Вы тут

Валерия Поздеева. Он так хочет услышать шаги


— Ты можешь не кричать так громко! — доносится из соседней комнаты женский голос. — Я не хочу, чтобы он это слышал.


Спустя пару секунд громко хлопает дверь. Голоса по-прежнему слышны, но слов уже не разобрать. Это несильно меняет ситуацию. Маленький мальчик, сидящий в своей комнате, и так понимает, что происходит. Ему все ясно без слов. В последнее время родители ссорятся все чаще, а он, каждый раз убегая в свою комнату, боится, чтобы эта ссора не стала последней. Его страшит мысль, что кто-то из родителей уйдет, но больше всего он боится, что ему придется выбирать, с кем остаться. Он не хочет этого.

Мальчик встает и тихонько выходит из комнаты. Он хочет попросить родителей не ссориться, хочет, чтобы они знали, что их скандалы ранят его, но не знает, как и что должен сказать. Взрослые часто не слышат детей. Он знает это. Отец как всегда потреплет его за волосы, на лице появится вымученная улыбка. «Посиди у себя, солнышко», — устало отзовется мама.

Стоя у закрытой двери, мальчик думает об этом. Но его мысли быстро прерываются обрывками разговора. Отсюда все слышно, и он не может не слушать. К простому детскому любопытству примешивается желание быть причастным к тому, что происходит.

— Не поступай так с сыном. Как я скажу ему, что ты уходишь?

— Но я ведь не бросаю его. Просто нам с тобой нужно пожить некоторое время отдельно, — тут же отвечает мужчина. — Так будет лучше, — немного помолчав, добавляет он.

Но мальчик уже не слышит его. Слова, сказанные мамой, производят на него куда больший эффект. Его с детства учили, что настоящий мужчина не плачет. Но он ничего не может сделать, ком уже подступил к горлу, а на глаза наворачиваются слезы. Он чувствует предательство, ему больно.

Будучи эмоциональным, как и все дети его возраста, он не придумывает ничего лучше, чем сбежать из дома. Нет, он не хочет, чтобы его искали всей семьей, переживали за него. Просто он боится, что в любую секунду дверь откроется и кто-то из родителей позовет его в комнату. Он не хочет разговаривать. Ему кажется, что если он уйдет, то сможет оттянуть роковой момент. Он надеется, что что-нибудь все же сможет спасти их семью, хотя все уже кончено.

Мальчик торопливо проходит мимо игровой площадки, где играют его друзья. В любой другой день он бы с удовольствием остался с ними, а сейчас даже не смотрит в ту сторону. Он ускоряет шаг, опасаясь, что кто-то окликнет его. Он не хочет ни с кем разговаривать. Сегодня они не поймут его.

Дойдя до городского парка, он сворачивает на одну из аллей. По обе стороны поставлены скамейки, но все как одна заняты. Парк заполнен людьми. В такой теплый солнечный день никому не хочется сидеть дома. Дети веселой гурьбой бегают там и тут, а их родители, устроившись на скамейках, разговаривают друг с другом, приглядывая за детворой. Кто-то неспешно прогуливается по парку, кто-то читает, разместившись возле деревьев или на лужайке.

Удаляясь вглубь парка, мальчик замечает скамейку, на которой сидит молодой человек. Он держит на коленях альбом для рисования, в котором что-то неторопливо рисует. Подойдя ближе, мальчик садится на край скамейки, и взгляд его тут же устремляется на альбомный лист. Не составляет особого труда узнать на рисунке мужчину, читающего книгу на скамейке напротив. Мальчик настолько увлекается рисунком, что совсем не замечает, что рука художника больше не скользит по листу, он с интересом смотрит на мальчика, появившегося так неожиданно.

— Нравится? — наконец спрашивает молодой человек.

— Нет. Некрасиво, — отвернувшись, отвечает мальчик. На самом деле ему нравится рисунок, он сам не знает, зачем врет. Наверное, он просто хочет, чтобы не только ему было обидно.

— Не любишь рисовать? — продолжает любопытствовать незнакомец.

— Нет.

— А что любишь?

— Ничего.

— Так не бывает, — говорит художник, возвращаясь к работе.

— Бывает, — бурчит себе под нос мальчик. — Я ничего и никого не люблю.

— Каждому человеку нужно кого-то любить. Ведь ты же не хочешь провести всю жизнь в одиночестве? — Оторвав взгляд от рисунка, молодой человек смотрит на своего маленького собеседника, тот лишь хмурит брови, но ничего не отвечает. — Хочешь, я тебя нарисую? — открыв чистый лист, предлагает художник. — Вдруг второй рисунок понравится тебе больше?

Мальчик снова ничего не отвечает, и лишь кивок головой сообщает о его решении. Выбрав наиболее удобную позу, он замирает, наблюдая за тем, как на белом листе появляется карандашный набросок.

 

— Твой отец любит тебя. Все родители любят своих детей. По-другому не бывает, — уверяет молодой человек, протягивая готовый рисунок мальчику.

— Очень красиво, — хвалит тот, рассматривая свой портрет. — Можно, я заберу его?

— Если хочешь, я подарю тебе весь альбом, — улыбается художник. — Там есть еще несколько рисунков, и тот некрасивый тоже, — напоминает он, усмехнувшись. — Только ты должен пообещать мне, что пойдешь сейчас домой. Уже поздно, твои родители волнуются.

— Ладно, — соглашается мальчик, сжимая в руках альбом. Ему совсем не хочется возвращаться, но он понимает, что когда-нибудь это сделать придется. Встав со скамейки, он медленно направляется в сторону дома, на ходу рассматривая рисунки в альбоме.

Молодой человек еще некоторое время сидит в парке, а затем тоже уходит. Встреча с мальчиком заставляет его задуматься над тем, что произошло восемь лет назад. Разбираться в чужих проблемах всегда легче. Все мы мастера давать советы, которыми почему-то, в случае чего, сами не спешим пользоваться. Восемь лет назад он сильно поссорился с отцом, когда тот запретил ему учиться рисованию. В семье с несколькими поколениями врачей не было места для творческой натуры. «Это нужная профессия. Врачи спасают жизни, а то, чем собираешься заняться ты, — баловство. Пройдут годы, и ты поймешь, сколько сделал в жизни, скольких людей спас… Художник! Да что ты оставишь после себя, став художником?» — восклицал в тот вечер отец. Его слова сильно обидели молодого человека, и он ушел из дома. С тех пор они не виделись. Не осмелившись пойти против семьи, он закончил медицинский, решив стать хирургом. Он не чувствовал в этом своего призвания, не ждал успеха. Старательно учился, зная, что от него будет зависеть чья-то жизнь. Сейчас затраченные им усилия начинают приносить плоды, но он не чувствует радости. Какая-то пустота съедает его изнутри. Он перестал рисовать картины еще на первом курсе института. Сначала у него просто не было времени, а потом уже не решался вновь купить мольберт. Карандашные наброски в альбомах — единственное, что он оставил себе из прошлой жизни.

И вот сейчас, садясь в машину, молодой человек думает о том, что хочет поехать к отцу. Он не знает, что скажет ему, но понимает, что они должны поговорить, знает, что отец тоже скучает и жалеет о ссоре, но из-за своего характера не пойдет на примирение первым.

И вот он уже почти у дачного поселка, где летом живет его отец. На обочине стоит женщина, пытаясь поймать попутку, рядом с ней играет с мячом девочка лет пяти. Выскользнув из рук ребенка, мяч катится по дороге, и девочка не задумываясь тут же бежит за ним. Слишком поздно, чтобы остановить ребенка, и также поздно, чтобы начать тормозить. Машина резко сворачивает в сторону и на огромной скорости вылетает в кювет. Женщина кричит, испугавшись за ребенка. Она мигом подбегает к девочке и, взяв ее на руки, сходит с дороги. Ее руки трясутся, а мысли путаются. Она крепко прижимает к себе дочь, смотря вниз на перевернувшуюся машину. Кажется, проходит около минуты, прежде чем оцепенение спадает и женщина вызывает «скорую».

А молодой человек в машине еще в сознании. Он чувствует невыносимую боль, проносящуюся по всему телу. Полученные травмы очень сильны. Он знает, что не сможет приложить достаточно усилий, чтобы выбраться. Понимает, что это его последние минуты, но не жалеет о том, что сделал. Он поклялся спасать людей, ради этого когда-то предал свою мечту. Сейчас жалеет лишь о том, что пошел когда-то против себя. Говорят, жизнь нужно прожить так, чтобы в конце не пожалеть. А он жалел…

Солнце пробивается сквозь золотые кроны деревьев, стараясь подарить людям хоть чуточку тепла. Листва уже осыпалась с деревьев, и ветер разносит ее по всей территории. Парк в это время года кажется золотым. На одной из скамеек сидит, читая газету, старик. Иногда он отрывает взгляд от статей, чтобы посмотреть на прохожих, а затем снова возвращается к чтению. Дочитав страницу до конца, убирает газету, сложив ее пополам. Закрыв глаза, он подставляет лицо осеннему солнцу и просто сидит, вслушиваясь в музыку, доносящуюся откуда-то издалека.

— С вами все в порядке? — спрашивает кто-то. Открыв глаза, мужчина видит перед собой девушку, на лице которой отражается легкое беспокойство. — Если вам нужна помощь — скажите. Я врач, — говорит незнакомка, присаживаясь рядом.

— Нет, спасибо, — хриплым и слегка дрожащим голосом отвечает старик. — Я просто немного устал, все в порядке.

Но девушка не спешит уходить, она считает своим долгом убедиться, что в ее помощи не нуждаются. Они так и сидят, не произнося ни слова. Каждый думает о чем-то своем. Услышав от девушки, что она врач, старик сразу же вспоминает своего сына, который погиб много лет назад. Ему бы и в голову не пришло, что он сидит рядом с той самой девочкой. И девушка, конечно же, не догадывается, что рядом с ней отец того самого человека, который спас ей жизнь. Если бы она только знала... столько бы сказала ему. Ведь именно благодаря его сыну она стала врачом. Решила спасать людей, потому что когда-то спасли ее.

Вернувшись домой, мужчина по-прежнему думает о сыне. Он думает о нем каждый день. Жалеет о том, что они так и не поговорили, корит себя за то, что сломал ему жизнь. Зайдя в гостиную, подходит к картине, висящей на стене. Со стены на него смотрит лес. Там, далеко-далеко, начинается рассвет. Это последняя картина, которую нарисовал его сын. Сняв со стены, мужчина переворачивает ее и вновь читает давно заученные наизусть строки: «А после себя я оставлю мечту. Я передам ее тому, в ком увижу себя. Подарю ее тому, кто поверит в себя больше, чем когда-то я. Я скажу ему, что в мире тысячи людей, которые потеряли свою мечту. Я покажу ему, что они несчастны. Этому человеку я скажу: никогда не забывай себя, живи сегодняшним днем, потому что завтра для кого-то не наступит…»

К картине когда-то его сын прикрепил письмо, которое спустя столько лет все так же остается на своем месте. «Когда-нибудь ты поймешь мои картины, увидишь не просто людей и пейзажи, увидишь, что сквозь обычные вещи на тебя из картин смотрю я. Я вложил в них душу, и когда-нибудь ты сможешь ее разглядеть. И я знаю, что, сколько бы скверных слов ни наговорил мне в порыве гнева, ты раскаиваешься и ждешь моего приезда. И даже сейчас, находясь на даче, каждое утро просыпаешься рано и, набрасывая на плечи плед, идешь встречать рассвет на террасу. Ты жалуешься старому псу на бессонницу, и он сидит у твоих ног, глядя тебе прямо в глаза, и иногда тычется мордой в ладонь, требуя внимания. Ты всматриваешься вдаль, где-то там брезжит рассвет, поют птицы, перелетая с ветки на ветку. Ты прислушиваешься, надеясь услышать мои шаги, совсем забыв, что еще слишком рано, чтобы ждать гостей. Когда-нибудь ты поймешь меня и позовешь, и тогда я обязательно приду».

В тысячный раз прочитав письмо, старик смахивается слезу с морщинистой щеки и снова вешает картину на стену. Сейчас он бы все отдал за то, чтобы увидеть сына, но, увы, это невозможно. Он снова всматривается в картину и мысленно переносится туда. Слышит, как шумит лес, чувствует прохладный утренний ветерок. Он так хочет услышать шаги…

Дадаць каментар

Выбар рэдакцыі

Эканоміка

Новабудоўлі: бюджэтных прапаноў амаль не засталося

Новабудоўлі: бюджэтных прапаноў амаль не засталося

Але на другасным рынку «хапун» на нерухомасць хутка скончыцца, лічаць эксперты.

Грамадства

Што прыводзіць да траўмаў на вытворчасці?

Летась на вытворчасці адбылося амаль 1400 няшчасных выпадкаў. Многа гэта ці мала? 

Грамадства

Чаму быць сярэднім спецыялістам эканамічна нявыгадна?

Чаму быць сярэднім спецыялістам эканамічна нявыгадна?

Грамадству патрабуюцца творчыя асобы.