Вы здесь

Где горожанин может охладиться в жаркий день?


Наконец-то к нам пришла жара! Конец мая-начало июня синоптики прогнозировали более жарким в сравнении со среднестатистической температурой для этих месяцев, но как-то до последнего не верилось. Тем не менее, на этот раз они оказались правы. Жара еще не успела надоесть, мы еще не ворчим на нее, а радуемся теплу и солнышку. И все же вопрос, как от нее спасаться горожанину, уже актуален.


Хорошо, если у вас есть возможность выбраться на водоем в окрестностях города (хотя в выходные на Минском море, например, уже негде было яблоку упасть, не то что покрывало расстелить). Ну, а если такой возможности нет? Тогда посреди рабочего дня, в обеденный перерыв, можно, например, посидеть у фонтана...

Сезон фонтанов стартовал в Беларуси еще 26 апреля — по причине прохладной погоды это как-то прошло незамеченным. Между тем, именно появление искрящихся на солнце струй воды на фоне серых урбанистических пейзажей символизирует для жителей городов то, что лето наступило. 

Впрочем, функция городских фонтанов — не только украшать наши улицы. Например, старейший фонтан столицы — знаменитый «Мальчик с лебедем» в сквере между Домом офицеров и Купаловским театром — был открыт в 1874 году как своего рода маркер исправности «чуда цивилизации» — водопровода. Если в фонтане хороший напор, значит, и в водопроводе он в норме. Кстати, в этом году столичному водопроводу исполнилось 150 лет. Впрочем, и полтора столетия спустя не все минчане довольны качеством воды. Тогда решением стал водопровод, сейчас — проект по переводу западной части города на артезианское водоснабжение. 

Людям, конечно, в принципе свойственно быть недовольными, но в данном случае они имеют для этого некоторые основания: дело в том, что не всем жителям столицы повезло с водопроводной водой. Артезианская вода поступает в квартиры Первомайского, Ленинского, Советского, Заводского, Центрального и Партизанского районов Минска, а вот Фрунзенский, Октябрьский и Московский снабжаются водой из открытых источников (система водоснабжения берет начало в Вилейском водохранилище). Вода очищается на очистной водопроводной станции в Сухарево и поступает в квартиры. Она безопасна, но, как утверждают многие, не вкусная — для чая-кофе и приготовления пищи жители этих районов предпочитают воду бутилированную (а в том же Советском районе — наливают в чайник прямо из-под крана, многие — даже без использования фильтров). 

О вкусе можно спорить

Принято считать, что в столице все новшества и «блага цивилизации» появляются в первую очередь. На самом деле, далеко не всегда: с водой, например, получилось не так. Минск на сегодняшний день — единственный город нашей страны, потребляющий примерно 30% воды из поверхностных источников. Все районные города и областные центры уже имеют подземное водоснабжение. Кстати, наша страна занимает 34-е место в мире по доступности подземных водных ресурсов для населения. 

Вкуснее ли артезианская вода? В общем-то, вода в Беларуси вообще не слишком вкусная, виной тому обилие болот и в целом геологические факторы. Вкусной считается вода в горных регионах и в пустынях. Подземные источники защищены от микробиологического и химического загрязнения, и этим ценны. Но проблема белорусской воды — не важно, артезианской или поверхностной — высокое содержание железа, марганца и так называемых солей жесткости (гидрокарбонатов). Эти примеси устраняются благодаря работе станций, проводящих водоподготовку и обезжелезивание: специалисты пишут, что в природной воде в нашей стране содержание железа может быть 1,5 миллиграма в литре, а порой — доходит до 3-х или даже до 10-ти, но после соответствующей обработки это количество снижается до строгих белорусских нормативов — 0,3 миллиграма на литр. Так что для здоровья это не опасно, но влияет на вкус воды. К тому же, снижает срок эксплуатации стиральных, посудомоечных машин и образует накипь в чайниках. Да и мыть голову «жесткой водой» — то еще удовольствие: волосы пушатся, теряют блеск и плохо укладываются. В домашних условиях такую воду лучше пропускать через бытовые фильтры — они есть у многих. А вода из поверхностных источников (во Фрунзенском и двух других вышеперечисленных районах Минска) еще и пахнет хлоркой, что тоже ухудшает ее органолептические свойства. 

Лет 20 назад вода из поверхностных источников текла из кранов многих квартир Полоцка, Гродно, Речицы, Гомеля. Впрочем, уже в ближайшем будущем и для минчан это останется в прошлом: еще в феврале строители отмечали, что большинство работ по переводу западной части города на артезианское водоснабжение выполнены почти на 90%. 

15 копеек за 100 ведер

Если минчане порой жалуются на вкус воды, то, по крайней мере, она совершенно безопасна — это начинаешь ценить, когда выезжаешь на отдых в жаркие страны, где представители турагенств специально предупреждают: пить и чистить зубы — только водой бутилированной! Но безопасной вода в Минске была не всегда. 

— Накануне уже традиционной июньской жары давайте побеседуем о питьевой воде — так сказать, в историческом контексте, — говорит заместитель директора Президентской библиотеки Республики Беларусь Алла Пендо. 

Согласно историческим источникам (санитарным отчетам и статьям в периодике, которые сохраняются в фондах библиотеки), сто лет назад 70% минчан пользовались водопроводной водой, а на окраинах Минска воду брали из колодцев и неглубоких скважин (колонок). Но и та, и другая вода могла нести опасность для здоровья. Кроме столицы, в 1920-х водопровод был также в Мозыре, Витебске и Могилеве, но там он обеспечивал лишь 25% домовладений. А вот канализации даже в столице БССР тогда не было, отходы больших и малых городов вывозили ассенизаторные обозы (в огромных бочках, запряженных парой лошадей. Вывоз осуществлялся по ночам, стоимость вывоза одной бочки варьировалась от 1.25 до 2 рублей — по ценам столетней давности это вовсе недешево). И, как следствие, качество питьевой воды было неудовлетворительным. 

«Важным вопросом для города было качество воды, — пишет исследователь Т.В. Петюкевич («Вестник Полоцкого государственного университета). — Анализы водопроводной воды, проведенные в 1925-26 годах санитарно-гигиеническим отделением Белорусского государственного санитарно-биологического института, показали, что качество воды в Минске значительно измелилось к худшему».

Невысокое качество воды объяснялось загрязнением городской почвы. Влияла и Свислочь, куда сливали воду из бань, прачечных, фабрик и больниц. К тому же, местные пекари доказывали санитарным врачам, что лучшая выпечка (самая пышная и «воздушная» сдоба) получается с использованием речной воды, а не водопроводной. «Вероятно, большое количество бактерий играло роль дрожжей», отмечается в исследовании.

На качество воды влияло и неудачное размещение водопровдной станции — в низине, куда стекала вода с верхней густонаселенной части Минска (эта запущенная в 1895 году электрическо-водопроводная станция, тем не менее, прослужила минчанам почти сто лет — находилась она недалеко от цирка). И все же водопроводная вода была качественней воды колодежной. Согласно статистике 1922-23 годов, районы города, которые пользовались колодежной водой, давали на 45% больше «водных заболеваний», чем те, что использовали водопровод. Негативным фактором стал и жилищный кризис 1920-х: в Минск прибывали беженцы из голодающих губерний Поволжья и оседали в цивилизованном и относительно сытом городе.

«Размер средней жилплощади на человека с 6,09 м2 сократился до 4,7 м2 при санитарной норме 8 м2», с тревогой отмечали санитарные врачи. А если говорить о красноармейском гарнизоне, то и вовсе на одного бойца в казарме приходилось 1,5 м2 при норме 6 м2. Как следствие, на 10 тысяч человек в 1922 году приходилось 622 случая инфекционных заболеваний (тиф, дезентерия и т.д.). 

Впрочем, надо отдать должное городским властям — с непростой ситуацией они справились, причем оперативно. Был принят ряд постановлений, касающихся предприятий сферы обслуживания (от бань до парикмахерских и от ресторанов до прачечных), а также частных домовладельцев (под угрозой штрафов их обязали поддерживать чистоту в том числе на придомовой территории). Сотрудников сферы обслуживания же обязали регулярно проходить медицинский осмотр. Медучреждения и научные организации развернули санитарную пропаганду и «ликбез» о здоровом образе жизни в трудовых коллективах. Такие беседы проводились также перед сеансами в кино и перед спектаклями в театрах, издавались и раздавались населению брошюры на санитарно-гигиеническую тему. Были приняты меры по очищению «водной артерии» города и борьбе с бешеством домашних и бродячих животных. Кстати, именно в 1920-е создавался проект минской канализации, которая и была построена, а работу начала в 1930-м. А еще именно тогда было решено заключить Немигу в трубу (подземный коллектор для нее был построен в 1926-м). И хотя в 1920-я в сфере водопользования и в целом санитарного состояния города «не произошло перехода на качественно новый уровень», как пишет Т. Петюкевич, проблема была в целом решена. Уже в 1923 году количество эпидемических случаев на 10 тыс. населения сокращается до 114.

К слову, о ценах на водопроводную воду. Если мы обратимся к «Памятной книжке Минской губернии» времен пуска водопровода, то узнаем, что воду тогда было принято мерять ведрами. И за 100 ведер воды минчане платили с 1890-х по 1913 год от 15 до 20 копеек. В то время, как в Санкт-Петербурге, например, те же 100 ведер стоили в среднем 6 копеек.

Кстати, посетить прохладные и тихие залы библиотеки, где можно узнать массу увлекательных сведений на любую тему — еще один неплохой способ спастись от жары и отдохнуть. В Президентскую библиотеку, отмечают сотрудники, может записаться любой желающий — нужен лишь паспорт и четыре рубля, которые один раз придется потратить на читательский билет.

Фонтан эмоций

Ну, а фонтаны, с которых мы начали — что ж, фонтаны это возможность, не выезжая из города, послушать успокаивающий шум водных струй и пение птиц не только в телефоне. И вообще, фонтаны — это красиво и по-европейски. В Беларуси фонтанов много. Самый старый — это, как известно всем, «Мальчик с лебедем» в Минске. Автором скульптуры (единственной дожившей до наших дней в белорусской столице городской скульптуры 19 века) был немецкий художник Теодор Калиде. «Родные братья» мальчика с лебедем в том же позапрошлом веке украсили одну из английских королевских резиденций и сад прусского короля. Приложили к минскому мальчику с лебедем руку и другие известные скульпторы. Так, после войны над его реконструкцией работал Заир Азгур, а в 1980-е — Владимир Маслыко. И, пожалуй, нет ни одного современного минчанина, который хоть раз не побегал бы по парапету этого фонтана в детстве. 

Титул «самого большого в Беларуси» делят между собой, опять же, два столичных фонтана — «Столица» на площади у Дома правительства может похвастаться наибольшим количеством струй (порядка пяти сотен), а самые большие чаши (на 300 тысяч литров) — у фонтана возле Оперного театра. Самым новым стал фонтан «Свислочь», он же самый высокий и инновационный — с разноцветной неоновой подсветкой. Самым «человекоориентированным» можно назвать минский фонтан на улице Пулихова: он обозначен на картах столицы как «Молодежный». Вообще-то, в фонтанах купаться нельзя (десантники 2 августа не в счет), но в этом фонтане — можно. Здесь разрешено не только ноги мочить, но и ходить, прыгать и бегать между струями. Впрочем, детвора активно бегает в жару по воде и в фонтане на Комаровке, и возле Оперного. «Самым небесным» можно назвать фонтан «Знаки Зодиака» в Солигорске, рядом с универмагом: его украшают 12 бронзовых фигурок-знаков Зодиака. Фигуры создал известный скульптор Геннадий Буралкин. Ну, а «самый грациозный» — это, пожалуй, каскадный фонтан «Слияние трех рек» в Витебске (витебляне порой называют его «Три русалки»). 

Александра АНЦЕЛЕВИЧ

Название в газете: Вада вялікага горада

Выбор редакции

Общество

Приложение для налогов

Приложение для налогов

Ключевые новации связаны с цифровой сферой.

Экономика

Нынешний урожай нужно собрать без потерь

Нынешний урожай нужно собрать без потерь

Убрать с полей предстоит более 2 миллионов зерновых колосовых и зернобобовых культур без кукурузы, гречихи и проса.

Общество

Виктория Шумельчик: «Никогда не глянула бы на мужчину-бездельника»

Виктория Шумельчик: «Никогда не глянула бы на мужчину-бездельника»

Внешне она — романтичная светловолосая женщина...