогнозировать в принципе.

— На что же ориентироваться в климатических вопросах?

— Во-первых, не стоит спекулировать на одной из теорий, пытаясь возвести ее в абсолют. Наука развивается на основе противоречий, известно немало примеров, когда авторитет одного ученого, чье имя может быть вписано в историю золотыми буквами, останавливал прогресс на длительный срок. Так, долго считалась аксиомой, что солнечная активность не влияет на формирование магнитных бурь на Земле, поскольку напряженность магнитного поля Солнца затухает с увеличением расстояния r3. Но вот появились работы о «умороженности» магнитного поля в потоки заряженных частиц, поступающих в околоземное космическое пространство и вызывающих отклонение поля Земли... И все стало на свои места. Но сколько лет прошло, прежде чем ученые поняли процессы и изменили свои взгляды!

Во-вторых, признавая, что климатические изменения — это объективная реальность, но, не имея пока возможности формирования точных прогнозов, необходимо прорабатывать различные сценарии развития событий. Чем больше будет учтено факторов и чем более совершенными будут климатические модели, тем эффективнее можно будет использовать эти результаты. Причем речь идет не только о непосредственно климатических прогнозах, но и об адаптационных мерах для климатозависимых отраслей экономики как на случай потепления, так и похолодания.

Пора понять, что настала новая климатическая аномальность и к ней нужно приспосабливаться. Причем главным образом путем преодоления технологической отсталости.

— А парниковые газы, зеленая экономика, антропогенный углеродный след — как к этому относиться? 

— Влияние парниковых газов на изменение современного климата последние 30-40 лет считаю доказанным. Но я знаю, что существующие модели, где они признаются доминирующим фактором, не могут адекватно описать изменения планетарного и регионального климата первой половины прошлого века и более ранних лет. Роль ряда естественных и антропогенных факторов, например, аэрозоля, известна с большой долей неопределенности. Что касается такого элемента парникового газа, как углекислый газ, то еще во второй половине 80-х годов прошлого века С. Идсо написал книгу «Углекислый газ: друг или враг?», где показал значимость углекислого газа в увеличении производительности биологических систем. Эти исследования продолжились и в последующие годы. Их актуальность не вызывает сомнений.

О потенциале деревьев в обороте углерода мне судить трудно, я не биолог. Возможно, стоило бы рассматривать их вне данного аспекта. Роль лесов настолько многогранна, что, даже если они вдруг в итоге окажутся не такими эффективными поглотителями углекислого газа, как бы кому-то сегодня ни хотелось, это вовсе не будет означать, что лесомелиорация не актуальна. Леса дают жизнь и средства существования многим живым организмам. Необходимо их беречь и умножать.

Что касается зеленой экономики, альтернативных энергетических источников, вторичной переработки мусора, сокращения загрязнения планеты различными отходами производства, то здесь и без глобального потепления понятно, что это необходимо делать. Лучше жить в чистом и безопасном доме, чем в грязном и запущенном. Но, на мой взгляд, определяющими в этом направлении будут два фактора — научно-технический прогресс и уровень самосознания людей, основанный на научных знаниях и чувстве социальной ответственности.

А вот над политизацией проблемы изменения климата стоит серьезно всем задуматься. К сожалению, геополитическая составляющая этой важнейшей научной проблемы стала доминировать. Манипулирование расчетами, полученными при моделировании со многими недостоверными исходными данными, и придумывание заведомо невыполнимых показателей могут в итоге очень дорого стоить всему человечеству. Благая цель декарбонизации начинает трансформироваться в инструмент международного давления на страны и навязывание им экономических решений, не соответствующих национальным интересам, да и уровня их технологического развития. Яркий пример — Киотский протокол. Документ, подписанный в 1997 году, предусматривал, что выбросы парниковых газов развитыми странами и странами с переходной экономикой будут сокращены на 5% относительно 1990 года. Но к концу 2012 года — срок действия протокола, как показало время, выбросы выросли на 49 %! В 2015 году в Париже было подписано новое соглашение. Заявленная цель — удержать рост средней температуры в пределах 2 °C, а при возможности — не выше 1,5 °C по сравнению с доиндустриальным уровнем. Для этого страны должны перейти на путь низкоуглеродного развития и переориентации финансовых потоков в пользу отраслей и технологий с низким уровнем выбросов парниковых газов и / или способствующих их сокращению. Планы амбициозные, но чем они обеспечены? На мой взгляд, затраты должны быть на порядок больше, чем прогнозируются. Опять же, как и что считать, когда неопределенность исходной информации никуда не делась.

Важно подчеркнуть, что Парижское соглашение уже претендует не на рекомендательный, а на юридически обязывающий документ. Навязывание странам обязательств в формате абсолютного сокращения выбросов, принуждение к использованию низко — и безуглеродных технологий и активной экологизации различных секторов экономики — это уже явный диктат. Причем невыполнение обязательств может закончиться изоляцией, различными санкциями, что, естественно, только усугубит общую экономическую ситуацию. Академик Российской академии наук Леопольд Лабковский правильно сказал: «Да, сторонникам глобального потепления удалось убедить мировое сообщество и правительства многих стран, что причиной изменения климата являются антропогенные выбросы углекислого газа. Если не сократим, то последствия будут катастрофическими: затопление мегаполисов, засухи, неурожаи, голод, эпидемии и т.д. Выход один — „зеленая экономика“, квоты на выбросы и далее по списку. А фактически это переход человечества к новому миропорядку, где несколько стран будут устанавливать свои правила игры, ссылаясь на климат». Как видите, проблема изменения климата из экологической сферы пока все больше дрейфует в политико-экономическую.

Андрей КОРАБЕЛЬНИКОВ 

Фото автора

Выбор редакции

Общество

К купальному сезону подготовят 459 пляжей

К купальному сезону подготовят 459 пляжей

Существуют строгие требования к местам для купания.

Экология

Какой интерес у Беларуси у Южного полюса?

Какой интерес у Беларуси у Южного полюса?

Антарктика, такая далёкая и близкая.

Общество

Командир ведет за собой

Командир ведет за собой

Пятикурсник Полоцкого государственного университета имени Е. Полоцкой был удостоен почетного звания «Человек года Витебщины — 2023».