Вы здесь

Как в Беларуси трансплантируют органы


54-летнюю японку Сецуко и годовалую белорусский девочку из Бобруйска Марианну объединяет одно непростое жизненное обстоятельство: они пережили пересадку печени в столичном научно-практическом центре хирургии, трансплантологии и гематологии и сейчас восстанавливаются в реанимации. Скорее всего, они бы никогда в жизни не встретились, если бы обеим не понадобилась помощь белорусских трансплантологов, о которых знают, как показывает практика, далеко за пределами нашей страны.


Шанс на выживание

Японка Сецуко пережила первую трансплантацию печени в одной из клиник Китая. Но от инфекции, которой переболела женщина, пересаженный орган погиб. На сложную повторную пересадку женщине порекомендовал ехать в Беларусь японский профессор. И наши медики буквально подарили ей вторую жизнь.

— Сецуко приехала в Беларусь еще в ноябре прошлого года, ждала операцию, мы искали подходящий донорский орган, — рассказывает директор Минского научно-практического центра хирургии, трансплантологии и гематологии Олег РУММО. — В марте ей сделали операцию — повторную пересадку печени. Она пошла на поправку, и на середину апреля у нее даже был билет на самолет домой. Однако снова развилось осложнение, и мы поместили ее в реанимацию. Сейчас ситуация стабилизировалась.

Сецуко широко улыбается и позволяет себя сфотографировать (вот-вот ее снова переведут из реанимационной палаты в обычную). Она совсем не похожа на человека, который последние годы в буквальном смысле слова балансировал на грани жизни. Трансплантация в Беларуси стоила ей 150 тысяч долларов. Одна такая сложная операция, сделанная иностранному гражданину, позволяет вылечить 5-6 белорусов. Олег Руммо не скрывает, что часто из-за рубежа к нам приезжают пациенты со сложными случаями, ему такая практика интересна и полезна.

У маленькой Марианны из Бобруйска своя беда. Когда ей было 8,5 месяца, врачи обнаружили гепатобластому — злокачественную опухоль печени. Ее мама Анастасия ориентируется в диагнозах и в том, как менялось состояние дочери, не хуже врачей:

— Мы обратились к врачу, с заложенным носиком, а ему не понравился ее живот. Там было уплотнение. Дома Марианна продолжала капризничать, было очевидно, что у нее не все в порядке. В результате в воскресенье мы оказались в детской больнице в Бобруйске, — рассказывает женщина. — Ночью нам сделали все обследования — УЗИ, КТ, но врачи не были до конца уверены в диагнозе, и утром мы уже оказались в Боровлянах. Сразу назначили четыре блока химиотерапии и четыре — сдерживающей терапии. Опухоль была очень большая — 750 миллилитров. Но даже на первый блок химиотерапии организм отреагировал хорошо — опухоль начала уменьшаться. После третьей «химии» нас направили сюда.

— Опухоль весила почти килограмм, притом что девочка весит всего семь, — добавляет Олег Руммо. — Мы удалили ей поврежденную печень и пересадили кусочек отцовской. Со временем она вырастет до нужных размеров.

Папа девочки уже выписался из больницы и поехал домой — к старшему сыну Захару. Марианна пока остается в клинике под наблюдением медиков.

С 2010 года, когда был образован центр, здесь трансплантировали органы 69 детям — не только белорусам, но и из соседних стран. Обо всех у центре помнят отслеживают их судьбы и приглашают на общие праздники.

— Это мальчик из Украины, он пережил 25 хирургических вмешательств, приезжал к нам на Новый год. А вот Лиана Буйновец, которая отравилась бледной поганкой, сегодня занимается в модельном агентстве, — показывает на стенде фото детей, которых здесь спасли, Олег Руммо.

Историю той же Лианы, которая в 2011 году пережила трансплантацию, назвали чудом. Она гостила у бабушки в Мозыре, где и отравилась ядовитыми грибам. Ее бабушку медикам спасти не удалось, а Лиана выжила. Ей пересадили печень восьмимесячного ребенка, так как обследовать потенциальных доноров — родителей девочки — медики просто не успевали: счет шел на минуты. Эта операция стала второй пересадкой печени после отравления
бледной поганкой.

Годовалой Марианне понадобилась пересадка печени по причине онкологии.

Возрастных ограничений нет, лист ожидания — один из самых коротких

Первая пересадка печени, кстати, состоялась в центре в 2008 году, через год трансплантировали комплекс почка — поджелудочная железа, в 2012-м году — первые комплексы печень — почка и сердце — почка, с 2014 года начали трансплантировать легкие. За 10 лет экспорт услуг увеличился в центре в 42 раза и достиг в прошлом году 7,5 миллиона долларов. Подавляющее его большинство составляют высокотехнологичные операции. Количество самих трансплантаций за время существования центра увеличилось в 63 раза. В год здесь делается свыше 400 таких операций, в этом году выполнено уже более 200.

— Сейчас нам важно, чтобы в небольших городах — Быхове, Щучине, Волковыске — пациент получил тот же объем медицинской помощи, в частности хирургической, что и в Минске. Надо так перегруппировать помощь, чтобы создать крупные межрайонные центры с современным оборудованием, — говорит Олег Руммо.

Тем временем операции по трансплантации почки делаются во всех областных центрах Беларуси, в Бресте и Гродно освоили пересадку сердца, в Бресте работает программа по пересадке печени.

— Беларусь входит в топ-10 стран по уровню донорства органов. Мы опережаем такие развитые страны, как Великобритания, Канада, Германия, и находимся почти на таком же уровне, как США и Франция. Это индикатор того, какое количество жизней мы спасаем. Каждый из наших граждан имеет больше возможностей сохранить жизнь, чем житель Германии и Польши, — говорит Олег Руммо.

Сегодня нет возрастных ограничений для трансплантации. В центре была и 76-летняя пациентка, которой пересадили почку. Средний срок ожидания операции — около 14 месяцев.

— По многим позициям он значительно меньше. Кто-то ждет почку два месяца, а кто-то из-за своих генетических особенностей — два года. Для сравнения отмечу, что в Великобритании срок пребывания в листе ожидания — 2,5 года. Беларусь имеет один из самых коротких листов ожидания и по печени, и по почке, и по сердцу, и по легким. В год мы выполняем больше операций по трансплантации почки, чем находится белорусов в листе ожидания, — подчеркивает Олег Руммо.

Нельзя сказать, что абсолютно все пациенты поправляются, госпитальная летальность при трансплантациях составляет 7,6%. При пересадке печени 91% пациентов преодолевают 1-летний порог выживаемости и 76% — 5-летний. При пересадке почки 96% живут более чем 1 год, 91% — более чем 5. Размышляя о качестве жизни после трансплантации, Олег Руммо подчеркнул, что если у женщины не будет здоровья, она не родит ребенка. Сегодня 41 белоруска после пересадки почки стала счастливой матерью и 5 — после пересадки печени.

А случай, когда двух здоровых детишек родила женщина, которой был трансплантирован комплекс печень-почка, не имеет аналогов в мире. 33-летней белоруске сделали сложную операцию в апреле 2015 года. Через полтора года она родила мальчика, еще через два — девочку.

Японка Сецуко пережила повторную трансплантацию.

Специалисты не уступают никому

Уникальные медицинские кадры готовят в клинике не только для Беларуси. Сейчас здесь стажируются хирурги из Грузии и Армении, в скором времени приедут медики из Узбекистана. Олег Руммо подчеркивает, что Беларусь поставляет на мировой рынок труда медиков самой высокой квалификации, которые ни в чем не уступают врачам из Германии, Франции, США и Японии.

В прошлом году около 80 тысяч рублей было потрачено на обучение специалистов в ведущих международных центрах и для участия в мировых научных конгрессах.

— Если мы будем считать себя важными и большими, замкнёмся в себе, то скоро вернемся на тот уровень, с которого начинали 11-13 лет назад, — уверен директор научно-практического центра.

При этом белорусские трансплантологи выезжают для совместных операций за границу. Только в этом году выполнено шесть таких пересадок органов — в Грузии и Казахстане. В Казахстане впервые была пересажена почка 9-месячному ребенку, а также проведена первая операция по пересадке комплекса почка-печень.

При этом Олег Руммо не отрицает оттока медицинских кадров за рубеж.

— Я вижу, что проблема есть, — наши специалисты едут работать за границу. Чтобы оставить их здесь, нужны социальные лифты, хорошие возможности, высокая зарплата. Важно, чтобы они обучались передовым технологиям и чувствовали себя востребованными, а не только «подносили снаряды» Руммо.

Надо отметить, что зарплата в центре постоянно растет. Сегодня у врача она составляет более двух тысяч рублей, у среднего медицинского персонала примерно 1300 рублей.

Во время посещения центра Президент страны поручил построить новый хирургический корпус, на что из бюджета выделен 121 миллион рублей. Сейчас здесь ведутся активные работы и до конца 2021 года его должны сдать в эксплуатацию. Корпус рассчитан на 170 коек. Там будут применяться новейшие методы современной хирургии: от трансплантаций конечностей до исправления дефектов после аварий с применением аддитивной технологий 3D-печати.

Кстати, попытки использовать 3D-печать в центре уже начаты. Совместно с зарубежными медиками здесь планируют помочь белорусу, у которого после аварии и злокачественного заболевания уничтожена часть грудной клетки.

— Перспективы у 3D-печати хорошие. Распечатать сегодня можно что угодно. Но важно, чтобы напечатанное хорошо работало, — говорит Олег Руммо.

Елена КРАВЕЦ

Фото Татьяны ТКАЧЕВОЙ

Выбор редакции

Культура

Воспоминания об Аркадии Кулешове

Воспоминания об Аркадии Кулешове

История одного выступления.

Общество

Как настоящие мужики усваивают «женское» дело

Как настоящие мужики усваивают «женское» дело

В последние годы тема равноправия между мужчинами и женщинами переживает новую волну процветания.

Экономика

Разработчики — о новом Налоговом кодексе Республики Беларусь

Разработчики — о новом Налоговом кодексе Республики Беларусь

В прошлом году Налоговый кодекс Беларуси претерпел существенные изменения.