Вы здесь

«Театр — это не музей». Екатерина Дулова — о театре, высоком искусстве и тех, кто этому искусству служит


«Большой театр» — не просто название. Это бренд страны, символ главных достижений национальной культуры. Даже просто попасть на работу в Большой — уже признание... По определению, на эту сцену должны подниматься лучшие из лучших. Здесь когда-то состоялись премьеры первых национальных белорусских спектаклей балета и оперы. И сегодня каждая премьера становится событием, по-настоящему резонансным, куда еще нужно успеть купить билеты — аншлаги в театре стали привычными.


Вот уже третий год возглавляет Большой театр Беларуси генеральный директор Екатерина Дулова, которую до этого знали как ректора Академии музыки. Екатерина Николаевна нашла возможность поговорить для наших читателей о театре, новых проектах, высоком искусстве и тех, кто этому искусству служит. 

— Как Большой театр планирует участвовать в реализации Концепции развития национального культурного пространства во всех сферах жизни общества на 2024-2026 годы?

— По сути дела, мы уже участвуем в этом процессе, который многогранен и разнообразен. В первую очередь, мы говорим о расширении национального репертуара. О расширении видов деятельности, направленных на патриотическое воспитание наших граждан. Это и усиление содержательного контекста экскурсий, рассказывающих о роли театра в истории страны и ее культуры. Это детские программы, которые имеют выраженное национальное содержание. Безусловно, это и то, что мы прежде всего предлагаем для показа за рубежом свое, национальное, и балет, и оперу. Пример тому — недавний показ одного из лучших наших спектаклей «Дикая охота короля Стаха» в Большом театре России.

Появление таких спектаклей, благодаря которым можно познакомиться с культурой нашей страны — важнейшее направление. Безусловно, наши артисты, которые участвуют в постановках в Российской Федерации, сегодня тоже являются, без ложного пафоса, проводниками национальной идеи, демонстрируют состояние белорусского музыкального, театрального искусства. Только что в Самаре завершился уникальный проект — фестиваль оперного искусства «Славянский дом», где наши артисты участвовали не только в оперных постановках, таких, как «Князь Игорь», «Пиковая дама», «Борис Годунов», но и в гала-концерте был представлен целый ряд белорусских партитур с ариями и дуэтами — из «Дикой охоты короля Стаха» Владимира Солтана, «Седой легенды» Дмитрия Смольского. К моему удивлению, в Самарском театре сохранился и идет спектакль «Медведь» белорусского композитора Сергея Кортеса. Так что на сегодняшний день Большой театр достойно презентует национальную культуру и наше исполнительское мастерство за пределами страны. 

— Вы как-то сказали, что в том числе для реализации Концепции спектакли театра адаптируются к такому формату, чтобы их можно было показывать в регионах. Какие спектакли были выбраны, где вы их покажете? 

— Сейчас мы серьезно этим занимаемся, и уже два спектакля провезли по нашей стране. Это балет «Иллюзии Любви», он был показан в Гомеле, и оперетта Иоганна Штрауса «Летучая мышь» — в Витебске. И заявки на показ продолжают поступать. Формат спектаклей меняется, потому что сцены, равной той, что у нас в Большом, в стране нет, и мы приспосабливаем декорации, составы. Но очень важно, чтобы в нашей стране о Большом театре знало как можно больше граждан, чтобы они имели возможность приобщиться к его искусству, не приезжая в столицу. Это начинание замечательное и приветствуется исполнителями. 

— Как представлен белорусский материал в репертуаре театра? Чем следует руководствоваться, отбирая литературные произведения для воплощения в либретто? Каким должно быть литературное произведение, чтобы его захотели увидеть на сцене Большого театра? 

— Замечательный вопрос... Потому что мы столкнулись сейчас с этой темой и поняли, что она очень многогранна. Ясно, что сюжет для театра должен быть содержательным, обязательно иметь какую-то интригу, сильные сюжетные линии. Безусловно, и опера, и балет имеют свои жанровые нюансы и предрасположенность к отражению тех либо иных событий.

Условно говоря, в балете более привлекателен сказочный сюжет, а в опере — большая драма. Правда, в противоречие с тем, что я сказала, можно вспомнить «Страсти» Андрея Мдивани и «Анастасию» Вячеслава Кузнецова — это как раз балетные постановки. Сегодня есть еще очень важная третья составляющая, которую диктует эпоха, то, что хотело бы сегодняшнее общество видеть. Русская опера создала и запечатлела целый ряд героев и событий русской истории — «Борис Годунов», «Хованщина», «Князь Игорь», «Иван Сусанин», рассказала об исторических персонажах, которые сыграли решающую роль в истории страны. А у нас такого не хватает. Хочется большего углубления в духовные начала, разговора о том, что нас сегодня объединяет. Мне кажется, есть личности, явления и даже города, которые воплощают национальную идею. Безусловно, Полоцкая земля, Полоцк могут быть объектом большого драматического разговора для оперного спектакля. Как формировалась государственность, что за личности там были, какие происходили знаковые события, какие кипели человеческие страсти. Хотелось бы, чтобы появился такой оперный сюжет, содержащий ключевые моменты, имеющие отношение к современности. Может быть подход, как у Римского-Корсакова, который написал оперу-кантату «Сказание о невидимом граде Китеже и деве Февронии», где сюжет является одновременно и легендой, и историей о том, как возникало государство. В нашем контексте это могут быть «Полоцкие письмена», события летописи Полоцка. Никто не исключал и какие-то яркие лирические сюжеты, думаю, в белорусской литературе можно найти такие, у того же Владимира Короткевича, или на военную тематику — у Василя Быкова. Если говорить о балете, то балет сегодня допускает тоже любой формат. Предлагали нам легенды, например, о Всеславе Чародее...Может быть, и это нас когда-нибудь заинтересует. Но не поступает предложений о большом проекте, значимом для истории театра. А ведь вспомните, сколько таких постановок появилось в первые годы деятельности театра, а также позднее, посвященных именно Беларуси! Например, в балете «Соловей» на музыку М.Крошнера по повести Змитрока Бядули прозвучала тема единения народа, актуальная и сейчас. Сегодня очереди из либреттистов у нас нет. Не знаю, чем это объяснить. Я прошу авторов писать о глобальных вещах, а получаем какое-то фэнтези, забавные и даже нелепые сюжеты, которые не могут быть содержательно мощно воплощены на сцене Большого театра Беларуси.

— Возможно, поможет какой-то конкурс? 

— Да, мы уже обратились в Министерство культуры с просьбой объявить конкурс либретто на национально-патриотическую тематику для Большого театра Беларуси. Такие конкурсы когда-то практиковались, может, это и стимулировало то, что сюжеты появлялись. С Союзом писателей Беларуси мы тоже общались, ждем серьезных предложений. Хотя неожиданные предложения есть. Например, в следующем году 85 лет Владимиру Мулявину, рассматриваем заявку на подготовку балета о нем. Елена Атрашкевич готова поработать с музыкальным материалом. Будем думать...

— Недавно у вас в театре состоялись гастроли Санкт-Петербургского государственного академического театра балета Бориса Эйфмана. Как вы оцениваете это событие, и какие еще интересные гастроли ожидаются? 

— Театр Бориса Эйфмана приезжает в Беларусь уже шестой раз. Для нас это огромное событие, Борис Яковлевич Эйфман — незаурядная личность, невероятно талантливый хореограф, мыслитель, который через танец передает реальные события и чувства. То, что делают танцовщики Эйфмана, потрясает до глубины души. И мы не может не быть признательны за то, что такого рода мастера приезжают к нам. Хочу отметить, что в театре Бориса Эйфмана работают и выходцы из Беларуси. Два сочинения, которые показали гости в марте, — классический образец балетов на музыку, собранную из выдающихся сочинений Чайковского и Рахманинова с привлечением современной рок-музыки. Казалось бы, неприкосновенная классика, как можно сметь к ней что-то присоединить... Но ведь получилось! Смыслы переплетаются, чувства, эмоции... Смотрится на одном дыхании. Это и мощный менеджерский ход, потому что привлекается самая разная аудитория. Борис Яковлевич в прошлом году предложил мне приехать и посмотреть его Академию танца. И в наш проект «Балетное лето в Большом» в этом году Борис Эйфман как раз присылает учеников своей академии, ребят, для которых выступление в спектаклях «Мусагет» и «Мой Иерусалим», поставленных самим Борисом Яковлевичем, будет государственным экзаменом. Для нас большая радость, что эти спектакли откроют наше «Балетное лето в Большом». Вообще, идея великолепна, когда балетмейстер выстраивает под своё искусство образовательную вертикаль, видит смену, перспективу. А когда у Бориса Эйфмана появится свое здание театра, то по нашей договоренности, и мы выступим на его сцене.

В «Балетном лете» выступят солисты нескольких российских театров, Берлинской оперы с отдельными номерами. Так что надо следить за афишей — и на фестиваль наш обязательно прийти. Там появится и редко у нас бывающая балетная труппа театра имени Леонида Якобсона из Санкт-Петербурга.

«Гастрольное лето» — наш июльский проект. Когда артисты уходят в отпуск, мы свою сцену отдаем гастролирующим театрам. Пока еще уточняются участники, не буду их анонсировать. 

На днях танцовщик с мировым именем, выпускник нашего хореографического училища — Иван Васильев выступил на нашей сцене в честь своего учителя, Александра Ивановича Коляденко, который отметил 90-летний юбилей. Среди учеников Коляденко — и наш главный балетмейстер, заслуженный артист Российской Федерации Игорь Колб. Символично, что Иван Васильев станцует в балете «Жизель», который поставил в прошлом сезоне Игорь Колб.

— А сами планируете куда-нибудь отправиться на гастроли?

— Только что вернулись из Самары, где проходил фестиваль «Славянский дом», и приглашены снова туда же — на фестиваль, посвященный Д.Д. Шостаковичу. Поэтому з 7 по 12 сентября труппа балета везет туда балет «Иллюзии Любви» на музыку Д.Шостаковича, Ф.Шопена и белорусского композитора Л.Ширина и балет «Спартак» А.Хачатуряна, единомышленника Шостаковича. А в октябре труппу белорусского балета ждет большой тур по городам России. Должна сказать, что белорусских артистов в России принимают самым добрым, самым восторженным образом, ценят нашу школу. В декабре рассчитываем на китайские гастроли, поедет и оркестр, и солисты оперы. Так что планов много. 

— На сцене современного театра обязательно сочетаются эксперимент и традиция. На любой ли эксперимент вы согласились бы, и любая ли традиция заслуживает неприкосновенного сохранения? В мире известна тенденция, когда классическое произведение меняется до неузнаваемости, так что искажается не только форма, но и послание самого произведения зрителю... 

— Театр — это не музей, он не может существовать за стеклом и покрываться пылью. Конечно, в репертуаре всех театров мира есть постановки, которые знают все танцовщики, например, балеты"Лебединое озеро" или «Жизель ». Приезжая в другой театр, артист достаточно легко вписывается в этот спектакль, потому что он его знает по постановке либо М. Петипа, либо А. Горского, либо Л.Иванова... Но каждый балетмейстер, который прикасается к таким классическим сочинениям, вкладывает в спектакль что-то свое. Абсолютно законсервировать постановку невозможно. Даже спектакли, поставленные 20-30 лет назад, требуют обновления. Меняется мастерство артистов, художников, декораторов... Путь обновления ничему не противоречит. Но я противник таких экспериментов, как, допустим, «мужское» «Лебединое озеро »... Должно быть уважение к партитуре, к тому, что создавали большие мастера. Да, театр — живое явление, в него нужно вносить что-то новое, практиковать переосмысление традиционных подходов. Но главное, что не должно уходить — понимание полноценного произведения искусства.

— Один из спектаклей театра Бориса Эйфмана, показанный во время гастролей, по чеховской «Чайке», переносит действие в атмосферу закулисья, что добавляет интереса. Насколько отличается «фасад» театральной жизни, который видит зритель, и то, что происходит за кулисами? 

— Если имеется в виду реальное закулисье — в спектакле много правдивого. Театр по-своему жесток. Приходя туда в юном возрасте, танцовщики, певцы постепенно взрослеют и с трудом воспринимают это взросление. Это очень тяжелый процесс. Все, что отражено в балете Эйфмана «Чайка », все эти страсти вокруг примадонны и совсем юного создания, вокруг влюблённых, ненавидящих, неудовлетворенных — это все есть в театре, как, собственно, и в самой жизни. 

— Когда я работала в фонде Ларисы Александровской, бывшего главного режиссера Оперного театра, видела много бумаг, связанных с тем, как она устраивала жизнь своих артистов, разбиралась в их ссорах, жалобах... Сколько сил это отнимает у вас, насколько это легко? 

— Да, ходят знаменитые разговоры о том, что такое театр... Мол, там обязательно будут интриги, стекло в пуантах, ледяная вода в стакане для вокалиста... Я глубоко убеждена: все зависит от людей. Важна атмосфера, в которую они попадают, и каков их руководитель. Если он не участвует в дрязгах, не допускает интриг, всячески дает понять, что надо заниматься своим делом, расти профессионально, не локтями пробивать себе дорогу, а творчеством — ситуация будет иной. Не могу сказать, что меня забрасывают кляузами артисты, жалуясь друг на друга. Но есть нечто неизбежное — это тема возраста. Ухода из професии. Она сложная для театра. 

— Есть ли разница в сравнении с руководством коллективом Академии музыки, и в чем она? 

— Есть принципиальное различие. В Академии музыки мы только готовили к полету и не видели результата. Делали все, чтобы у студентов вырастали крылья, чтобы они чувствовали себя в профессии уверенно. Здесь я уже вижу, как они реализуются. Сейчас иногда наблюдаю, как не всё получается у того, кто во время обучения казался наиболее благополучным, а порой радуюсь, когда человек, который пришел в театр с довольно скромными способностями, вырастает в профессионала. Даже за мои неполные три года работы директором я увидела, какие невероятные успехи некоторые сделали. Плюс еще важный момент, которого в вузе быть не может: это обратная связь с публикой, когда я слышу непосредственную реакцию зрителя. Это подсказывает, куда двигаться дальше. Конечно, в производственной рутине для меня оказалось много нового, но интересного. Здесь работают выдающиеся мастера, изготавливающие декорации и костюмы, люди, умеющие обращаться со сценическим оборудованием. Разумеется, все руководители, как и Лариса Александровская, решают вопросы быта своих артистов и сотрудников, пытаются помогать жизненно. В том числе в ситуациях с ухудшением здоровья, ведь у нас представлена одна из самых травмоопасных профессий — балет. Нужно держать уровень зарплаты, работать с молодежью... Но, знаете, мне это очень интересно, и наверное, поэтому что-то начинает получается.

— Лариса Александровская оставила трогательные воспоминания о том, как в только что освобожденном от немецко-фашистских захватчиков Минске была показана опера «Алеся», посвященная борьбе белорусского народа с оккупантами. В этом году мы отмечаем 80-летие освобождения Беларуси. Какое участие театр примет в праздновании этой даты? 

— Мы максимально задействованы, и сами инициировали целый ряд интереснейших проектов. В театре пройдет тематическая выставка. Уже вышла книга, посвященная театру, известного автора — историка, коллекционера Владимира Лиходедова — «Большой театр Беларуси. Путешествие во времени».

Эта тема сподвигла нас и на грандиозное музыкальное полотно — вокально-хореографическое представление, посвященное событиям как довоенным, так и времен войны, оккупации, освобождения Беларуси и — торжества Победы. Спектакль будет называться «Патетический дневник памяти». Партитура уже подготовлена, ее создает Олег Ходоско, замечательный белорусский композитор, заведующий кафедрой композиции Академии музыки, — на основе выдающихся сочинений белорусских композиторов, написанных для Большого театра, а также песен и ораториальных сочинений великих мастеров, таких как: И. Лученок, Г.Вагнер, Д.Смольский... В спектакле будет задействована практически вся труппа театра — опера, хор, балет, миманс, Детская студия. Мы воспроизведем картину страшных событий, которые выпали на долю белорусского народа, но главное — его подвига. Премьера запланирована на 22 и 23 июня, к началу такой значимой наступательной операции «Багратион». 

Конечно, участвуем во всех мероприятиях, которые готовит Министерство культуры к 80-летию освобождения Беларуси — в крупных концертах, постановках. Планируем и большой концерт ко Дню Независимости Республики Беларусь. 3 июля — тот день, когда театр посещает Глава государства и вручает награды лучшим деятелям культуры и искусства. 

— Сегодня в учреждениях культуры повсеместно ищут новый формат работы с посетителями. И у вас есть необычные мероприятия — экскурсии, дни открытых дверей, возможность фотосессий, конкурсы для зрителей... Что прижилось, что еще придумаете? 

— Сейчас уже работает проект «Удивительный мир закулисья Большого театра Беларуси». Во время экскурсий зрители могут побывать за кулисами, пообщаться с артистами оперы, балета, оркестра, увидеть то, что никогда глаз зрителя не видел. Мы внесли эти экскурсии в нашу репертуарную афишу — и не поверите: на сегодняшний день билеты на весь апрель и май проданы. Стали осваивать фойе партера и бельэтажа — здесь выстраиваются интереснейшие тематические композиции, где выставлены наши коллекции костюмов, головных уборов. Сейчас проходит экспозиция наград и всевозможных памятных подарков, которые были вручены Большому театру, начиная с конца 1940-х. Уже дан старт проекту «Играют дети» — перед утренними спектаклями в фойе театра выступают юные талантливые музыканты, учащиеся детских музыкальных школ. Стараемся поддерживать все, что касается традиционных ценностей, закрепленных в нашей Конституции: семейные походы в театр, балеты и оперы для семейного просмотра. Между Днем матери и Днем отца, отмечаемых в нашей стране, устраиваем специальные семейные праздники, в которых участвуют семьи наших артистов. Дни открытых дверей, идея широких мастер-класов пользуется огромной популярностью. Театр становится настоящим открытым национальным культурным пространством.

— На сцене Большого театра должны работать лучшие из лучших... Как происходит приток новых кадров? Вы ищете, приглашаете, следите за выпускниками музыкальных вузов, в том числе возглавляемой вами недавно Академии музыки?

— Есть важный пункт в договоре для молодого специалиста, приходящего в наш театр: его вхождение в состав труппы происходит на конкурсной основе. Это для творческих работников... Но мы с огромным удовольствием принимаем молодежь в художественные мастерские, отделы информационных технологий, в организационно-управленческие службы. Нам везде нужны люди, которые любят театр, и уже с целым рядом вузов мы заключили договоры на подготовку молодых специалистов. Что касается творческих людей, проводятся просмотры, прослушивания выпускников хореографического колледжа, Академии музыки. В оркестр попадают студенты по рекомендации музыкантов — ведь за время учебы у них есть возможность играть в оркестрах. Что касается оперы, получить лучшие голоса очень непросто, и эта проблема актуальна для всех театров мира. Отсюда и традиция приглашения артистов из других театров. Конечно, я очень заинтересована, чтобы в нашем театре вырастали такие звезды. За последние три года в труппу оперы пришло значительное количество молодежи, есть и редкие голоса, такие, как меццо-сопрано Даша Горожанко, замечательное сопрано Анастасия Михновец, бас Владислав Зозулько, драматический тенор Дмитрий Шабетя, который из молодого специалиста вышел на сольные позиции. Конкурс у нас открытый, во многие спектакли пришли музыканты из России. Так, баритон Алексей Макшанцев принял участие в постановке комической оперы «Севильский цирюльник», а в итоге оказался в труппе Большого театра.

В балете эта тенденция еще более широкая, потому что у танцовщиков достаточно короткий век, и, конечно, они используют все возможности где-то поработать. Наш главный балетмейстер Игорь Колб прикладывает массу усилий в поисках талантов. Здесь немаловажны и те контакты, которые есть у Игоря Павловича и с Борисом Эйфманом, и с Николаем Цискаридзе, представляющим Академию русского балета им. А.Я. Вагановой. Я съездила в Санкт-Петербург, провела переговоры — и Николай Максимович пригласил меня, нашего художественного руководителя Валентина Николаевича Елизарьева и главного балетмейстера Игоря Колба на выпускные экзамены, чтобы мы посмотрели на молодежь, решили, кто бы мог к нам приехать. Сегодня у нас полтора десятка артистов — выпускники российских учебных заведений. Плюс появилась пара танцовщиков из Бразилии. Пока они присматриваются, учатся — но, надеюсь, будут выходить в серьезных ролях. 

— А на себя у вас хватает времени?

— Оставим это за кулисами... Если здесь проявить хотя бы секунду какого-то равнодушия — к людям, событиям, фукционировать это не будет, ведь в театре все взаимодействует, от машинистов сцены до тех, кто выходит на сцену — это все единое целое. Да, стараюсь поддерживать себя в хорошей физической форме, отдыхать, бываю на спектаклях — они мне приносят огромное удовольствие, это моя большая привилегия как генерального директора. 

— Только в своем театре бываете на спектаклях?

— На премьеры стараюсь попадать везде. И на филармонические концерты, и во Дворец Республики... И на книжки времени хватает... Причем вновь вернулась к бумажному формату — электронный перестал меня удовлетворять, начало раздражать количество гаджетов, тем более дома у меня — прекрасная библиотека. Плюс очень люблю аудиокниги:— когда хожу пешком, очень много слушаю литературы. 

Людмила РУБЛЕВСКАЯ

Выбор редакции

Калейдоскоп

Восточный гороскоп на следующую неделю

Восточный гороскоп на следующую неделю

Стрельцам на этой неделе не нужно переоценивать своих возможностей.