Вы тут

Маргарита Левчук: «Улыбайтесь, господа!»


Сказочное время Рождества и Нового года давно превратилось для неё в будни. Как, пожалуй, и любой праздник. Но ей так нравится. Потому что её работа – дарить хорошее настроение! И она с ней отлично справляется, о чём свидетельствуют аплодисменты зрителей, их искренние улыбки и неподдельный восторг во время выступлений певицы. С наступающим 2019-м годом читателей «Алеси» поздравляет солистка «Музыкального дома «Классика» и Большого театра Беларуси Маргарита ЛЕВЧУК – молодая артистка, которая раз и навсегда покоряет своим талантом, профессионализмом и обаянием.


– В Новый год действительно у меня много выступлений: я работаю и 31 декабря, и 1 января. Причём в эти дни может быть по три-четыре разных номера, как, например, в Минской ратуше, где в течение 40-минутного концерта мы знакомим гостей столицы с белорусской музыкой, погружая их в нашу историю.

– Жалеете, что ваша профессия предполагает такой напряжённый график?

– Никогда! Ведь я дарю людям праздник и хорошее настроение. Это так здорово, что у кого-то есть возможность и желание прийти в дни Рождества на классический концерт!

– Но в детстве, полагаю, традиция встречи Нового года была немного другой?

– Безусловно, в детстве мы с родителями в этот день убирались в нашем огромном доме, наряжали с младшим братом новогоднюю ёлку, готовили традиционные салаты – и всё это под старые советские новогодние фильмы. Было здорово! Мама и папа всегда старались нас погрузить в атмосферу зимнего чуда и волшебства, поэтому перед домом на снегу мы всегда находили следы, которые «оставил» Дед Мороз, а под ёлкой – мешок с подарками.

– Какой сейчас для вас самый лучший подарок?

– Общение. Сейчас встречи с близкими людьми особенно редки. Поэтому ценю каждую из них.

– А что пожелаете в Новом году себе и читателям «Алеси»?

– Себе пожелаю правильного сна, отдыха и питания, потому что именно от этих составляющих зависит мой голос, который, конечно, для меня очень важен.

А всем желаю побольше улыбаться! Чтобы было поменьше грустных лиц и мыслей. То, о чём мы думаем, и происходит с нами. Поэтому во Вселенную надо посылать только положительные эмоции! А если взгрустнулось – гоните печаль прочь. Больше позитива и путешествий! Путешествия расширяют наш кругозор, благодаря им мы становимся более свободными и раскрепощёнными. Ну и, конечно, здоровья! Потому что без него ничего не получится.

Призвание – сцена

– Вы уже 5-й год являетесь солисткой «Музыкального дома «Классика», принимаете участие в самых разных проектах. Это и джаз, и эстрада, и опера. И не раз признавались, что именно здесь состоялось ваше становление как певицы. А как вы оказались в этом коллективе?

– У меня довольно большой музыкальный багаж. С 1-го курса я пела в самых разных кавер-бендах и ансамблях, выступала в ресторанах, потому что надо было как-то зарабатывать себе на жизнь. Я исполняла испанские и цыганские песни, «попсу» и джаз. Но наступил такой момент, когда я поняла: до трёх часов ночи я пою в прокуренных помещениях, а потом, приходя на специальность в Академию музыки, не могу нормально заниматься. Пришлось выбирать: или продолжать выступать в ресторанах и дальше, или всё оставить, жить на стипендию, но учиться оперному вокалу. А в моём классе (оперное пение, класс Людмилы Ивановны Щербаковой) училась девушка, которая как раз начала сотрудничать с «Музыкальным домом «Классика». И мы, конечно, ей по-доброму завидовали. Ведь каждому хотелось поучаствовать в чём-то новом и интересном.

Однажды она подошла ко мне и говорит: «Знаешь, мне надо уехать, а ребят из коллектива подводить абсолютно не хочется… Может быть, выручишь – споёшь?» – «Без проблем!» – ответила я. И пошла на прослушивание. Так я и оказалась солисткой «Музыкального дома «Классика». Повторюсь, это был период поиска себя. Счастлива, что постепенно нашла себя именно в опере.

– О сцене мечтали с детства?

– С детства знала: буду певицей. Думаю, это моё признание. В детстве устраивала концерты для друзей, соседей. А как мы распевали с дедушкой народные песни возле печки! Надо отметить, что у всей моей родни прекрасный слух и красивые голоса. Когда собираемся вместе за столом, обязательно поём – такое чудное многоголосье получается. Так что у меня издавна был чёткий план: буду на сцене – и всё тут! Хотя поначалу видела себя на эстраде, но рада, что где-то на пути свернула на дорогу, которая привела меня в оперный театр.

– Большой театр Беларуси тоже был в ваших мечтах?

– На 1-м курсе Академии музыки на одном из конкурсов я выиграла абонемент в Большой – могла ходить на все спектакли без исключения. Тогда я жила совсем недалеко от театра – на улице Киселёва в общежитии. Помню, в комнате над кроватью я повесила купюру в 100 тысяч белорусских рублей (на ней был изображён как раз наш театр), расписалась на купюре и загадала: хочу работать в Большом, получать сто тысяч за спектакль и раздавать автографы. (Смеётся.) Вот так я себе и «наколдовала» свою судьбу.

Кстати, в детстве у меня на стене висела «Карта мечты», куда я приклеивала вырезанные из разных журналов картинки: стран и городов, где хотела бы побывать, игрушек и вещей, которые хотела бы иметь. Знаете, пожалуй, единственная картинка, которая не нашла пока своего воплощения в моей жизни, это фотография Сиднейской оперы… (Улыбается.)

– Нельзя отрицать, что популярность вам принёс и телепроект «Большая опера» российского канала «Культура».  Как родные отнеслись к тому, что вы оказались ещё и звездой эфира?

– Я родилась в деревне Страдечь Брестской области. И все мои соседи, знакомые, друзья каждую субботу собирались около телевизора у кого-то дома: сидели, обсуждали, делились впечатлениями. И обязательно потом рассказывали моим родителям, как выступила я, кто взял высокую ноту, а кто её не достал, кому хватило артистизма, а кто уж больно заигрался. (Смеётся.) И это люди, которые не просто далеки от оперы, для них вокальное искусство – словно параллельный мир. Но благодаря проекту эта другая Вселенная стала намного ближе. Безусловно, родители гордятся мной. Это приятно…

Не опера – сказка!

– Ради проекта «Большая опера» вам пришлось делать выбор: либо премьера оперы «Травиата» на белорусской сцене, либо кастинг программы в Москве…

– Я прекрасно понимала: партию Виолетты Валери я ещё спою. Что и произошло. А вот пропустить кастинг «Большой оперы» не могла. Возможно, если бы я не прошла отбор, то о чём-то и сожалела бы. Но сложилось всё просто великолепно!

Я благодарна создателям «Большой оперы» за этот проект. Ведь он увлекает в прекрасный мир оперы буквально всех – и тех, кто связан с классической музыкой, и тех, кто слышит об этом искусстве, возможно, вообще впервые. Благодаря телевизионному конкурсу меня многие узнают, подходят, говорят тёплые слова. Конечно, это приятно!

– На кастинге проекта «Большая опера» Дмитрий Бертман, режиссёр и художественный руководитель Московского музыкального театра «Геликон-Опера», признался вам в любви…

– Мы с Дмитрием впервые увиделись именно на прослушивании. После арии Оксаны из «Ночи перед Рождеством» Николая Римского-Корсакова кастинг-директор оперы Большого театра России Ольга Капанина меня не на шутку раскритиковала. Сказала, что этот материал не для моего голоса, да и вообще я не подхожу для проекта.

Огромное спасибо ведущей Сати Спиваковой и остальным членам жюри за то, что за меня заступились! Именно тогда Дмитрий Бертман взял в руки микрофон и произнес: «А я влюбился!» Эта фраза, мне кажется, и сыграла значимую роль. Может быть, в том числе благодаря этому я и оказалась в проекте. Конечно, приятно, что мне сказали такие слова. Но с Дмитрием, как и с остальными членами жюри, мы виделись исключительно во время выступлений. Тогда же и «общались», то есть только в это время он мог ко мне обратиться и высказать все свои замечания. Дмитрий часто хвалил, иногда критиковал. Но ничего более.

– Как вы относились к критике жюри?

– Члены жюри «Большой оперы» не критиковали – они помогали, подсказывали, как сделать так, чтобы петь легче, чище, красивее.

Безусловно, это шоу, и у каждого «судьи» своя роль. Например, Бруно Пратико (итальянский бас-баритон. – Прим. автора) надел на себя маску всегда недовольного, хмурого артиста. Мне частенько доставалось от него – уж он меня любил покритиковать. Но когда после проекта я встретила его за кулисами – передо мной был абсолютно другой человек! Как только он меня увидел – расцвёл, обнял, поцеловал. А у меня в голове был один вопрос: это Бруно Пратико? Не может быть! Это совершенно другой человек! Он говорил тёплые слова, постоянно добавляя: «Брависсимо!» Я же думала: а где камера?! Почему не снимают?! Именно сейчас и надо показывать, что он говорит! (Улыбается.)

– В «Большой опере» вы выходили в самых разных и удивительных образах. Какой запомнился больше всего?

– Для номера, где я выходила в роли суперсовременной куклы Олимпии, меня гримировали пять (!) часов. Не запомнить это невозможно. Но всё-таки самым любимым для меня стал образ… Русалочки. В одной из финальных программ мне надо было исполнить белорусскую народную песню «Купалінка». И художник по костюмам Александра Фролова всё гадала: «Что же мне придумать для тебя, Маргоша…» А я пролепетала: «Хочу быть Русалочкой…» – «Хорошо», – ответила Саша.

Во мне с детства сидела эта мечта – хоть на минуту превратиться в Ариэль из диснеевской сказки. И «Большая опера» воплотила мою детскую мечту в жизнь.

Маргарита и мастер

– В мае этого года вы взяли «золото» на 3-м Международном музыкальном конкурсе в Манхэттене. Летом приняли участие в двух вокальных состязаниях в Италии и стали лауреатом 2-й премии и обладательницей Специального приза Международного конкурса классической музыки в Пезаро, а также лауреатом 3-й премии Международного оперного конкурса «Bellano Paese degli Artisti». В начале сентября вы снова триумфатор – 2-го Берлинского международного музыкального конкурса. Чем для вас становится участие в каждом таком смотре?

– Каждый раз это невероятный стресс. Мой голос и моё тело находятся в абсолютной дисгармонии, потому что не понимают, за что терпят такие мучения. Я не могу есть, не могу спать, не могу думать. И да, не могу петь… А ведь я должна звучать! И звучать хорошо. Очень не люблю подобных ситуаций, когда меня должны оценивать. И всё равно продолжаю участвовать в конкурсах.  Именно это сделало меня сильнее, я научилась не опускать рук, а быть стойкой, идти дальше – до конца! Всё-таки конкурс – это реальная возможность показать себя. И получить в дальнейшем отличный ангажемент. Даже если ты не стал победителем, это всё равно работает. Тебя замечают, появляются возможности новых ангажементов.

– На фестивале в Зальцбурге в этом году вам посчастливилось встретиться с маэстро Доминго.

– Это был настоящий подарок судьбы! Зальцбург во время фестиваля просто гудит – столько здесь собирается поклонников классического искусства. Мы встретились здесь с Павлом Петровым, и я попросила показать мне памятник Моцарту. Нашли тихую безлюдную улочку. Идём, болтаем. И тут Паша толкает меня в бок: «Смотри!» Я замерла – нам навстречу шёл Пласидо Доминго! Мы стояли как вкопанные, с открытыми ртами, а маэстро медленно поравнялся с нами, сказал «Hello!» и с вежливой улыбкой пошагал дальше. Решение возникло не сразу. «Может, надо было попросить сфотографироваться?» – пробормотала я.

Однако как-то мы застеснялись и продолжили путь, пока не уткнулись в тупик: «Это знак!» Мы быстро развернулись – и вслед за Доминго. Маэстро никуда не спешил, а мило отдыхал со своей семьёй. От волнения у меня выскочили все слова на английском, но он понял, что я хочу с ним сфотографироваться. «Конечно! – просто ответил нам. – А вы откуда?» – «Минск, Беларусь…» – «Знаете, я никогда не был у вас, но с удовольствием бы приехал в вашу страну!» – «Маэстро, мы вас ждём!» – искренне сказали мы. А Паша Петров добавил: «Встретимся на «Опералии»!

«Неужели вы участвуете в моём конкурсе? Тогда удачи вам!» Уже потом я говорила Петрову: «Паша! Это знак! Ты выиграешь «Опералию»!» Так и получилось…

– Часто артисты говорят: моя жизнь – это театр.

– У меня много «жизней» – это и Большой театр, и «Музыкальный дом «Классика», и личная жизнь. Не могу сказать, что у меня есть только музыка или только опера. В жизни можно много успеть! Главное – постараться всё правильно распределить и относиться ко всему с позитивом. Ведь счастье – в нас самих!

Елена БАЛАБАНОВИЧ

Фото: Анжелика ГРЕКОВИЧ, Слава ПОТАЛАХ, личный архив М.ЛЕВЧУК, архив Большого театра Беларуси

 

 

Выбар рэдакцыі

Эканоміка

Петришенко: Называть ЕАЭС экономическим союзом сегодня можно только авансом

Петришенко: Называть ЕАЭС экономическим союзом сегодня можно только авансом

Однако наша страна надеется, что это временные трудности.

Грамадства

Апублікаваны поўны тэкст Канцэпцыі інфармацыйнай бяспекі Беларусі

Апублікаваны поўны тэкст Канцэпцыі інфармацыйнай бяспекі Беларусі

Дзяржаўным органам і іншым арганізацыям даручана кіравацца палажэннямі канцэпцыі ў практычнай дзейнасці.

Калейдаскоп

Каля 150 спартсменаў-аматараў хочуць выступіць у «даеўрапейскіх гульнях»

Каля 150 спартсменаў-аматараў хочуць выступіць у «даеўрапейскіх гульнях»

Трэніроўкі і здымкі ўдзельнікаў пачнуцца ў красавіку.

Грамадства

Сувораўскае вучылішча вачыма яго навучэнцаў

Сувораўскае вучылішча вачыма яго навучэнцаў

Быць сувораўцам ва ўсе часы было прэстыжна.