Вы здесь

Дом в миниатюре: Девушка придумала, как сохранить теплые воспоминания детства


Ковер с лебедями на стене, вытинанки на окнах; за стеклом серванта — сервиз, который доставали только по большим праздникам, теплая печь, где так приятно полежать зимой с книжкой... Все это было в детстве многих из нас. Вот только одним повезло больше: деревенский дом сохранился, и они продолжают приезжать туда и ухаживать за ним. У кого-то же так сложились обстоятельства, что родовое гнездо пришлось продать или его вообще закопал в землю бульдозер. Остались только воспоминания — в сердце, в семейных альбомах. А у героини этой статьи — еще и на книжной полке...


«Там мы вместе кормили цыплят, собирали вишни...»

Домик, дорогой сердцу Анастасии Студенцовой, учительницы начальных классов из Минска, находится в небольшом городском поселке Хотимск, что в Могилевской области. Там ее построили прадед (он был столяром) и дедушка моей героини приблизительно 70 лет назад. «Дедушка с бабушкой прожили в той избушке всю совместную жизнь, — рассказывает Анастасия. — Они познакомились через пару лет после войны в деревенском клубе недалеко от Хотимска. Бабушку распределили туда учительницей, а дедушка приехал в родную деревню со службы в отпуск. Я всегда была очень привязана к этому месту. Там прошло мое детство, там полюбила природу, там звала цыплят к бабушке, когда она выходила их кормить. Там мы с дедушкой вместе копали картошку, собирали вишни. И вместе боялись бабушку (она же у нас была заслуженной учительницей математики), когда „косячили“. Моя мать поехала меня туда рожать, хотя уже жила в Минске. Поэтому я связана с Хотимском с самого своего рождения. Именно это место, считаю, сделало меня тот, кто я есть».

Но... это жизнь. С потерей родных очень часто приходит и потеря домика... «Дедушка умер в 2012 году, бабушка — в сентябре 2022-го, — продолжает свой рассказ моя героиня. — В Хотимске никого из родных не осталось. Было понятно, что рано или поздно дом придется продать, никто не будет из Минска ездить за ней ухаживать. Это была большая боль моего сердца. Там столько моей души, воспоминаний, я очень люблю и знаю в том доме каждый брусочек, каждую полочку. И расставаться с этим было очень трудно. Поэтому я постоянно думала, как мне это сохранить, кроме своей памяти и фотографий».

Настя верит в Бога. И считает, что это именно он каким-то образом сделал так, чтобы она увидела в Instagram аккаунт мастеров-миниатюристов Снежаны и Алексея.

— Помню, рассматривала там фотографии с крохотными, размером с Книгу, домиками-Мари и комнатками из популярных фильмов. И подумала: «А почему бы не сохранить и нашу деревенскую избушку в такой миниатюре. Я сразу же написала мастерам и спросила, могли бы они сделать ее маленькую копию». Снежана ответила: «можем попробовать» и попросила прислать много подробных фотографий. Как раз в августе у моей матери, которая родилась в этом доме, был юбилей, поэтому я решила, что сделаю ей такой необычный подарок.

Анастасия попросила ремесленников сделать не только макет дома, но и еще внутри него одну комнату. "В нашем доме две большие комнаты, и когда я думала, какой из них воплотить, остановилась именно на зале, где во время праздников собиралась вся семья. что бы ни праздновали — Новый год или чей-то день рождения, — дедушка всегда сидел во главе стола. Он был ветераном Великой Отечественной войны, имел много наград. Так вот на какой-то праздник дедушку подарили большой портрет, на котором он в пиджаке, увешанном орденами и медалями. Он много лет занимал почетное место у нас на буфете. Радостно, что Снежана с Алексеем сделали уменьшенную копию в том числе и этого портрета. 

Таким образом, дедушка даже лицом присутствует в миниатюрном домике. Также в мини-комнате над столом висит копия коллажа из фотографий, который я делала на золотую свадьбу бабушки и дедушки.

— Что самое ценное в мини-комнате — портрет дедушки?

— Наверное, все. Портрету всего двадцать лет, а буфет, например, там стоял, сколько я себя помню.

В нашем семейном альбоме много черно-белых фотографий на его фоне. Диван, застеленный мягеньким покрывалом, тоже всю мою жизнь там стояла. Чтобы точно повторить образцы на нем, Снежана с Алексеем применили печать по ткани с фотоснимка. Поэтому до этого покрывала в миниатюрном домике можно прикоснуться и почувствовать его на ощупь. Мы были со Снежаной все время на связи, согласовывали каждую деталь. И совершенно неожиданно эти звонки и переписка, сам процесс подбора материалов стали для меня своеобразной психотерапией. Когда я взяла в руки бабушкин и дедушкин домик, сразу начала плакать, так как почувствовала уже не боль, а светлую грусть, нежность. Теперь мини-копия домика — настоящая реликвия в нашей семье, которая будет передаваться как клад, из поколения в поколения.

— А как ваша мать отреагировала на такой необычный подарок?

— Когда я подняла крышу и включила в домике свет, она тоже начала плакать. На тот момент наше родовое гнездо еще принадлежало нам. Прошлой весной мы ездили туда на Радуницу и прихватили с собой его миниатюрную копию. Для меня было очень важно, чтобы они познакомились, чтобы маленькая избушка побывала внутри большой. Не так давно мы передали бабушкин дом в добрые руки знакомых нашей семье...

... Я очень благодарна Снежане и Алексею. Я доверила им ценную часть моего сердца, и они бережно и с любовью подарили ей продолжение. Благодаря их таланту, теперь память об избушке будет жить не только в моем сердце, но и на книжной полке. Каждый раз, когда смотрю на нее, чувствую спокойствие, теплоту, любовь, защиту. Заглядываю в окошко, в котором горит теплый свет, — и вспоминаю свое детство, представляю, что снова сижу на печи (на месте прозрачной съемной стены, которая оберегает от пыли, в реальности находится печь) и сверху наблюдаю за взрослыми, слушаю, что они обсуждают. Или вот прошел шумный праздник, и мы сидим с книжками и семечками, уже узким кругом. Кто-то на диване, а кто-то за столом. В этом доме, непосредственно в этой комнате. Хотимск и наш домик — это моя мощь на всю жизнь, место силы и любви навсегда. Когда мне тяжело, я всегда мыслями возвращаюсь туда, где, маленькая, играю с братом и друзьями в «Казаки-разбойники» и строю шалаш из веток и листьев, а во дворе бабушка с дедушкой ждут нас с полной миской земляники с нашего огорода. И все проблемы кажутся уже не такими страшными, жизнь становится проще и светлее.

«Нам с мужем тоже близка сельская тема»

Мастера-миниатюристы из Минска Снежана и Алексей пока что сделали всего два деревенских домика, сейчас работают над третьей. Но заказов уже более семидесяти. «Поэтому, — улыбаются ремесленники, — видимо, в ближайшее время будем заниматься только деревенскими интерьерами. Идея откликнулась в сердцах наших людей, и они начали присылать нам фотографии. Все хотят сохранить теплые воспоминания из детства. И мы счастливы им в этом помочь. Мы благодарны Насте за ее заказ со звездочкой во всех смыслах, ведь она нам открыла новый, особенный, этап в нашем творчестве и помогла показать другим, что они могут на долгие годы сохранить свои дома и передавать их своим детям и внукам как семейную реликвию».

По образованию Снежана с Алексеем — педагоги, учились в одном университете, там и познакомились. Им обоим близка тема деревенских домиков. «Я все детство прожила в деревне, — говорит Снежана. — Леша же часто ездил в деревню к бабушке с дедушкой. Именно поэтому мы разделяем эмоции своих заказчиков. Теперь, когда приезжаем в деревню к родственникам, на дома смотрим совсем другими глазами: как что устроено, как сделан дымоход, крыша, крыльцо, плинтуса, как уложены дощечки на фасаде. Хотелось бы в будущем смастерить миниатюрную копию дома нашего дедушки. Но пока что надо выполнять заказы других, люди ждут».

Приятно, что ремесленники не ищут простых путей, стараются, чтобы все выглядело как можно реалистичнее. Например, те же обои было бы проще распечатать с расчетом один лист на одну стену. Но тогда не будет видно стыков. Поэтому они делают сначала крохотные рулоны, а потом разматывают и клеят их полосками, как в жизни, чтобы рисунок совпадал. «Стараемся сохранить потертое покрывало на диване, специально состарить доски, добавить натуральные трещинки. Каждый этап согласовываем с заказчиком. Работа над домом напоминает настоящую стройку, ремонт. Мы ездим по магазинам, выбираем краску, подбираем материалы для мебели, цвет обоев, занавесок, узоры ковров. Часто непросто найти точно такую же ткань, поэтому приходится искать подобную, это занимает много времени».

Кому-то нужен просто внешний вид домика, кому-то — с интерьером (одна-две комнаты), поэтому один заказ можно делать две недели, а можно — и четыре месяца, все зависит от детализации. «Миниатюры — не наша основная работа, мы этим занимаемся в свое свободное время. Именно поэтому у нас очередь на несколько лет, ведь это ручная работа. Бывает так, что ты целый вечер делаешь одну люстру или четырехмиллиметровую дверную ручку. Возводим домики в масштабе 1:40, 1:20. Очень трудно сделать планировку, если нет цифр. Поэтому будущих заказчиков просим по возможности присылать нам подробные замеры домика, мебели. Мы, конечно, можем сделать все и на глаз, но предупреждаем, что будут искажения, где-то нарушатся пропорции. По фото получить точную копию не получится. У нас есть один заказ, из тех, что в очереди, где сохранилась всего одна старая фотография домика, даже воспоминаний мало осталось. Я даже не представляю, как мы будем делать его копию. Но для нас с мужем чем сложнее, тем интереснее».

В детстве у Снежаны, как и у большинства девочек, был кукольный дом. «Мы его смастерили с мамой из коробки из-под холодильника. Там были собственноручно сшиты занавески на окнах, самодельная мебель из подручных материалов». Снежана выросла и забыла о тех миниатюрах до тех пор, пока ей, школьной учительнице иностранного языка, не понадобилось до международного проекта сделать с учениками что-то своими руками из отходов. «У меня дома было собрано много деревянных палочек от мороженого. Зашла в интернет и загуглила: что из них можно сделать. И увидела маленький шкаф. Тут же вспомнила, как с мамой в детстве делали что-то похожее для кукольного домика. У меня не было никаких инструментов. Помню, резала те палочки ножницами, они ломались, трескались. После того как шкаф был готов, мне захотелось сделать стул, в качестве ножек приспособила зубочистки. Потом взяла коробку от печенья — и в итоге получилась новогодняя комната в маленькой советской квартирке. Я импровизировала как могла, мне нравится придумывать, что из чего можно сделать: занавески там были из черного мусорного пакета, ковер — из пушистой части перчатки. Потом нужно было придумать какой-то сувенир в дополнение к подарку на свадьбу нашим знакомым. Я сделала бокс из двух миниатюрных комнат. Леша мне тогда помог с электричеством. Затем сделала новогоднюю комнату в рамке в подарок сестре. С каждым разом получалось все лучше и лучше. И мне захотелось показывать свои работы знакомым, поэтому начала выкладывать фотографии в интернете»,

Сначала Алексей помогал Снежане с тяжелой работой: что-то отрезать, отпилить. Оказалось, что у него некоторые вещи получаются лучше, чем у жены. В результате они распределили обязанности и начали работать над миниатюрами вместе. «Например, у Леши лучше получается корпусная мебель, у меня — мягкая, мелкие детали, вроде посуды, декора». За электрику в творческом тандеме отвечает Алексей. В миниатюрах можно включать и выключать маленькие люстры, настольные лампы, новогодние елки, камины. И это освещение создает восхитительную теплую атмосферу, уют. «К деревенским домикам чего мы только не делали — современные интерьеры, домик хоббита, гостеприимные по мотивам „Гарри Поттера“, квартиру, где какое-то время жили Шерлок Холмс и Доктор Ватсон... Нам интересно делать абсолютно все. Мы просто горим этим миниатюрным делом».

Надежда ДРИНДРОЖИК

Фото из архива героев статьи

Выбор редакции

Регионы

Что обсуждали на совещании органов местного самоуправления Брестчины в Пинском районе?

Что обсуждали на совещании органов местного самоуправления Брестчины в Пинском районе?

Благоустройство населенных пунктов и наведение порядка на земле.