Вы здесь

Что из нашей повестки дня попадает в «официальное» документальное кино


В начале каждого года — это традиция — журналисты, критики и заинтересованные кинематографисты несколько дней смотрят созданные за последние двенадцать месяцев фильмы студии документального кино «Летопись». То есть абсолютное большинство белорусских документальных фильмов, которое, как известно, снимается на "Беларусьфильме" и поддерживается бюджетом. Говорят, были времена, когда просмотры растягивались на две недели; я помню, как смотреть кроме обидных тринадцатиминуток было нечего. 2019-й оказался плодотворным годом, в котором деньги и возможности нашлись как для признанных авторов — например, Виктора Аслюка и Галины Адамович, — так и для идей молодых и даже начинающих режиссеров. А значит, непосредственно Беларуси в кино сохранилось еще больше.


«Не­вя­до­мы рай»  Дарьи Юркевич.

За тем, из чего состоит итоговая подборка, о чем и как «Летопись» снимает и даже какие авторы смогли реализовать свои идеи на Национальной киностудии, довольно интересно наблюдать. Кинопроекты по-прежнему финансируются через победу на министерском конкурсе, куда можно подать заявку, следя, чтобы она вписывалась в одну из предложенных тем и учитывала требования к формату (есть мнение, что список лотов составляется с учетом проектов, которые на киностудии уже существуют).

Соответственно, те четырнадцать документальных фильмов, снятых на «Летописи» в прошлом году, определенным образом отражают понимание Минкультом задач сферы кино, а за последние годы, надо заметить, оно значительно эволюционировало.

На этот раз студия «Летопись», похоже, должна была обратить внимание на темы национальной культуры, истории, природы, спорта, катастрофы на Чернобыльской АЭС и социума. Другой вопрос — как режиссеры над ними поработали, а видно, что по крайней мере некоторые из авторов смогли реализовать собственные идеи, как результат — на этот раз «Беларусьфильму» есть чем похвалиться.

* * *

Национальная культура игриво зазвучала в фильме Юрия Тимофеева «Фальклор і жыццё». В первой сцене камера телевизионным планом снимает сотрудницу музея, которая степенно рассказывает об уникальной коллекции древних идолов. «Или фаллосов», — добавляет она, камера переходит на коллекцию и становится понятно, что картина не так проста. Местный житель показывает так называемый *уев лес, где эти фаллосы находили пачками, и фильм начинает перескакивать с одного свидетельства древности белорусской культуры на другое. С шаловливыми шутками, наготой, русалками, венками и метафорами (первая брачная ночь, например, кондово параллелится с засеванием земли) авторы показывают белорусские традиции с помощью воссоздания их современниками, что носит игровой характер, но все еще хорошо иллюстрирует то смешное, то лиричное, то мистическое прошлое.

За спорт с фильмом «Lеs Rаmеurs. Дни на воде» взялся Дмитрий Махомет, за которым уже имеется по крайней мере две картины — «Мяжа Нарвілішак» и «Ты сюды больш не вернешся» — в стиле медитативного наблюдения. Со своей фильмографией Дмитрий может считаться одним из наиболее интересных и своеобразных белорусских документалистов, но сюжету об учениках школы-интерната по гребле в Мостах его манера подошла плохо. Камера довольно нудно плывет по будням деревенских парней, которые с помощью спортивной гребли имеют шанс попасть в «высшую лигу», и их тренера Владимира Парфеновича. С отсутствием акцентов, холодностью к воде и «чистой» документальностью лента, кажется, делает и без того рутинную сферу спорта еще большей рутиной.

За историю взялись режиссер Евгений Сетько и Владимир Мороз — частый сценарист фильмов «Летописи», ведущий редактор студии, редактор чуть ли не каждой ее картины, а теперь еще и главный герой фильма «Мяжа» о воссоединении Восточной и Западной Беларуси в 1939 году. Владимир в пальто и шляпе картинно бродит по лесам и дорогам и поэтично рассказывает, как граница между двумя Беларусями сказалась на его семье, а в целом — как восемьдесят лет назад две части современной страны стали одной. В случае с историческим фильмом особенно интересно отмечать ракурс подачи, и в «Мяжы» он, разумеется, пафосный и однозначный, хотя некоторые ложки дегтя в событиях 1939 года, для порядка, все же были озвучены. В целом же речь здесь идет, мол, об одном из самых значительных событий в истории страны, и хотя это правда, недоверие к фильму, который прославляет что-то так неприкрыто, все же остается.

* * *

Виктор Аслюк, один из самых значимых белорусских документалистов, провел некоторое время с участковым милиционером Александром Клемято на Мядельщине и через него показал жизнь непривлекательной, неопрятной, нетрезвой провинции, а в конце перенаправил внимание и поймал в безмолвии своего главного героя трогательные подтексты. Премьера ленты «Обход» состоялась еще во время кинофестиваля «Лістапад». Участковый оказался наиболее подходящим персонажем для того, чтобы показать, какой может быть жизнь. Когда-то и я делала репортаж со смены столичного участкового, и когда один пьянчужка, которого мы посещали, крикнул мне: «Пошла вон!» — я уже поняла, что этот опыт не забуду никогда. В «Обходе», особенно его концовке, мы понимаем эмоциональный фон, который предполагает должность героя, и видим, насколько в стране распространена «чернуха». Мы видим беспомощных в своих слабостях людей и то, что их много, что живут они в неуютных домиках и что им это фиолетово, что некоторые не могут поставить свою подпись и что бабушки беззубыми ртами поют песни, призывая смерть.

Галина Адамович взялась за тему — бесспорно, наиважнейшую в нашем обществе — домашнего насилия. Картина «Хороших девочек не бьют» показывает, куда женщин, жертв моральных и физических насильников, приводит жизнь. Нескольких героинь — в созданное энтузиастами убежище, некоторых — в тюрьму. Кто-то возвращается к агрессору, и здесь нужно задать вопрос, где женщина может найти поддержку, чтобы этого не делать. А начинается фильм со слов девушки-подростка, которая признается, что не встречала мужчин, которые бы несли женщине что-то хорошее. Жуткая реальность привела ее к серьезным психологическим проблемам и желанию сделать себе больно. Несколько параллельно рассказанных историй, где и слезы, и побеги, и шрамы на теле, и диктофонная запись тирады агрессора, и тюрьма из-за родителей или мужей, подводят к главной мысли фильма — нам нужен закон, который бы защищал женщин от абьюзеров и учитывал поведение насильников в приговорах за превышение самообороны. Лента помогает, по крайней мере, осознать существование социальной проблемы, если не трагедии, и ее масштаб, а также передает несправедливое ощущение беспомощности и бессилия, которое требует с ним что-то сделать.

* * *

Одна картина из подборки 2019 года показала, что при всех неблагоприятных условиях, которые, по словам авторов, существуют на Национальной киностудии, здесь можно создать что-то исключительное и от препятствий независимое. В фильме «Невядомы рай» молодая режиссерка Дарья Юркевич очень деликатно реализовала тему чернобыльской катастрофы, которая почти точно была киностудии продиктована. Она поехала в так называемую зону с правом на отселение и остановилась в семье матери с четырьмя детьми. Через их скромную жизнь и ежедневные заботы фильм показывает постчернобыльскую территорию, постчернобыльскую жизнь и постчернобыльское сознание. Семья живет в простом домике, дети учатся в небогатой на учеников школе, большое хозяйство требует участия каждого из персонажей, а ни на одном из них фильм не задерживается настолько, чтобы показать в качестве личности. Герои сливаются с окрестностями, состоящими из наблюдательно пойманных деталей неторопливой повседневности, и мимикрируют под его постапокалиптическое настроение. «Невядомы рай» является настоящей находкой и примером того, как можно работать с широкими темами и как можно работать на «Беларусьфильме».

Уже несколько лет на Национальной киностудии делаются альманахи, которые приглашают к работе начинающих режиссеров с их собственными идеями. Очередной из них был отдан документалистам. Среди четырех короткометражных работ, а авторы с энтузиазмом снимали, например, о жизненных обстоятельствах людей с ограниченными возможностями, нашлась прекрасная тринадцатиминутка «Все мероприятия по плану» Алеся Лапо. В центре внимания — молодой и самоотверженный директор сельского Дома культуры Денис Дашкевич, который помимо традиционных концертов-дискотек хочет предложить жителям агрогородка нечто большее. Этим «большим» становятся компьютерные курсы для пенсионеров, и вокруг продвижения инициативы строится весь фильм. Сотрудники Дома культуры обсуждают идею на планерке, прикрепляют объявление и, наконец, лично ходят приглашать потенциальных заинтересованных, что становится ядром ленты. Это шутливый и в то же время печальный фильм о закоснелости сознания и повседневности белорусской глубинки, которая не приветствует развитие. Как будто забота об огороде, читай — сознание, препятствует прогрессу.

* * *

Получив более широкие возможности, «Летопись» помимо своих постоянных авторов пригласила новичков. И выиграла. Да, студия должна была создать очередной фильм-визитку, где патетично и красочно рассказывается о культурном богатстве страны («Спадчына» Людмилы Клинцовой), либо удовлетворить потребности государственной идеологии. Но в то же время смогла затронуть важные для страны вопросы вроде домашнего насилия и утончённым языком отразить в кино Беларусь и ее сущность. К тому же в качестве сценаристов и режиссеров себя проявили молодые авторы «со стороны», которые начинали в так называемом независимом кино, а этой своей работой, тем более успешной, два противоположных лагеря как-то примирили. Пусть с компромиссами, но на этот раз «Летопись» продемонстрировала определенные победы, а значит, это был хороший документальный год.

София ПОЛЯНСКАЯ

Название в газете: Свавольныя традыцыі, постчарнобыльскі рай і камп'ютарныя курсы для пенсіянераў

Выбор редакции

Калейдоскоп

Веселые истории читателей

Веселые истории читателей

Об отношениях, армии и подарках.

Общество

Война оставила ему жизнь, но забрала близких. Посетили кличевского ветерана войны Михаила Фельдмана

Война оставила ему жизнь, но забрала близких. Посетили кличевского ветерана войны Михаила Фельдмана

Несмотря на свои 96, Михаил Фельдман выглядит на зависть бодрым и моложавым.

Культура

Группа Іrdorath: Наш посыл — быть настоящими и свободными

Группа Іrdorath: Наш посыл — быть настоящими и свободными

Пример истории, когда талант сам пробивает себе место под солнцем.