Вы тут

Надя БУКА: «Я как ветер, меня не удержать»


«Прошу вас, называйте меня Надя», – просит меня художница в самом начале нашей беседы. И поясняет, что для неё есть чёткое разделение между Надей и Надеждой. Надя Бука – художница, иллюстратор и писатель, а Надежда Бука – журналист, педагог и автор многочисленных социальных проектов.


– Ваш отец – художник. Изначально знали, что пойдёте по его стопам?

– Наверное, когда растёшь в такой среде, твой путь уже предначертан. Я наблюдала за тем, как папа рисует, а моими детскими книгами были не только сказки, но и альбомы с картинами художников. И квартира у нас была необычная: двери с расписными витражами, на них – цветы, птицы, абстракция. Стены тоже были разрисованы, никаких обоев... Иногда папа усаживал меня на велосипед и привозил в свою мастерскую. Там я видела, как он рисует пастелью, пыталась повторять. Но папа не учил меня, пока я не поступила в колледж искусств.

– Сложно, когда преподаватель – он же твой отец?

– Очень! Отец был строг ко мне. Строже, чем ко всем ученикам, это было сразу заметно, и одногруппники тоже это видели. Никогда не забуду одного случая. Папа вёл у нас предмет «шрифты», это сложная дисциплина, где изучается каллиграфия. И мне – единственной во всей группе – он поставил 4, остальным 5. Я подошла и посмотрела глазами, полными обиды. Он всё понял, говорит: «Надя, ты же можешь лучше!»

Знаете, это очень помогло мне в жизни. Ведь я почему-то думала, что раз он мой папа, то не поставит мне низкой оценки, и на самом деле сильно не старалась. Отец понял это, он хотел показать, что в жизни всегда нужно работать по максимуму. Ту «четвёрку» я не забуду никогда, она дала мне понимание, что халтурного отношения к своему делу быть не должно ни при каких обстоятельствах, всегда надо стремиться к лучшему.

Сейчас мой папа живёт в Сочи, рисует море, как и мечтал. Мы редко видимся, но я знаю, что он ценит меня как художника, и для меня это важно, ведь он сильный мастер, со своим стилем и почерком.

– Вы – писатель, журналист, художник, учитель, иллюстратор… Что на первом месте?

– Всё периодами, как у любого человека. Когда нужно рисовать что-то к книге – я Надя-иллюстратор, когда нужно писать – я Надежда-журналист.

Но всегда в первую очередь я буду Надей-мамой. Сейчас для меня очень важно заняться иллюстрацией, а художник и журналист во мне, к сожалению, отошли на второй план. Хотя, несмотря на то, что я ушла из журналистики, эта сфера очень закалила мой характер и помогла правильно расставить приоритеты в жизни.

– Журналистика давит на творчество?

– Она стала мешать заниматься искусством. Я понимала, что нужно выбирать. Искусство давало самореализацию, а журналистика – деньги. Сейчас я не получаю столько, но чувствую себя счастливее, потому что понимаю, что я на своём месте. Ведь часто бывает, что ко мне в студию приходят пожилые люди и плачут. Они говорят, что всю жизнь занимались не тем, что они ещё в студенчестве мечтали стать дизайнерами или модельерами, но родители заставили поступить на врача или юриста, потому что это престижно.

Мне кажется, не нужно страдать. Как только закрадывается сомнение и кажется, что ты занимаешься не тем, как только понимаешь, что не хочешь закручивать эту гайку или писать этот текст, когда чувствуешь дискомфорт – уходи! Человек приходит на эту землю, чтобы быть счастливым, а счастлив он будет только на своём месте. Я считаю, испытания не нужно терпеть, их нужно преодолевать.

– Расскажите о вашей работе с инклюзивными людьми. Это волонтёрство?

– Да, есть волонтёрский проект (у него пока нет названия), где я обучаю инклюзивных людей рисованию. А началось всё с другой моей работы. Дело в том, что я также работаю в студии «Крылы натхнення» при костёле, и там у меня была ученица, которая занимается с инклюзивными людьми. Однажды она позвонила мне и предложила преподавать им рисунок. Я сразу же согласилась, потому что, когда речь идёт о таких людях, никогда не отказываю, это было бы неправильно. И если можно найти время, то почему бы не помочь?

Мы стали заниматься. Возраст моих учеников – от 16 лет, мы полностью проходим рисунок, живопись, композицию. Занятие длится полтора часа, но с перерывами, ведь им бывает непросто.

А вам? Ведь это не обычные ученики…

– Нет, я больше боялась, что им будет тяжело, потому что у меня нет специального образования, чтобы работать с инклюзивными людьми. Но вижу, что уже многое получается, и я свой для них человек.

Ученики замечательные. К примеру, София Празднова, ей 16 лет. Безумно талантливая, работы выглядят так, будто София окончила художественную школу: она чувствует тени и свет, легко рисует с натуры. Но она не обычный художник, который может взять в руку карандаш и рисовать. У девочки частично не работают руки, поэтому она зубами держит свой рукав и двигает головой так, чтобы что-то получилось. При этом у неё восхитительные работы. И потом скажите мне, что у какого-то человека есть проблемы с рисованием, потому что у него что-то не выходит...

Значит, каждый человек может рисовать? Или это дар, который даётся от рождения?

– Каждый. Абсолютно любой. Это мой опыт как преподавателя, потому что ко мне приходят и люди, которые в последний раз держали карандаш в детстве, и люди с ограниченными возможностями. И все они могут со временем удивлять своим мастерством. Главное – найти то, что у тебя лучше всего получается. Например, мой ученик Егор Орлов рисует замечательно, но только цветными карандашами. То, что он с их помощью создаёт, я повторить не смогу.

Слышала, вы организовали важный конкурс для детей.

– Да, это Республиканский конкурс изобразительного искусства «Мир моими глазами», в котором могут принять участие дети, оставшиеся без попечения родителей, а также имеющие ограниченные возможности. Эту идею я вынашивала очень давно, а теперь она стала ещё одним масштабным творческим проектом Белорусского детского фонда. Итоги конкурса будут подведены в марте, когда будут определены победители в номинациях живопись и графика, а лучшие работы будут представлены на выставке в Минске. Для детей проведут экскурсии, мастер-классы и вручат призы. Подобные конкурсы дают детям новые возможности, у них буквально вырастают крылья.

– Кстати, о крыльях: вы создали удивительных Пигласов, которые прилетают к влюблённым и творческим людям. Что в таком случае происходит с людьми, когда наступает творческий кризис?

– Пиглас, конечно, поможет, если нужно вдохновение (улыбается). На самом деле, тема кризиса довольно сложная. Любой творческий человек однажды испытывает ступор. У меня тоже такое бывало. Сложно дать в этом плане какой-то конкретный совет, но у меня есть несколько способов, с помощью которых пытаюсь бороться с кризисами.

Во-первых, один из самых действенных для меня методов – это сменить обстановку. Лучше всего, конечно, куда-то улететь, если есть такая возможность. Хотя бы на два дня. Если нет возможности улететь куда-то далеко, можно купить билет, например, на автобус до Вильнюса. Бывает важно посмотреть на другое небо и архитектуру, погрузиться в другую атмосферу и языковую среду, когда не прислушиваешься к разговорам, а слушаешь себя.

Во-вторых, если нет возможности никуда уехать, нужно посвятить себя духовному развитию. Я иногда прихожу в костёл и молюсь, ищу вдохновения в вере. Полезно бывает сходить на выставки и полистать альбомы с картинами художников, посмотреть документальные фильмы об искусстве.

– Есть ли у вас такая возможность – абстрагироваться на два дня? Можете, не переживая, оставить детей мужу и уехать?

– У меня классный муж! (Улыбается). Я могу доверить ему всё и «уйти в закат». Это ведь здорово! Он знает, что живёт с творческой личностью и понимает, что мне необходимо вдохновение, а иногда и разгрузка.

Вы не представляете, сколько у меня проектов! И, конечно, иногда наступает момент, когда просто садишься на диван и смотришь в одну точку. Муж видит это, и, если нужно, без проблем отпускает отдохнуть. Но, конечно, это происходит не так часто, обычно я пытаюсь справляться более доступными способами.

– Планируете ли написать новую книгу или создать новых персонажей?

– Сейчас этим и занимаюсь – пишу продолжение книги «Бася і Піглас», она будет называться «Бася і чароўны свет». Текст ещё прошлым летом мне перевела Наста Кудасова, но иллюстрирование занимает много времени.

В новой книге появится Пува, она чем-то похожа на сову, только вместо зрачка у неё – чёрная пуговица. Пува оберегает людей от кошмарных снов и от бессонницы. Но мой старший сын считает, что ещё она помогает от комаров. Будут и бубласы: волшебные растения, которые прорастают там, где упали слёзы человека. Бублас – это глаз на стебельке с листочками, который может плакать, а слёзы его – лечебные. Чтобы получить их, можно растрогать цветок, как это сделает Бася. Есть и отрицательные герои – гласпии. Злые существа, которые могут вырасти до размера многоэтажного дома. Они растаптывают людей, машины, дома, крушат всё, что видят. Перед их появлением повсюду гаснет свет.

Многие очень ждут книгу, часто спрашивают, когда она выйдет. Я понимаю, что уже затянула, но слишком много хочу охватить. Уверена, она выйдет в 2019 году. Муж обычно помогает мне с электронным макетом, первую книгу он очень хорошо сделал. Тираж практически раскуплен, она вошла в пятёрку самых читаемых детских книг 2017 года по версии детских библиотек.

Дети тоже помогают мне, делают подсказки. Вообще, первым «редактором» моей книги был сын Женя, он учился во 2-м классе, и я читала ему рукописи вслух, а он делал замечания. А младший Ян знает всё о пигласах, в свои 2 года он уже рассказывал о них. И сейчас в детском саду рассказывает, говорит даже, что видит пигласа. Знаете, наверное, это хорошо, потому что мы должны верить в чудо. И фантазию в детях нужно развивать. Пускай они верят в добрых героев.

– Не боитесь, что из-за такой веры в чудо дети могут быть не поняты и не приняты сверстниками?

– Пока такого не было. Наоборот, все друзья их очень поддерживают и что-то перенимают у них. У Жени все в классе знают, что его мама Надя Бука – писательница, что у неё есть Пиглас. Часто просят наклеечку с Пигласом или спрашивают: «Когда твоя мама продолжение напишет?» Мой сын учит их добру, это здорово. Он как сказочник в классе, а любая сказка – это борьба добра со злом, и добро всегда побеждает.

– Знаю, что вы делаете майки с изображением пигласов. Не думали о себе как о дизайнере одежды?

– Если бы я умела шить!.. Но пока – увы... В перспективе я бы очень хотела сделать принт для ткани. Идей много, и я верю, что все они осуществятся. Эрих Мария Ремарк сказал: «Невозможно запереть ветер». Это я, меня не удержать.

Виталина БАНДАРОВИЧ

Фото: Гена БУКА, Дониель ВЕРНЕР СТРЁМ

 

Выбар рэдакцыі

Грамадства

Як сучасныя палешукі рыхтуюцца да свята Уваскрэсення Хрыстовага

Як сучасныя палешукі рыхтуюцца да свята Уваскрэсення Хрыстовага

Аўтар «Звязды» расказвае на прыкладзе сваёй сям'і.

Культура

ЗЕНА: Ад сцэны не стамляюся!

ЗЕНА: Ад сцэны не стамляюся!

Графік у артысткі вельмі насычаны.

Грамадства

Звыклыя выключнасці. Ці можна зразумець «лічбавае племя»?

Звыклыя выключнасці. Ці можна зразумець «лічбавае племя»?

Даследаванне «Пакаленне «Z» у пытаннях і адказах» было прадстаўлена падчас навуковага стэндапа, арганізаванага для навучэнцаў профільных педагагічных класаў у БДПУ.

Грамадства

Ежа ці сімвал? Самы час зацікавіцца роспісам яек

Ежа ці сімвал? Самы час зацікавіцца роспісам яек

Карэспандэнт «Звязды» схадзіла на майстар-клас па стварэнні «пісанак».