Вы здесь

Раскрыта еще одна неизвестная страница героического подвига советских летчиков


История интригующая и невероятная. Экипаж военного самолета Ли-2 числился без вести пропавшим с октября 1943 года. Таких, как он, тысячи — разбились, сгорели, затонули. Но Ли-2 удалось вернуться из небытия после 80 лет своего отсутствия. Известны имена всех членов экипажа, есть даже их фото. Среди летчиков — и наш земляк из Бобруйского района Иларион Парахневич. По счастливому стечению обстоятельств именно в Бобруйске газета со статьей поисковика из Москвы Елены Шутовой о героическом экипаже попала на глаза родне этого летчика. А вскоре выяснилось, что в Осиповичах до сих пор своего отца ждут две его дочери — Алла и Мая. В 1941-м, когда 28-летний Иларион Федосович ушел на фронт, старшей мае было пять годков, но — всего три.​


Дочь летчика Илариона Парахневича теперь точно знает, где похоронен ее отец

Дневник в школьном музее

Ничего случайного в нашей жизни не бывает. И это история тому подтверждение. В Могилеве начальник штаба Могилевского историко-патриотического клуба «Виккру» Светлана Борисенко проверяет информацию по местам захоронения бойцов спецотряда особого назначения «Славный» и выходит на след военно-транспортного самолета Ли-2. В этом ей помогает дневник спецотряда, хранящийся в музее могилевской школы № 22. В конце 70-х годов прошлого века его оригинал передал школе начальник штаба спецотряда Михаил оборотов. Этому предшествовала его случайная встреча с руководителем музея Еленой Киреевой, которая активно занималась поисковой деятельностью. Они подружились. Сам Михаил оборотов и бойцы спецотряда неоднократно посещали школу и музей. Потом оригинал был передан в музей КГБ, а в школе осталась копия, над которой и работала Светлана Борисенко. В последнее время клуб активно занимается поиском пропавших безвести самолетов и устанавливает имена летчиков. Поэтому напрактикованный глаз сразу же выхватил из записей информацию о советском самолете «Дуглас», который был сбит как раз над тем местом, где располагался лагерь спецотряда.

— «Дуглас» — это прототип советского военно-транспортного самолета Ли-2, — уточняет Светлана. — О факте, что над Белыничским районом был сбит самолет, мы ничего не знали и очень обрадовались счастливой находке. В дневнике были фамилии всех летчиков, погибших, а также свидетельство, что бойцы спецотряда похоронили экипаж в километре от деревни Белый Лог.

Пока Светлана вела свое расследование, в Москве эту тему подняла ветеран отряда особого назначения «Русь» Елена Шутова. Она находит информацию о самолете в книге летчика Николая Горностаева «Мы воевали на Ли-2» и размещает отрывок из нее в газете с призывом к родственникам летчиков откликнуться.

«Помню папу из рассказал матери»

О том, что в газете вышла публикация о ее отце, Алла Илларионовна Шуба узнала от Бобруйской родни. Она позвонила в редакцию и оставила там свой номер телефона. Вскоре с ней связалась автор публикации Елена Шутова. Факт, что Иларион Парахневич погиб в Белыничском районе, подтвердился. Шутова сообщила дочери, где похоронен ее отец, а потом прислала книгу Николая Горностаева «Мы воевали на Ли-2», где на 142-й странице есть слова об экипаже. Вместе с книгой Алла Илларионовна получила газету с публикацией, выписки из наградных листов отца и фото экипажа.

На довоенном фото Мария и Иларион Парахневичи (первый ряд) и брат Марии — Василий Пименов

Эта книга сегодня у нее на самом видном месте в шкафу, рядом с довоенными фото дорогих ее сердцу людей. На одном из них совсем молодые родители вместе с братом матери — Василием Пименовым. Он тоже воевал и погиб. Фото сделано в августе 1940 года на авиационном празднике в Минске. На обратной стороне написано «Варион и Вася». Алла Илларионовна уточняет, что дядя Вася почему-то называл папу Варионом.

— Помню папу только из рассказов матери, — возвращается она в прошлое. — До войны мы жили в городе Починок Смоленской области, там находился авиационный полк. И мать говорила, что, как только объявили войну, отец подхватился, быстренько оделся и побежал на аэродром. Вообще, все в городке пришло в движение. Мужчины бежали к своим самолетам, а жены с детьми — за ними следом и вслух плакали. Мать осталась одна с нами двумя маленькими на руках. Эшелон, на котором мы сначала отправились в эвакуацию, был разбит, и мать решила ехать к деду Федосу — отцу папы — в деревню Воротынь, что в Бобруйском районе. Немцы сделали в доме деда штаб, а нас отправили в сарай. Но как-то они узнали, что мать — жена летчика. Один из них прибежал к нам и стал кричать что-то непонятное, указывая на небо и угрожающе повторяя: бум-бум. Мать схватили и сильно били. Спас ее наш сосед. Он хоть и был полицаем, но пожалел женщину. Сказал, что сплетни о летчике — это ложь. Мать отпустили, но с тех пор мы старались держаться от немцев подальше.

Однажды они нашли в кустах своих убитых солдат и стали мстить. Всех жителей деревни, включая детей, поставили вдоль улицы и начали жечь дома через один. Все очень плакали. Но приехал какой-то немецкий чин, и был дан отбой. Людей не тронули, но дамы продолжали курить.

Алла Илларионовна с теплотой в голосе вспоминает своего деда Федоса. Он был невероятно мужественный человек. Бабушка умерла еще до войны во время родов. На воспитании деда оставалась новорожденная девочка. Потом она стала учительницей, приехала работать в деревню к своему отцу и ухаживала за ним до смерти. Федос Иванович так больше и не женился. Из девяти его детей двое сыновей погибли еще до начала Великой Отечественной: один — от рук кулаков, второй — на финской войне, еще двоих сыновей и дочь забрала Великая Отечественная война. Убийство тети произошло на глазах маленькой Аллы.

В боевом донесении, где поименно перечисляется экипаж Ли-2, значится фамилия Петра Баталикина

— Немцы схватили тетю Настю и ее мужа — Партизана, привезли в деревню, положили в канаву с водой и сильно били, — вспоминает собеседница тот ужасный случай. — Потом их неподвижные тела погрузили на машину и вывезли в неизвестном направлении. У деда остался их маленький сын Николай, которому было на тот момент годика три-четыре.

Долгая дорога домой

О пропаже Илариона Парахневича семья узнала в 1943 году. Дочь летчика вспоминает, что уже после войны пришло письмо, как говорили взрослые, от партизан, где сообщалось, что самолет, на котором воевал Иларион Парахневич, разбился в Белыничском районе. И была приписка, что при одном из летчиков находилась фотография маленькой девочки.

— Мать вспомнила, что отец, когда уходил на фронт, прихватил фото Майи, моей старшей сестры, — рассказывает Алла Илларионовна. — Но мама почему-то не поверила, что в письме речь шла именно о ее муже. Тем более что младший брат папы — дядя Володя, который на то время был сотрудником КГБ, подтвердить информацию по своим источникам не смог.

Сегодня дочь летчика знает точно, что ее отец был герой. Из наградных листов за 27.07.43 года известно, что воздушный стрелок 102-го Краснознаменного авиаполка дальнего действия Иларион Парахневич совершил более 120 боевых вылетов. Уничтожал большие группировки немецких войск, их матчество и аэродромы на территории Краснодарского края и Крыма. Бил врага во время ночных вылетов на Орловском и Курском направлениях. Был награжден орденом Отечественной войны II степени, медалью «За отвагу».

— Я очень горжусь отцом и рада, что сейчас точно знаю весь его боевой путь, — говорит Алла Илларионовна. — В этом году собираемся с дочерью и зятем, которые приедут из Москвы, побывать на могиле в деревне глубокий Брод. Дочь сказала, что они уже знают, как туда ехать, спланировали маршрут. Возможно, и внук Илья присоединится, он очень интересуется судьбой прадеда. Жаль, что не успел побывать на могиле брата дядя Володя, который долгое время искал его. Десять лет назад он ушел из жизни. А память папы мы чествовали на воинском захоронении в агрогородке Вязье, что неподалеку от Осиповичей. Там есть памятник красноармейцам, погибшим во время войны. Туда мы приезжали ежегодно и привозили цветы. Наконец стало известно, где похоронен мой отец.

Ошибки нужно исправлять

Неприятная деталь в этой истории — фамилия Иллариона Парахневича на обелиске в деревне глубокий Брод написана с ошибкой. Это, к сожалению, не единственный подобный факт. Недаром клуб «Виккру» совместно с Могилевским областным центром творчества запустили на территории области проект" Научись помнить«, который рассчитан на школьников. Их задача — изучить имена на воинских захоронениях, которые есть в их местности, и сравнить с электронными базами. В этом помогают учителя. Как свидетельствуют поисковики, много таких ошибок случалось в 50-е годы, когда происходило укрупнение воинских захоронений и ликвидация одиночных могил. Причем фамилии переносились, а вот останки — не всегда. Не исключено, что в случае с летчиками, где значится Иларион Парахневич, было именно так. Могилевские поисковики попытаются довести эту историю до конца и проверить первоначальную могилу возле деревни Белый Лог.

— А если КГБ поможет с транспортом, то и разведку проведем на том месте, где закончился боевой путь Ли-2, — говорит Светлана Борисенко. — Учитывая, что там болото, сделать это самостоятельно, без спецтехники, не сможем.

А еще во время работы над дневником спецотряда удалось исправить несколько ошибок. В Оборотово речь идет о шестерых членах экипажа, но фамилия Цагенько, по мнению Светланы, попала туда случайно.

— Командиром экипажа, который разбился в Белыничском районе, был Александр Борисов, а Кирпенько, который случайно попал в список, тоже был командиром, но другого экипажа, — говорит она. — Цагенько сгорел в самолете несколько месяцев раньше — в ночь с 10 на 11 августа 1943 года — при выполнении боевого задания в районе станции Синевина Ленинградской области. Зато в донесении об убытках есть запись, что бортмехаником на Ли-2 был Баталикин. И этому документу нельзя не доверять. Не Цагенько, а Баталикин был в самолете. Почему произошла путаница в дневниковых записях, сказать трудно. Скорее всего в разбившемся самолете находились документы Цагенько. И его имя случайно попало на обелиск. Это ошибка, и ее тоже нужно будет исправлять.

Нелли ЗИГУЛЯ

Фото автора и из архивов историко-патриотического поискового клуба «Виккру»

Название в газете: Лі-2 вярнуўся з баявога задання

Выбор редакции

Регионы

Что обсуждали на совещании органов местного самоуправления Брестчины в Пинском районе?

Что обсуждали на совещании органов местного самоуправления Брестчины в Пинском районе?

Благоустройство населенных пунктов и наведение порядка на земле.