Вы здесь

Ответственно ли мы относимся к домашним питомцам?


В Беларуси подписан закон «Об ответственном обращении с животными» — его положения вступят в силу с 1 января 2025 года. Насколько наше общество можно считать зрелым для ответственного отношения к «братьям меньшим»? С этим вопросом мы отправились непосредственно к практикам — людям, посвятившим жизнь своим «четвероногим детям».


— С чего начался «Хаски парк»? Я это столько раз уже рассказывала, что даже надоело, — улыбается Наталья, хозяйка парка «Снежная завея» и, наверное, самого известного в стране питомника хаски, лаек и прочих «волчьих» пород. 

— Мы занимаемся породами, связанными с волком: чехословацкий влчак, сибирский хаски, аляскинский маламут, самоедская собака... — переводит разговор на другую тему Наталья. Но мы настаиваем, и она все же рассказывает, что в какой-то момент, более 15 лет назад, ей «стало скучно жить в городе».

Питомец — не игрушка

— Сначала мы переехали в деревню, продав квартиру в Минске. Тогда встал вопрос о ремонте, и я поняла, что мне это не интересно — на самом деле я хочу построить дом в деревне. 

По образованию Наталья — оператор фотолитографии, а любовь к собакам — это из детства. 

— Первые мои собаки были дворняжки у бабушки в деревне, — рассказывает она.

Любовь к «полуволкам» — породам, берущим начало от этих хищников — пришла к Наталье не сразу. 

— Первую хаски в наш дом принес муж, — рассказывает она. — Это было в 2008 году. Тогда таких собак в Беларуси было очень мало, и они казались чудом: голубоглазый волк! 

Переехав за город, Наталья Винтерштейн вместе с супругом Юрием зарегистрировала питомник. А в «Хаски-парк» он превратился, когда пришло осознание: современный человек чаще всего совершенно не понимает, какую ответственность возлагает на себя, когда берет в свой дом щенка.

— Ответственно ли относится наше общество к животным? Мне кажется, не очень. Да, есть волонтеры, да, просто прохожие нередко стремятся помочь домашним питомцам, потерявшим кров. Но в целом современные люди очень часто просто не понимают потребностей животного. Наше поколение, например, еще знало, что такое собака, что такое лес, природа, какие опасности могут нести дикие или домашние животные. Беда теперешнего молодого поколения зачастую в том, что питомца они воспринимают как игрушку. «Возьму себе волка, и он красиво будет сидеть на диване». Ну не будет он сидеть на диване! Поэтому хаски-парк и появился. Мы не планировали его открывать, просто стали предлагать людям щенков. И выяснилось, что они не понимают, что берут. Тогда мы начали принудительно гонять будущих хозяев наших питомцев в лес: хотите взять маленького «хася» — побегайте со взрослым псом. Это называется дог-трекинг как спортивное направление, но в принципе, какой бы ни была порода, животному нужна физическая активность для правильного развития. Кроме декоративных пород, но там своя специфика. И у нас были даже ребята, которые после такой пробежки говорили: «Спасибо, мы поняли, это не наша порода». Но появились и те, кто стал проситься просто поиграть с собаками, погулять по лесу с ними. И все это постепенно оформилось в хаски-парк, хобби превратилось в работу. Теперь это колесо не остановишь, даже если бы я и хотела.

Проблемы людей, а не собак

В наши дни повсюду в мире мода на дворняг. И это очень хорошая мода, убеждена собеседница. Хотя заводчики породистых собак говорят, мол, в дворняге неизвестно что намешано, и это может быть опасно...

— Я не хочу обидеть людей, но ведь в них тоже непонятно что намешано, если уж так разбираться. У четверолапых хотя бы ветпаспорта есть. А мы — человеки по факту, звучим гордо: принимайте нас такими, какие мы есть... А есть мы не всегда достойные принятия. Дворняга, кот, да даже человек будут погибать от голода и холода, но и сегодня в нашем вроде бы гуманном и нравственном обществе многие пройдут мимо... 

— Противоположная крайность — когда хозяева очеловечивают питомца. Кинологи говорят, отсюда множество проблем с воспитанием собаки и даже безопасностью хозяев и окружающих...

— А я — за такое очеловечивание. Как минимум, воспринимая свою собаку как человека, личность, вы не сможете ее обидеть. Мы очеловечиваем питомцев, потому что мы люди. Невозможно, живя с собакой, с ней не разговаривать. Ты же не можешь молчать, так тебя создала природа. Собака может, а ты нет. А что касается кинологов, я благодарна судьбе, что она лишила меня этого шанса — получить кинологическое образование. Когда у нас появилась первая собака-хаски, 15 лет назад, кинологи отказывались браться за эту породу: «дрессуре не поддаются». Но оказалось, что это не правда. Иное дело, что мне не надо добиваться умения выполнять команды «аппорт» или «дай лапу». Я понимаю своих собак, и они меня понимают. А кинологи пусть умничают: если для них есть публика, на здоровье. 

Как найти «свою» породу, Наталья советовать отказывается. Это как в любви: все индивидуально.

— Правда, есть часть людей, которые выбирают большую породу по тому же принципу, что и большую машину. И это огромная проблема. Когда собак опасных пород берут люди с психологическими проблемами, чтобы реализовать свои комплексы. И собаки оказываются потом в нехороших руках, и возникают проблемы у окружающих. В последние годы такие проблемы чаще всего с алабаями. Конечно, эти породы надо отслеживать. Но это проблемы людей, а не собак. В первую очередь — заводчиков. Разведение породистых собак вообще-то должно быть занятием для обеспеченных. А у нас, напротив, за это берутся малообеспеченные люди в надежде заработать. И продают щенков всем и каждому, кто готов платить, не следят за их дальнейшей судьбой. Но я же не надзирающий орган, я не могу никого учить. Я могу только высказать свое мнение. 

— Новый закон об ответственном обращении с животными — как вы его оцениваете?

— Поддерживаю. Такой закон очень нужен. Берешь щенка — начинай с нуля. Чип, потом прививки, регистрация и пошли учиться: и собака, и вы. Чипированная собака — хотя бы понятно, откуда она. Я бы еще предложила такую норму: если человеку продали щенка, а он его выкинул, законодательно запретить ему заводить собаку.

Карма и «китайский» маламут

Собак у Натальи — несколько десятков. 

— На неделю закупаем около 200 килограмм мяса, — рассказывает она. — А еще корм, витамины — морковку они любят погрызть, обожают арбузы. Если ответственно заниматься разведением породы, на этом вряд ли можно заработать. Мы, скажу честно, чаще всего просто «выходим в ноль». Какая-то прибыль бывает только в сезон. А сезон у нас обычно совпадает со школьными каникулами и большими выходными на праздники.

Не все «подопечные» парка — «родные», есть и «приемные»: животные приходят сюда разными путями, порой тяжелыми и извилистыми. Огромный маламут размером с доброго теленка — «Это еще щеночек, ему одиннадцать месяцев», поясняет Наталья — раньше был питомцем китайских студентов. Иностранцы получили дипломы и уехали домой. А пес остался, так и не поняв, почему покинули его те, кто ласкал и баловал. 

— Студенты — они же по молодости еще как дети: думали, мол, заберем с собой, когда будем уезжать. А когда оказалось, что это невероятно трудно, собаку просто оставили. 

Почти сорокакилограммового щенка неравнодушные люди долго пытались «пристроить», даже привязывали на остановке с объявлением «ищу хозяина». Но никто не взял его, такого огромного, к себе. Тогда и вспомнили о хаски-парке. Выглядит пес внушительно, а в душе — еще малыш. Несмотря на свои габариты, пытается залезть на ручки.

Еще одну постоялицу питомника, хаски Карму, просто подкинули под забор парка вместе с пятью ее щенками.

— Непонятно, как она оказалась на улице, — говорит собеседница. — Кто-то вложил в нее очень много сил. Я оставляю процент на то, что хозяин не выбросил ее сознательно, а потерял или, быть может, умер. 
Карма знает и умеет очень многое из «собачьих наук», но в новой «стае» так и не прижилась. Все рвется бежать искать кого-то. Может быть, и ее кто-то ищет, надеется Наталья.

Чехословацкий влчак — порода молодая. И, как к любой новой породе, к влчакам сейчас повышенный интерес. В начале апреля в парке родились «волчата». 

— Но мы неопытным «собачникам» «волчат» даже не предлагаем, они специфические, — поясняет Наталья. — Самый настоящий волк, просто добрый. Хотя когда они к нам из другого питомника впервые приехали, были не такие добрые, потому что там было меньше социализации. Знаете, про меня пишут в комментариях «Злая хозяйка питомника», — смеется Наталья. — Но мы действительно очень жестко отбираем хозяев для наших щенков. Потому что ответственное отношение к животным — это как если ты ребенка родил. 

Мы, когда отдаем щенка, так и говорим: его только грудью кормить не надо, остальное всё надо. Ласкать, любить, учить, лечить, развивать и социализировать. Собаки, которые наполовину волки, без должной заботы и общения становятся просто волками. Да это касается всех собак: без социализации они — волчья стая. Потому бездомные собаки и нападают на людей. Они не понимают, что должны делать, их не научили, а если бы с ними играли, разговаривали и заботились о них, они бы тоже были хорошие и ласковые.

Наталья рассказывает, что отслеживает судьбу своих питомцев и после того, как отдает их в новую семью.

— Даже при нашем жестком отборе все равно порой бывает, что собак передают из рук в руки. Я всегда говорю: если что-то у вас не сложится, возвращайте собаку мне. Беларусь такая маленькая, что слухи до меня все равно дойдут. Но порой людям стыдно признавать, что они ошиблись, не справились. Хотя ничего «позорного» тут нет. Люди могут стать заложниками обстоятельств, своего неправильного выбора или решения. Одно знаю точно: ответственный человек найдет выход. Будет стучаться во все двери, и где-то ему ответят. Собаку допустимо вернуть в питомник, недопустимо — выбросить на улицу. Если хаски универсальны и не пропадут, то маламут погибнет быстро — он большой, но слабый. Да и влчак тоже практически обречен: не так много людей согласятся бездомного «волка» в свой дом привести. А ведь он волк только по виду, и так же, как другие домашние питомцы, нуждается в любящих хозяевах.

О том, как следовать за мечтой

В хаски-парке — «семейный подряд». Здесь работают Наталья с мужем Юрием, их дети и внуки. Собаки, как бы они социализированы ни были, все же слушаются только хозяев и знают свою семью. 

Наталья говорит, ни разу не пожалела, что сменила городской комфорт на сельскую жизнь, а «чистую» работу на денную и нощную заботу о питомнике.

— Если у вас есть мечта — осуществите ее, пусть вас отговаривают или в вас не верят. Меня иногда спрашивают: как вы решились? И даже — когда решиться мне? И я отвечаю — прямо сейчас. Точнее, еще вчера. Завтра может быть уже поздно. Я уехала в деревню из города в 34 года, и теперь мне кажется, лучше бы я сделала это раньше: еще столько хочется успеть!

Кроме «волчьих» пород в парке живет еще с десяток маленьких собачек — от грифонов до джекрассел-терьеров. 

— Это издержки производства, — улыбается Наталья.

Ведь никого из бездомных четверолапых отсюда не прогоняют. Есть еще «в хозяйстве» огромный и невероятно добрый леонбергер-полукровка и... настоящая лиса. 

— Ей было два месяца, когда она к нам попала, — рассказывает Юрий Винтерштейн. — В природе лиса живет всего два-три года. У нее слишком много врагов: хищные птицы, волки, люди... У нас Лисонька (так ее зовут) прожила уже 8 лет, и чувствует себя прекрасно. Но осталась дикой, сколько ее не приручали. Лисы очень недоверчивы.

— Как воспитать людей?.. — задумчиво повторяет вопрос Наталья. — Знаете, к нам часто приходят родители с детьми, и все дети сейчас — принцы и принцессы. «Фу, мама, я испачкался! Фу, собачка лижется!». Мне кажется, мы должны научиться растить не чистоплюев. Ведь это же «заслуга» родителей. Всем удобно, когда в чистых бетонных коробочках смирно сидят чистенькие стерилизованные детишечки и смотрят в телефон или планшет. Не шумят, не бегают... Отвезите своего ребенка в лес, научите разжигать костер, расскажите, каких животных надо бояться, а каких не надо... Но ведь это же лишний труд. Легче купить смартфон. Хотя, я убеждена, постепенно ситуация нормализуется. Смотрите, прошлые поколения стремились в город, а сегодня горожане покупают дома в сельской местности, и пару лет назад это даже было мейнстримом. Гуманность и ответственность к животным — это ведь во многом и про знания и опыт, не только про доброту и милосердие... Уже сегодня к нам порой приходят люди не «за фоточками для соцсетей», а действительно к нашим собакам. Хотя и в «фоточках с собаками» ничего плохого нет. Лучше, чем с букетом напрокат...

Александра АНЦЕЛЕВИЧ 

Фото Елизаветы ГОЛОД

Выбор редакции

Общество

«Инвестиции в молодежь — инвестиции в будущее!»

«Инвестиции в молодежь — инвестиции в будущее!»

Такой лозунг взял для своей избирательной программы один из самых молодых депутатов Палаты представителей восьмого созыва.

Торговля

Кондитерские изделия — бренд белорусской пищевой промышленности

Кондитерские изделия — бренд белорусской пищевой промышленности

Накануне Международного симпозиума кондитеров эксперты рассказали о планах и перспективах кондитерской отрасли.

Семья и демография

Татьяна Безрукова: Надо чаще говорить детям, что мы их любим!

Татьяна Безрукова: Надо чаще говорить детям, что мы их любим!

«Мы проговариваем буквально все — так формируется доверие».