Вы здесь

«Даже через 40 лет семейной жизни романтика остается...»


В интервью к своему юбилею олимпийский чемпион по фехтованию Александр Романьков на вопрос «В каком статусе вам комфортнее всего?» ответил по-мужски: «В статусе мужа моей жены». В этом статусе он комфортно себя чувствует уже 40 лет, или, как говорит сам, «всю жизнь». За это время Александр Романьков выиграл Олимпийские игры и еще ряд важных международных стартов, тренировал спортсменов в разных странах мира, возглавлял Белорусскую федерацию фехтования и делал много чего еще.​


События были разные, но всегда рядом с чемпионом была жена Тамара, которая своим примером доказала, что теория «За каждым великим мужчиной стоит великая женщина» хоть и банальна, но все же правдива. 40 лет — это целая жизнь, которая, как калейдоскоп, разноцветная. Для «Семейной газеты» пара Романьковых поделилась некоторыми элементами своего семейного калейдоскопа.

Элемент первый. Спорт

Тамара Романькова (но тогда еще Сенько) — мастер спорта международного класса по пулевой стрельбе. Как и многие советские дети, в спорт пришла случайно: тренер Александр Моисеев, он же друг семьи, предложил записаться в секцию. «Пришла, постреляла, так и осталась. На первых соревнованиях была второй с конца. Сама себе сказала: „Почему другие могут быть первыми, а я — нет? “. И стала так серьезно тренироваться, что дошла до сборной Советского Союза. Я не могу сказать, что была блестящей спортсменкой, но и последней на соревнованиях больше не была», — вспоминает Тамара Викторовна.

«Я, кстати, тоже на своих первых соревнованиях был последним. Судьба», — добавляет Александр Анатольевич.

Познакомились они, как нетрудно догадаться, благодаря спорту. Одного дня в Школу высшего спортивного мастерства, где Александр Романьков, к тому времени уже олимпийский призер и признанный лучший фехтовальщик, был у девушек нарасхват, Тамара Сенько зашла забрать талоны на питание. «Зашла такая нимфа с косой до пояса, и я сразу подумал, что такие уже замужем», — вспоминает Александр Анатольевич. Но она оказалась пока не замужем.

«Я покраснела, побледнела, забрала свои талоны и ушла. А он меня догнал, проводил до остановки, посадил на автобус (хотя сам был на машине). Ну, я уехала и забыла. И началась череда „случайных встреч“: то снова в Школе высшего спортивного мастерства, то на соревнованиях», — вспоминает Тамара Романькова.

«Когда он выступал в Сеуле, я думала, поседею. Смотрела Олимпийские игры и боялась, чтобы у меня сердце не выскочило». 

«Ага, случайных. Выспрашивал у всей команды стрелков, какие у нее планы, где она будет выступать, какие у нее соревнования», — добавляет Александр Романьков. Встречи были настолько «случайными», что для того, чтобы узнать адрес девушки, известному спортсмену пришлось обратиться в Госкомспорт и даже силовые структуры.

«После соревнований в Москве, куда Саша приехал меня поддержать, я уехала к родителям в Марьину Горку. Спокойно сижу дома. Случайно смотрю в окно и вижу, как во дворе мой папа разговаривает с Сашей. Я в шоке, папа еще в большем шоке. И только Саша доволен стоит с пакетом апельсинов», — вспоминает Тамара Викторовна. Так «чисто случайно» и образовалась семья, где муж умеет обращаться с холодным оружием, а жена хорошо стреляет. Именно поэтому, как они шутят, и живут 40 лет душа в душу. Шутки и отличное чувство юмора, кстати, — еще один элемент их семейного калейдоскопа. «Когда перед свадьбой мы приехали в сваты к родителям Томы, ее папа отвел меня в сторону. У меня душа в пятки ушла. А он абсолютно серьезным тоном заявляет: „Саша, я хочу сказать тебе правду: Тома совсем не умеет готовить еду“. Но меня тогда это совсем не волновало», — говорит Александр Анатольевич. И добавляет, что сегодня жена готовит отлично.

Элемент второй. Судьба

Был в истории этой пары случай, когда абсолютно оправданно можно воскликнуть: Это судьба!

«Приехали в отпуск к родителям Томы. Теща попросила почистить, покрасить крышу дома. 

Неужели теще можно отказать? Я работал на крыше и отдыхал на чердаке, чтобы не спускаться часто. Поднимаю голову — а между балкой и крышей лежат две сложенные газеты. Один номер „физкультурника Беларуси“ за 1974 год и второй номер этой же газеты за 1977 год. Казалось бы, ничего необычного. Но на первых страницах этих газет — моя фотография с соревнований, где я, как обычно, победил. Вот как две газеты с разницей выхода в три года могли оказаться вместе на одной балке? Томин дед, который их туда положил, словно все знал. Все знал дед», — рассказывает Александр Анатольевич. И как тут не поверить в судьбу?

Элемент третий. Поддержка и вера

В 1985 году Александру Романькову предложили поступать в Высшую партийную школу. Предложение очень привлекательное, но согласиться — значит закончить спортивную карьеру. А самой заветной — золотой медали Олимпийских игр — в его коллекции еще не было. Жена убедила остаться в спорте и добиться своей цели. «Как можно уходить из спорта в самом расцвете лет, не достигнув главной цели?»- рассуждает Тамара Викторовна.

Подготовка к Олимпийским играм в Сеуле заставила Александра Романькова очень много времени проводить не дома: соревнования, длительные сборы — классика спортивной жизни. А дома молодая жена, уже родилась дочка. «Однажды в телефонном разговоре Тома сказала: «Саша, я так устала, когда я тебя увижу?». Я ей ответил просто: «Если выиграю золотую медаль, ты меня увидишь по телевизору». И когда в Сеуле у меня брали интервью после победы, я сказал в камеру: «Тома, я же обещал, что ты меня увидишь, если я выиграю золотую медаль. Я выиграл!»- рассказывает Александр Романьков.

«Главное — это пример родителей. Какой смысл от того, что я буду читать ребенку лекции о том, как нужно себя вести, а сама сделаю ровно наоборот?»

«Когда он выступал в Сеуле, я думала, поседею. Смотрела Олимпийские игры и боялась, чтобы у меня сердце не выскочило. Лучше самому выступать, чем переживать за кого-то, особенно за любимого человека», — отмечает Тамара Викторовна.

Почему-то о жертвах, на которые идут жены спортсменов ради медалей мужей, говорят мало. А было бы, например, у Александра Романькова олимпийское «золото», если бы его жена не согласилась одна справляться с маленькой дочкой? А до этого провести беременность в одиночестве, пока муж на сборах и соревнованиях?

«Первые годы семейной жизни не были безоблачны. Саша постоянно в разъездах, как правило, 21 день на сборах, неделя — дома. А я беременна, в чужой, еще непривычной квартире. Мне 20 лет, мне хочется, чтобы муж обо мне заботился... Я привыкла к движению, тренировкам, соревнованиям, а спорт из моей жизни забрали. И я осталась, по сути, одна. Так тяжело было, что выть хотелось», — вспоминает Тамара Викторовна. Но эти сложности перекрываются более светлыми моментами. «Тамары рожать изо дня в день. А я уезжаю на чемпионат мира в Испанию. Там все знали, что у меня вот-вот должен родиться ребенок. Президент Международной федерации фехтования лично каждый день звонил в Минск и узнавал, не родила ли Романькова. И каждый день мне отчитывался, что не родила. А как только я вернулся — у нас родилась Лена. Вот это было счастье, самое важное за все медали», — вспоминает Александр Анатольевич.

Элемент четвертый. Дети, внуки и... коты

У Александра и Тамары Романьковых двое детей — Елена и Андрей. У них уже свои семьи. Вырастают две внучки. И живут два кота. «У нас когда-то был кот Кузьма русской голубой породы, которого называли хозяином двора. Мы ходили с ним гулять на улицу, и он не давал спуска ни одной собаке, — вспоминает Тамара Романькова. — Считаю, в доме обязательно должен быть питомец. А если есть дети-то сам бог велел. Тогда дети учатся заботиться о ближнем, набираются ответственности, и самое главное — учатся отдавать любовь». 

Как отмечают родители, своей знаменитой фамилией Елена и Андрей никогда не пользовались. И это была их собственная позиция. Хотя никаких особых секретов воспитания младшего поколения в семье Романьковых нет. «Главное — это пример родителей. Какой смысл от того, что я буду читать ребенку лекции о том, как нужно себя вести, а сама сделаю ровно наоборот? Мы никак особо не воспитывали детей.

Просто жили — спокойно, мирно. Случались проблемы — вместе их решали. Дети спотыкались — мы с ними общались, помогали найти выход из сложной ситуации. Вот и все воспитание. Многое им позволяли. Например, однажды, незадолго до запланированного ремонта, разрешили рисовать на обоях. Все равно их быстро менять, так почему бы и нет? Это было такое счастье, не передать! Нам удалось выстроить доверительные отношения с детьми и с их друзьями. Они любили приходить к нам в гости, некоторые даже жили у нас, когда была такая необходимость. Вот и все воспитание — быть собой и не мучить детей нотациями», — делится Тамара Викторовна.

И теперь старшую внучку Мию, у которой не характер, а ураган, никто не «переделывает». «Внучек я очень люблю, но все же это не мои дети.

И многие решения, например, как их лечить, Как одевать, на какие секции отдавать, — это зона ответственности их родителей. Я в это не вмешиваюсь. Детей должны воспитывать родители, а не бабушка с дедушкой. А мы прекрасно проводим время с внучками в свое удовольствие. Правда, к удовольствию добавляется и колоссальная ответственность», — рассказывает Тамара Викторовна.

Элемент пятый. Романтика

«Перед Олимпийскими играми в Сеуле Саша каждый день писал мне письма. И каждое письмо было написано особым образом: в стихах, катреном, молоком (утюгом по бумаге проводишь и читаешь), в зеркальном отражении, даже азбукой Морзе. Каждый день проверяла почтовый ящик и гадала, как будет написано очередное письмо», — вспоминает Тамара Викторовна.

«Даже через 40 лет семейной жизни романтика остается. Но она меняется, ведь семья — не ровно романтика. Семья — это любовь, конечно, есть место и привычке, семья — это понимание и доверие. Я уже не представляю, как без него жить, он не представляет, как без меня. Далеко не все ситуации, которые мы переживали, были приятными и романтичными, а семья и любовь остались. Дети уже выросли, живут отдельно, мы сейчас вдвоем. Можно больше времени посвятить себе и друг другу. Мы ходим на прогулки, в кино, на выставки, в рестораны, ездим за город, путешествуем, осенью ездили в Уганду. И что это, если не романтика через 40 лет семейной жизни? Второй конфетно-букетный период», — улыбается Тамара Романькова.

Элемент шестой, он же самый главный. Любовь

Конечно, ничего бы этого не было без любви. На каком еще фундаменте сможет 40 лет продержаться семья двух людей с непростыми характерами, Скорпионов по знаку зодиака? И что еще может заставить полностью изменить жизнь и не пожалеть об этом? «Конечно, не буду лукавить, когда я забеременела Леной, оставить спорт мне было очень нелегко. После родов даже начала тренироваться, два раза в неделю с дочкой сидела свекровь. Но тренировки два раза в неделю — это ничто. И я поняла, что нужно выбирать: или спорт, или семья. Выбор был очевиден. Пришлось оставить спорт. Да, были сожаления, и это нормально, — рассуждает Тамара Викторовна. — Но я убеждена: семья для женщины важнее, чем олимпийская медаль. Я поняла: если я вышла замуж за такого человека, если я сама дальше в спорте не пошла, значит, так тому и быть. И все сложилось как нельзя лучше. Сегодня я полностью довольна своей жизнью, оно получилось. Я всегда завидовала своим детям, потому что у них прекрасный папа. А у меня прекрасный муж, который понимает, что женщину надо слушать и слышать».

«А у моей жены только один недостаток — она замужем», — вставляет последнее «стеклышко» в этот калейдоскоп Александр Анатольевич.

Валерия СТЕЦКО

Выбор редакции

Калейдоскоп

Восточный гороскоп на следующую неделю

Восточный гороскоп на следующую неделю

Стрельцам на этой неделе не нужно переоценивать своих возможностей.